Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Как либералы продавали Россию: «Крыса съест три зернышка, миллион провоняет» Что сделает Россия с остатками Украины. И почему Яценюк метит в «фюреры» Мат в Алеппо
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Как российские чиновники будут жить без достижений западной цивилизации

Российские чиновники, государственные и муниципальные, которых уже высадили на «патриотическое» продуктовое меню, вскоре могут остаться без прочих западных достижений. Их могут лишить айфонов и смартфонов, заставить пересесть на «Лады-Калины» и китайские автомобили. В общем, сделают ближе к народу. Гораздо серьезнее то, что Россия может полностью отказаться (в госсфере) от использования импортного программного обеспечения, а в оборонке – от импортных станков.

Российские ведомства соревнуются в своеобразном виде спорта – «прикладном патриотизме». Его правила просты: кто придумает мощнейшую «антисанкцию» в ответ на западные санкции, тот и победил. Пальма первенства тут, конечно, принадлежит Роспотребнадзору: санитарное ведомство повергло отечественный «креативный класс» в жесточайшие муки абстиненции, лишив его столь любимых устриц, хамона, пармезана и польских яблок.

ВОПРОС НА 4,9 МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ

Но и другим ведомствам также не терпится нанести свой ответный удар. И вот уже Совет Федерации всерьез обсуждает и выносит на повестку дня законодательный запрет для всех госорганов на использование импортного программного обеспечения, или, говоря по-русски, софта. То есть прощай Windows, Google, Linux, а также Opera и особо любимые «креативным классом» разработки культовой корпорации Apple.

Эксперты в один голос твердят: конечно, в перспективе это приведет к небывалому расцвету российского сегмента IT, но до тех пор ведомства – а значит, и контролируемые ими сферы – ждет нечто похуже «апокалипсиса-2000». Тогда отключения серверов только ждали, в случае же принятия Совфедом соответствующего решения это станет реальностью. Поскольку о полноценном отечественном софте до сей поры никто не слышал (хотя, возможно, РВСН, космические войска и подводники используют нечто подобное, об этом упоминалось), то ведомствам придется перейти на полностью бумажный оборот. Это не только резко сократит площадь лесов в России, но и замедлит работу и без того вялой бюрократии в какое-то не поддающееся подсчету число раз. Ожидание справки из областного архива в течение пяти месяцев вполне может из кошмарного воспоминания стать суровой реальностью.

Как отмечено в документе Совфеда, «в случае отсутствия российских аналогов» ведомства все же смогут приобрести иностранное ПО, однако от них потребуются объяснения критериев выбора модели софта. Объясните, товарищи, компетентной комиссии, почему вы выбираете Google, а не что-то иное? Нет ли тут места конфликту интересов, а то и коррупции? Помимо прочего, во время продления лицензии уже установленного иностранного софта любое ведомство сможет получить новый сертификат только при отсутствии российских аналогов.

СФ милостиво разъяснил, что такое «российский аналог». Софт признается российским в случае, если компания, владеющая продуктом (не программкой или приложеньицем, а всем цельным пакетом! – Ред.), держит контрольный пакет акций у российских бенефициаров. Кроме того, сумма отчислений правообладателям других государств (за исключением членов Таможенного союза) не должна превышать 30 % выручки.

За небывалой инициативой Совфеда явно заметны лоббистские усилия ведомства самого молодого и быстрого на решения российского министра – Минкомсвязи. Еще раньше Николай Никифоров предлагал создать такой специальный фонд для российских программистов, куда будет отчисляться до 10 % от продаж лицензионного софта отечественных и зарубежных производителей. Фонд универсального ПО, по мысли чиновников Минкомсвязи, работал бы по аналогии с Фондом универсальной услуги связи, куда в настоящее время отчисляется 1,2 % от выручки операторов. Тогда же, в конце 2013-го, министр связи Никифоров говорил о необходимости создания подобия трудовой армии российских программистов числом в миллион человек, которая смогла бы обеспечить конкурентоспособность России в сфере IT.

Кстати, вопрос, который сейчас Минкомсвязи, очевидно, протаскивает через Совет Федерации (там нет специалистов по IT, зато знают, каким должен быть подлинно патриотический законопроект), не копеечный. По данным 2013 года, объем рынка программного обеспечения в России достиг 4,9 млрд долларов, из которых 80 % заняло зарубежное ПО. Например, по данным прошлого года, самой востребованной у госструктур (данные Национальной ассоциации участников электронной торговли) была продукция компании Microsoft. Объем закупок составил тогда 11,34 млрд рублей.

Так что если законопроект пройдет Совфед и будет подписан президентом, в руки армии программистов Никифорова упадет сегмент рынка на пять миллиардов долларов. Надо думать, при таком раскладе приемлемое отечественное ПО (честно переписанное и чуть-чуть подработанное импортное) появится на рынке в течение нескольких месяцев. Все равно никто, кроме корчащихся сейчас от «устричной ломки» креаклов, схожести, скажем так, зарубежной и отечественной интеллектуальной собственности не заметит. Уж точно не госведомства, которым, простите, надо работать, а не бесконечно переставлять программы на компьютерах.

НА «КИТАЙЦЕ» ВМЕСТО «ЛЕКСУСА»

Сразу после того, как глава правительства Дмитрий Медведев заявил, что российские власти рассматривают возможность введения новых мер по защите автопрома (он озвучил это после введения запрета на ввоз в Россию ряда продуктов из США, Евросоюза, Канады, Австралии и Норвегии. – Ред.), свой ход сделали российские автомобильные дилеры. Они предложили правительству запретить для государственных служб покупку любых иномарок, даже собранных на российских заводах.

Такое, довольно неожиданное (для продавцов) предложение эксперты рынка объяснили тем, что это – форвардное решение. Дилеры сделали свой ход, не дожидаясь решений правительства и Минпромторга, ориентируясь на «контрсанкции» в отношении сельхозпродукции и продуктового рынка. Логика здесь такова: лучше выдвинуть свою идею, чем неожиданно получить пачку распоряжений сверху, которые заставят разрывать контракты, выплачивать неустойки, резко сбрасывать цены. А то и заводы во Всеволожске, Ижевске или Калуге приостанавливать.

Дилеры в целом – против любых ограничений бизнеса и санкций, но «если из-за политики они неизбежны, то нужно придумать наиболее безболезненный вариант». Таким вариантом автопродавцам представляется пересадка чиновников на корейские, китайские или отечественные автомобили. А что? Выбор достаточно широк – от вполне тянущих на бизнес-класс «Хёндэ» или новых «Волг» до собственных «Калин» и «Грант», резкий рост выпуска которых принесет счастье в Самару, Тольятти, Грозный и другие города, где производятся комплектующие и запчасти для этих моделей. Впрочем, такого рода предложения вполне могут оказаться не чем иным, как попыткой – под санкции – расширить сегмент продаж корейских и китайских авто.

«Контрсанкции» в автопроме все же грянули, хотя и не так всеобъемлюще, как того ожидали автодилеры: Медведев подписал постановление, запрещающее закупать для государственных и муниципальных нужд автомобили иностранного производства. «На приобретение товаров и услуг из федерального бюджета выделяются колоссальные средства, и, конечно, исходя из общих соображений, лучше, когда они достаются отечественным компаниям, а не иностранным производителям», заявил глава правительства на совещании с вице-премьерами.

Но собранные в России «Форды», «БМВ», «Фольксвагены», «КИА», «Тойоты» оказались пока за пределами этого постановления, так что заявление премьера можно считать не вполне корректным: общеизвестно, что в России производят только «отверточную сборку» всех этих марок, посему – средства федерального бюджета все же к западному производителю попадают. Впрочем, эксперты рынка уверены: чиновники совместно с дилерами найдут простой способ обойти запреты правительства – любые иномарки ведомства смогут взять у тех же поставщиков в аренду или лизинг.

Продажи легковых автомобилей и легкого коммерческого транспорта в России за, например, июль упали на 23 % по сравнению с тем же месяцем прошлого года – до 180,7 тыс. машин, свидетельствуют опубликованные 8 августа данные Ассоциации европейского бизнеса. За первые восемь месяцев 2014 года спрос на легковые автомобили упал на 10 % к январю – июлю 2013 года – до 1,41 млн единиц.

Дмитрий Медведев, подписав соответствующее постановление, исполнил давнюю мечту Минпромторга. Это ведомство еще до введения санкций последовательно выступало против закупки иномарок для госведомств. Так, оно пыталось провести через законодателей запрет на покупку автомобилей, выпущенных за границей «для государственных и муниципальных нужд». Согласно проекту Минпромторга, такие покупки были бы возможны только для машин, произведенных на территории России и Белоруссии. Правда, с важной поправкой: «за исключением товаров и их аналогов, производство которых отсутствует на территории РФ и РБ». То есть любимые чиновниками машины представительского класса – а их у нас не собирают – остались бы доступными для тендера.

Как объясняли составители проекта, они исходили из протекционистских позиций на фоне вступления России в ВТО одновременно с целью защиты инвестиций тех компаний, которые построили в России свои заводы. «Эта мера прекрасно себя зарекомендовала во многих странах мира. Почти все ведущие экономики мира, имеющие собственное производство соответствующих товаров, прибегают к этому инструменту. Причем необходимо подчеркнуть, что существуют не только экономические причины для такой меры, но и определенные обязательства государства перед теми производителями, которые поверили в российский рынок и пошли по пути строительства на территории Российской Федерации своих предприятий с постоянным повышением уровня локализации производства. А потому государство обязано защитить их инвестиции, в том числе посредством их допуска к участию в государственных и муниципальных закупках».

ТЕЛЕФОНЫ С ДВУГЛАВЫМ ОРЛОМ

По сведениям «Совершенно секретно», в последний месяц в правительстве рассматривают вопрос о введении еще одной, как выразился бы глава администрации президента Сергей Иванов, «асимметричной» контрсанкции. Речь идет об отказе государственных и муниципальных служащих от привычных айфонов и смартфонов. Вместо этого в качестве служебного телефона (обычно у чиновника 2–3 трубки. – Ред.) им предложат некую отечественную разработку, возможно, разрекламированный в прошлом году Дмитрием Медведевым и Сергеем Чемезовым YotaPhone.

Презентация этого «чудо-телефона» совпала с разработкой в Совете Федерации закона, который бы или вовсе запретил чиновникам и депутатам использовать мобильные телефоны иностранного производства, или обязал власть имущих «перепрошить» свои гаджеты во избежание утечки информации. Тогда сенаторы обещали, что для выработки решения по усовершенствованию безопасности служебных смартфонов чиновников будет создана рабочая группа из законодателей и экспертов. Например, член верхней палаты Руслан Гаттаров говорил, что «для служебных нужд айфон не подходит – на нем достаточно уязвимая система с точки зрения безопасности. У спецслужб есть телефоны, которые зашифровывают трафик, и они ими пользуются.

Нужно и на служебную информацию накладывать определенные ограничения. Для этого, во первых, нужно определить безопасные трубки. Боюсь, тогда придется запретить все смартфоны. Я не знаю безопасных смартфонов. Может, им станет новое российское устройство YotaPhone». Чем тогда завершилась работа экспертов Совфеда, неизвестно до сих пор, однако специалисты говорят, что технически возможно защитить и существующие на рынке гаджеты. По их оценкам, есть программные средства, которые обеспечат отдельную защиту файлов и документооборота в целом, причем уже давно. Сравнительно недавно появились средства защиты голосовой информации (кодированием и пакетной передачей).

Что касается самого YotaPhone, то эта разработка ГК «Ростех» не может быть названа полностью отечественной: сам Чемезов признал, что в контуре сборки используются детали иностранного (азиатского) производства. В конце прошлого года смартфон начал неплохо продаваться и за границей, причем в двух моделях сразу. Однако введение антироссийских санкций прервало кампанию продаж, так что теперь, по данным источников «Совершенно секретно», в правительственных кругах возродилась идея по переводу чиновников на эти трубки. В этом случае их будут массово закупать и раздавать госслужащим для рабочего использования.

УПРАВЛЕНИЕ СО СТОРОНЫ

Минпромторг по творческой мысли в вопросе «а чего бы еще такого запретить?» опережает подавляющее большинство ведомств. Так, решено подготовить соответствующее постановление, которое наложит запрет на ввоз в Россию импортных станков с ЧПУ с 2016 года. Какой ущерб это нанесет промышленности, даже сложно представить: все операции сложнее сверления производятся именно компьютеризированными станками. Седоусый токарь в синем берете, который, прищурившись у шпинделя, дает точность в 1/10 микрона, остался только в советском фольклоре. Правда, речь идет об «экспортном контроле» станков с ЧПУ не для всех предприятий, а исключительно для оборонщиков.

В документе сказано, что все оборудование с ЧПУ может управляться со стороны. И тут фантазия чиновников включилась на полную скорость: ведь получается, что станок, подключенный через Интернет по закрытой линии к предприятию-производителю, окажется электронным промышленным шпионом. Помимо этого, станок – не смартфон, его проверить очень сложно, а «напихать» в компьютерную часть махины величиной с трехэтажный дом можно что угодно.

В ЧПУ, например, можно специально внести нужную ошибку, которая по желанию производителя сможет организовать сбой после того, как ее доставили к заказчику. Или просто в определенный, заранее заложенный день, остановить станок. Или начать работать с браком, ошибками. Минусом выступает и тот факт, что, используя ЧПУ, можно контролировать местонахождение оборудования двойного назначения. Так как сейчас невозможно полностью отказаться от импортного продукта, пояснили в Минпромторге, министерство планирует ввести запрет на ввоз любого оборудования с ЧПУ именно с 2016 года. Такая отсрочка хорошо простимулирует пробную эксплуатацию и апробацию собственных станков с ЧПУ на предприятиях оборонки в течение ближайших двух лет. Наверняка не обойдется и без поддержки азиатских партнеров, которые поставляют комплектующие для российских станков.

В целом такая мера, как разумные контрсанкции, может вдохнуть жизнь в некоторые отмирающие отрасли и дать работу людям, новую жизнь моногородам, толкнет вперед научные разработки для промышленности. Но все это в том случае, если страны ЕС и США продержат режим санкций долго, не менее нескольких лет. Как тогда будет выглядеть российская экономика, особенно при сниженных ценах на нефть, сказать трудно.

Просмотров: 1269
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Герб и символы Беловодья Древние истоки Руси Великая Тартария и прозападная Московия Этимология Руси Ни один телеканал в России не сообщил о победе российского спецназа в США Коловрат символ Солнца