Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» Украина избавляется от тела Порошенко Киев вразвес и на вынос В одном шаге до начала мировой торговой войны
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Как обвал рубля подорвал продовольственную безопасность России

Рост цен на продукты в 2014 году многократно превысил инфляцию из-за рекордной девальвации рубля. Какие товары дорожают галопирующими темпами? Кто усугубляет ситуацию на рынке? Как все это отразится на кошельках и умонастроениях граждан?

Цены растут быстрее зарплат и инфляции

Рост цен на продукты опережает инфляцию, об этом свидетельствуют даже традиционно сдержанные оценки Росстата. На конец ноября 2014 года инфляция в годовом выражении составила 9,1%, тогда как средняя стоимость минимального набора продуктов с января по ноябрь увеличилась на 9,8%, по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. Интересно, что в мае, еще до всяких продовольственных санкций, тот же Росстат оценил этот показатель гораздо выше, в 17%.

Отвечающий за мониторинг цен вице-премьер Аркадий Дворкович признал, что его продовольственная корзина за 9 месяцев 2014 года подорожала на 15–20%. В сетевой рознице продукты в текущем году выросли в цене на 20–25%, сообщил исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), объединяющей крупнейших ретейлеров страны, Андрей Карпов. Цены на молоко с начала года выросли на 11,3%, сливочное масло – 12,5%, сыр – 13,3%, отметил заместитель исполнительного директора Российского союза предприятий молочной отрасли Евгений Купляускас.

На сегодня, по данным ВЦИОМ, россиянин тратит на еду в среднем около 35% месячного дохода. По другим оценкам, средняя российская семья из четырех человек уже в октябре тратила на питание 50–74% дохода. Таких семей в стране – 41%. Еще у 30% на продукты уходило 25–49% доходов.

Вице-премьер Ольга Голодец в начале декабря сообщила, что у 15,7 млн человек (т. е. у 11% населения) месячный доход не превышает 7915 руб. – это меньше, чем прожиточный минимум в 8192 руб.,установленный со II квартала 2014 года. И число бедных будет расти «из-за инфляции и других негативных экономических процессов, происходящих в стране», предупредила вице-премьер.

Похоже, дело не в санкциях

Одной из основных причин роста цен называют объявленный в августе запрет на импорт продовольствия. Однако продукты, как уже было сказано, начали дорожать еще с начала года, причем вовсе не какие-нибудь экзотические, а самые насущные. Так, по данным Росстата, с января по апрель картофель подорожал более чем на 40%, лук – почти на 48%, а капуста – более чем на 70%, что гораздо больше обычного сезонного роста. Тогда в качестве причин называли тарифы естественных монополий, рост цен на ГСМ и падение рубля.

Среди рекордсменов нынешнего подорожания – исконно российская гречка, цена на которую, по сравнению с декабрем прошлого года, повысилась почти на 50%. Никаких предпосылок для этого нет, поскольку урожай этого года стал рекордным за последние пять лет, кроме того, оставались еще прошлогодние запасы, заявил министр сельского хозяйства Николай Федоров. Птица и свинина подорожали гораздо меньше – на 25% и 27%. По мнению главы Минсельхоза, это подорожание можно счесть «компенсацией падения цен, которое наблюдалось в 2012–2013 годах».

Помимо причин, которыми оправдывали рост цен весной, сегодня говорится также о сговоре на продовольственном рынке и алчности ретейлеров.

«Оптовые цены не повышались, а рыночные "зашкаливают" и на 20, и на 30%. С этим нужно бороться. В первую очередь надо контролировать торговые сети, которые получают прибыль в 100 и 200%», – считает глава комитета Госдумы по аграрным вопросам Николай Панков.

При этом ретейлеры, с одной стороны, предпочитают более дешевых поставщиков, с другой – затрудняют доступ к рынку отечественным производителям. «Большинство крупных торговых площадок имеют иностранных инвесторов и не заинтересованы продвигать продукцию отечественного производителя, – отмечает председатель Всероссийской политической партии «Аграрная партия России» (АПР) Ольга Башмачникова. – Доступ на рынок демпинговой продукции из-за рубежа – Египет, Турция, – по сути, обвалил цены и наши кооперативные производители стали сетям не интересны. Значит, помимо прочего государство должно принимать решения, регулирующие возможность создания такого демпинга».

«Сегодня, говоря о росте цен на продовольствие, о необходимости возрождения российского аграрного сектора, необходимо, на мой взгляд, в первую очередь избавиться от диктатуры сетей, – считает председатель Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков. – Без этого любые ограничения на импорт и попытки поддержать отечественного сельхозпроизводителя не сработают даже наполовину. Потому что только при социализме все зависело от производства, в рыночной же экономике на первом месте – система сбыта. Кто ее контролирует, тот контролирует страну».

Кроме того, высказываются и совсем уж смелые предположения, что подорожание продуктов может быть использовано в качестве альтернативного средства для уменьшения дефицита бюджета, ведь из-за падения нефтяных цен и ВВП он недополучит порядка 300 млрд долларов.

Цены на хлеб

Еще более тревожным симптомом, чем подорожавшая гречка, может стать рост цен на хлеб – примерно на 10%. Поставщики начали предупреждать об этом ретейлеров еще в октябре, ссылаясь на подорожание муки, зерна, сахара, зарубежного сырья, упаковочных материалов и увеличение транспортных расходов. Мука с начала года подорожала на 19%, а зерно – на целых 70%, признал глава Минсельхоза, отметив, что объективных причин для этого тоже нет. Урожай в этом году был одним из самых высоких за последнее время и больше чем на 100 млн тонн превысил прошлогодний.

Главной причиной роста цен на зерно называют падение рубля. Сегодня компаниям гораздо выгоднее экспортировать зерно за валюту, чем продавать его на внутреннем рынке за рубли. Средние рыночные цены за зерно на конец ноября составляли 9,9 тыс. руб. за тонну пшеницы 3-го класса. Минсельхоз закупал зерно в государственный интервенционный фонд по 6,4 тыс. руб. за тонну мягкой пшеницы 3-го класса и лишь в декабре повысил закупочную цену до 10,1 тыс. руб. за тонну. Но все равно она почти в разы меньше экспортной, которая составляет порядка 255 долларов за тонну.

По данным «Русагротранса», экспорт зерна из России с июля по ноябрь 2014 года составил 18,3 млн тонн – это на 30% выше, чем за аналогичный период 2013 года. Закупки же в госфонд, который используется для стабилизации цен на рынке, в этом году, наоборот, значительно меньше: порядка 280 тыс. тонн против 466 тыс. тонн годом ранее.

Даже после повышения цен производители не спешат продавать зерно государству. Им выгоднее если уж не экспортировать зерно, то продать его мукомолам и производителям комбикорма: они платят больше Минсельхоза, 11–12,5 тыс. руб. за тонну зерна 3-го класса, отмечает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.

При этом основные поставки российского зерна традиционным импортерам осуществляются по контрактам, подписанным с офшорными зонами и европейскими странами. «Это говорит о том, что наш бюджет не получает от экспорта зерна тех денег, что должен», – заявляет руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт. Ограничивать экспорт Минсельхоз не намерен, однако Россельхознадзор получил указание выдавать фитосанитарные сертификаты только на поставки зерна в Турцию, Египет, Армению и Индию. Вообще же российское зерно экспортируется в 50 стран мира. Национальная ассоциация экспортеров сельскохозяйственной продукции заявляет, что нынешние действия Россельхознадзора являются скрытой формой государственного регулирования поставок зерна.

Чтобы ограничить рост цен на хлеб, правительство в будущем может вывести на рынок часть зерна из госфонда. Товарные и закупочные интервенции проводит Объединенная зерновая компания (ОЗК), она же отвечает и за сохранность зерна государственного интервенционного фонда. Уже несколько лет в правительстве звучат предложения о полной приватизации этой компании. В 2012 году блокирующий пакет в 50% плюс одна голосующая акция приобрела группа «Сумма» Зиявудина Магомедова. Контрольным пакетом ОЗК пока владеет государство, но в ближайшие два года планируется продать и оставшуюся госдолю. Примечательно, что почти сразу после частичной приватизации компании ее кредиторская задолженность резко выросла, составив в конце 2012 года 209% к уровню 2011 года. «Такое резкое ухудшение финансовых результатов в преддверии приватизации компании в 2014–2016 годах, безусловно, вызывает ряд вопросов», – заявил по итогам проверки компании аудитор Счетной палаты. Минсельхоз выступает против дальнейшей приватизации ОЗК, считая необходимым сохранять на зерновом рынке контроль государства в разумных пределах.

Все из-за рубля

Главной причиной всеобщего подорожания называют все же падение рубля. Причем падает он столь стремительно, что поставщики продовольствия намерены корректировать свои цены каждую неделю, а не раз в полтора месяца, как было принято до сих пор. Отраслевые союзы обратились к Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) с просьбой снизить срок рассмотрения запроса на повышение цен на продукты с 45 до семи дней. Из-за девальвации рубля поставщикам выгоднее заплатить 15%-й штраф за непоставку товаров, чем продавать их по старым ценам, так что некоторые компании уже приостановили отгрузку товаров. Среди них не только поставщики импортируемых чая и кофе, но и крупнейший отечественный производитель соков «Сады Придонья». В себестоимости его продукции на российское сырье приходится лишь 50%, остальная половина – импортные фрукты. Расходы на оборудование и упаковку также номинированы в иностранной валюте.

«Цены растут и на российское сырье, так как они ориентируются на мировые цены, номинированные в долларах. Так, российская треска подорожала с 90 рублей до 150 рублей», – отмечает глава Рыбного союза Сергей Гудков.

Что же касается импортного продовольствия, то тут рост цен тем более неизбежен. При этом, по данным Росстата, даже товарами, критически необходимыми, с точки зрения продовольственной безопасности, Россия может обеспечить себя лишь частично:
– картофелем на 97,7%;
– мясом и мясопродуктами (в пересчете на мясо) на 79%;
– рыбной продукцией на 78,2%;
– молоком и молочными продуктами (в пересчете на молоко) на 76,8%.

Чтобы нарастить собственное производство, необходима комплексная и планомерная поддержка, причем в течение не одного года. В частности, по мнению Счетной палаты, надо субсидировать аграриям ставки по кредитам, за счет которых реализуются проекты по созданию новых производств, центров переработки, хранения и доставки продовольствия. Минсельхоз предлагал в ближайшие шесть лет дополнительно выделять на развитие сельского хозяйства порядка 106 млрд руб. в год. Однако бюджетом предусмотрены только дополнительные суммы 4,4 млрд руб. в 2015 году и 1,8 млрд руб. – в 2016 году.

Тем не менее Минсельхоз совсем недавно успокаивал, что, например, заместить весь импорт мяса и мясопродуктов «при сохранении действующей госпрограммы и в случае успешной реализации уже принятых к субсидированию инвестпроектов» отечественные производители смогут в течение двух-трех лет. В декабре ведомство направило в регионы дополнительно 20 млрд руб. на субсидирование процентной ставки по более чем 8,6 тыс. инвестпроектов, сообщил Николай Федоров. Однако после того как Центробанк поднял ключевую ставку рефинансирования с 10,5 до 17%, все эти прогнозы оказываются под вопросом.

Средства на погашение повышенных процентных ставок по кредитам госпрограммой не предусмотрены, поскольку никто не предполагал столь резкого повышения, пояснил глава Минсельхоза.

Чтобы принимать какие-то дальнейшие решения, надо добиться изменения бюджета, сказал министр, признав, что при таком ухудшении состояния экономики выполнение госпрограмм и замещение импорта в ближайшие 2–3 года может стать невозможным. Для ключевых секторов государство должно выделить ресурсы по заведомо низкой ставке. «Это единственный выход для поддержания реального сектора», – считает председатель правления Союзмолока Андрей Даниленко.

Годовой мораторий на импорт продовольствия при умелой государственной аграрной политике мог бы стать шансом для развития отечественного сельского хозяйства. Однако в создавшихся условиях это вряд ли возможно. «На текущий момент действия государства носят точечный и скорее антикризисный, нежели стимулирующий характер, имея целью не допустить негативных последствий от введения запрета», – отмечает старший советник «Кесарев Консалтинг» Юрий Панасик.

Прогнозы и опасения

Никаких структурных изменений в экономике нет и не предвидится. Зависимость от импорта остается весьма существенной: мы закупаем за валюту около 60% продукции машиностроения, 35–45% продуктов питания, порядка 85% непищевого ширпотреба. Так что каких-либо предпосылок для снижения цен не просматривается.

По данным опросов ВЦИОМ, около половины россиян полагают, что экономическая ситуация будет ухудшаться, 77% граждан намерены экономить, около 60% опрошенных не уверены в завтрашнем дне. Правда, 50% граждан считают, что сейчас «жить трудно, но можно терпеть». В этом они, похоже, согласны с российским президентом, который поясняет, что высокая потребительская инфляция в России носит временный характер, а рост цен на продукты вызван объективными причинами: ограничением импорта продовольствия и изменением курса национальной валюты в связи со снижением цен на энергоресурсы.

«У нас есть хорошие перспективы, чтобы переломить ценовую ситуацию на продовольственном рынке и рынках других важных потребительских товаров. Должна повлиять на это и стабилизация курса рубля, и, конечно, развитие импортозамещения, диверсификация поставок», – заверяет министр экономического развития Алексей Улюкаев.

По его мнению, продовольственная инфляция начнет снижаться со II квартала следующего года и к концу 2015 года составит не больше 10%.

Участники же рынка уверены, что в начале года продукты подорожают в среднем еще на 15%, причем не только импортные, но и отечественные, и не только в премиум-сегменте, но и в экономсегменте. Впрочем, более высокий рост цен будет наблюдаться все же «по дорогим продуктам питания, по мясу, колбасам», а резкого скачка цен на рынке продовольствия в целом не предвидится, считает директор Центра анализа рынков и ценообразования ЭФ МГУ д.э.н., профессор Валентина Герасименко.

Галина Яшина

Просмотров: 1448
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Жрецы с технологиями пришельцев Что мы празднуем на Новый год? Заметки о дохристианской истории Руси О Руси, Московии, Тартарии, а также слове „Китай” согласно карте Ортелия 1562 года Банный домовой Ленд-лиз: только факты