Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Что сделает Россия с остатками Украины. И почему Ядерный чемоданчик для Порошенко 25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины «На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Как сирийская нефть уходит в Турцию

Тема совместного нефтяного бизнеса ДАИШ («Исламское государство», запрещенная в РФ организация) с его главным региональным партнером в лице Турции традиционно пользуется стабильным спросом у журналистов и политических обозревателей. Однако активное обсуждение данной проблемы долгое время не могло перейти из количественного измерения в качественное.

Подавляющая часть материалов, посвященных нефтяному бизнесу ДАИШ, сводилась к констатации общеизвестных фактов: торговля нефтью приносит исламистам колоссальный доход, основной рынок сбыта нефтепродуктов находится в Турции, и семья Эрдогана лично контролирует этот бизнес. Фактологическая база, как многие могли заметить, крайне скудная.

Однако на днях родное Министерство обороны в полной мере удовлетворило интерес всех неравнодушных и вынесло на суд мировой общественности массив доказательств наличия тесных связей между ДАИШ и Турцией. В частности, на брифинге МО были представлены схемы основных маршрутов транспортировки нефти через турецко-сирийскую границу, спутниковые снимки скопления «бензовозов» в приграничных районах и видеосвидетельства беспрепятственного прохода «нефтяных караванов» через турецкие КПП.

Но, несмотря на крайнюю информативность доклада Министерства обороны и обещание Анатолия Антонова выступить в ближайшее время с новой порцией разоблачений, многие вопросы по теме нефтяного бизнеса террористической группировки остались без ответов. На основании расследований Financial Times, Buzzfeed и ряда турецких журналистов попробуем восполнить пробел.

Народный бизнес

Основной массив комментариев в социальных сетях и блогосфере указывает на то, что нефтяной бизнес ДАИШ в представлении интернет-пользователей выглядит как нечто примитивное и архаичное, сродни торговли парфюмами и джинсами китайского производства. Мол, есть нефтедобывающая станция, от нее труба тянется за бугор, так нефть и уходит. В крайнем случае говорится о том, что от вышки за границу идут караваны бензовозов с неприятными, бородатыми и дурно пахнущими шоферами.

Карта нефтяного бизнеса ИГ

Карта нефтяного бизнеса ИГ

В действительности нефтяной бизнес организации — это работа крупной и четко структурированной корпорации, на которую трудятся десятки (!) тысяч человек. ДАИШ в состоянии предложить своему покупателю нефть разных сортов и разного качества. В «корзине предложений» также наличествуют продукты нефтепереработки.

Помимо прочего террористическая группировка имеет несколько крупных рынков сбыта, причем как внешних, так и внутренних. Система транспортировки нефтепродуктов уже давно независима от трубопроводов, и на сегодняшний день на захваченных территориях имеются десятки транспортных маршрутов.

На территориях, которые контролируют боевики ДАИШ, каждые сутки добывается примерно 35-40 тыс. баррелей нефти, из которых около 30 тыс. приходится на месторождения в восточных сирийских провинциях (Ракка-Дейр-эз-Зор). Средняя стоимость барреля гуляет в районе 15-45 долларов. Цена зависит от месторождения (качества нефти), конечного покупателя и текущей стоимости на мировом рынке. Ориентировочная суммарная прибыль от продажи нефти оценивается в 1-1,2 млн долларов за сутки. В прошлом году – 2,5-3,8 млн долларов.

Вопреки расхожему заблуждению, во всем процессе торговли нефтепродуктами ДАИШ в основном осуществляет лишь контроль над месторождениями. Транспортировкой и сбытом занимаются преимущественно местные предприимчивые жители.

Отгрузка нефти местным «трейдерам» происходит непосредственно на нефтерождениях. Исламисты обеспечивают безопасность, организацию отгрузки, ведут «бухгалтерию» и «стригут» прибыль. «Покупатели», отстояв свою очередь, заправляются под завязку и отправляются в свои точки сбыта. В данном случае существует несколько вариантов продажи нефти.

1. Продажа нефти крупным «оптовикам», которые в дальнейшем сбывают ее партиями либо на «оптовых рынках» (их только в Сирии более 10), либо «транзитерам», которые переправляют ее за границу;

2. Продажа нефти нефтеперерабатывающим предприятиям, которые в дальнейшем продают уже готовый продукт. С крупными НПЗ, как правило, работают либо представители влиятельных кланов и племен, либо сами исламисты, так как данный вид реализации нефти приносит наибольшую прибыль;

3. Продажа нефти представителям мелкого и среднего бизнеса, которые в своем активе имеют кустарную нефтеперерабатывающую станцию. Как правило, подобный бизнес связан с мини АЗС, которые в современных реалиях пользуются большой популярностью;

4. Существенная доля закупок нефти с месторождений осуществляется представителями крупного и среднего бизнеса, которые для этих целей держат при себе свой автомобильный парк.

Таким образом, ДАИШ в своей нефтяной корпорации выступает в качестве владельца месторождений, продавая нефть тысячам местных «трейдеров», которые выполняют функцию перевозчиков. Сложно сказать, почему исламисты попросту не «национализировали» весь «логистический бизнес», поставив под свой контроль армию «трейдеров» с личным транспортом.

Однако можно предположить, что от столь радикальных мер они отказалась ради сохранения баланса интересов всех фракций группировки: местных кланов, племенных групп и бизнес элит. Мы уже неоднократно отмечали, что сам факт успешной экспансии ДАИШ обусловлен не его боевым потенциалом, а заключением неформальных соглашений с влиятельными «людьми на местах»:

«ИГ попросту выдает местным элитам «ярлык на княжение», требуя взамен самую малость: принятие официальной присяги, введение новой налоговой системы, несколько мобилизационных мероприятий среди молодежи и интеграции местной промышленности в единую систему».

Судя по всему, между местными элитами и исламистами было заключено соглашение о разделе сфер влияния на нефтяном рынке: вторые контролируют добычу и выход нефти на рынок, а местный бизнес кормится с транспортировки и продажи нефти.

В некоторых сферах нефтяного бизнеса исламисты и местный бизнес попросту поделили «пакет акций». В частности, речь идет о нефтепереработке и реализации готового продукта. Приводим выдержку из расследования Financial Times:

«Существуют свидетельства того, что не так давно ИГ вернулось в нефтепереработку. По данным Financial Times, ИГ в последние месяцы приобрело пять производств (мобильные очистительные заводы). На заводах ИГ бывший владелец остается в качестве директора. Группировка поставляет нефть, забирая взамен весь мазут и разделяя с собственником доходы от реализации бензина. У ИГ также есть собственный парк бензовозов, которые осуществляют доставку нефти на принадлежащие «Исламскому государству» заводы и производства. Также ИГ имеет связи с сетями заправочных станций и остальными торговцами нефтепродуктами».

Исходя из всей имеющейся на сегодняшний день информации о нефтяном бизнесе ДАИШ, можно сделать вывод о том, что исламисты не являются монополистами.

Граница на замке

На брифинге нашего Министерства Обороны была презентована карта с нанесенными на нее транзитными коридорами, по которым сирийская нефть уходит в Турцию. Подобного рода информация эксклюзивной не является, однако Анатолий Антонов обещал в ближайшее время несколько обогатить фактологическую базу.

Можно предположить, что на следующем брифинге Министерства Обороны на обновленной карте транзита нефтепродуктов в сопровождении фотографий и видеороликов отгрузки и приема нефти появятся вполне конкретные населенные пункты на турецкой территории. Так же вполне вероятно, что в ходе следующего сеанса разоблачения будут названы основные узловые пункты транспортировки нефтепродуктов на северо-западе Сирии.

Находящаяся в открытом доступе информация о совместном нефтяном бизнесе ДАИШ и Турции позволяет сделать ряд предположений о том, что может быть озвучено на предстоящем брифинге МО. В частности, почти наверняка будет затронута тема контрабанды нефтепродуктов через турецко-сирийскую границу в районе провинций Идлиб и Алеппо.

Как уже упоминалось выше, нефтяные «трейдеры» имеют несколько вариантов сбыта нефти. Наиболее маржинальными являются либо поставка на крупные нефтеперерабатывающие предприятия, либо сбыт на «оптовых рынках» в приграничных районах, откуда нефть напрямую уходит в Турцию.

На сегодняшний день у исламистов имеется три узловых пункта для транспортировки нефти или нефтепродуктов в Турцию. Министерство Обороны их отметило на своей карте:

92e143aa05dc77a9671e14185e624d10

Один из основных маршрутов – это транспортировка в сирийскую провинцию Алеппо, откуда нефть по разным каналам уходит через несколько узловых населенных пунктов. Второй вариант – это прямая транспортировка в район курдского города Хасеке, где на «перевалочных станциях» заправляются местные курды или турки и отчаливают в пункты приема на территории Турции.

Третий маршрут – это отгрузка нефти для иракских потребителей, где как раз и пользуются популярностью кустарные АЗС. Объемы транзита исламистской нефти через территорию Иракского Курдистана в Турцию относительно других маршрутов достаточно скромны, так как добыча ДАИШ в Ираке оценивается в 3-6 тыс. баррелей за сутки, а сами иракские курды имеют свои крупные нефтерождения со стабильным рынком сбыта в Турции. Однако в Иракском Курдистане имеется налаженная система сбыта «левой» нефти, что привлекает многих «трейдеров».

У ДАИШ существует еще два рынка сбыта нефтепродуктов: Иордания и подконтрольные официальному Дамаску территории Сирии. Второе зачастую ставят в упрек режиму Башара Асада, услужливо обходя стороной основных покупателей сирийской нефти.

Летом и осенью прошлого года сам факт продажи «халифатской нефти» представителям сирийской власти для зарубежных дипломатов и журналистов послужил поводом для утверждения о том, что ДАИШ является проектом сирийских спецслужб.

Однако в качестве главного поставщика нефти официальному Дамаску выступает Тегеран. Так, Bloomberg утверждает, что «между Сирией и Ираном постоянно курсирует три танкера, вместимостью 1 млн баррелей нефти каждый». Так же идут поставки из России и Алжира. Конкретных данных по объемам нет.

Возвращаясь к проблеме контрабанды сирийской нефти в северо-западных провинциях страны, отметим, что в северных районах Идлиба и Алеппо для данных целей наличествует вся необходимая инфраструктура. Логистические центры расположены в городах Эль-Баб, Манбидж и Азаз, где успешно функционируют уже упомянутые выше «оптовые рынки». В три перечисленных узла свозится почти вся нефть с месторождений в восточных провинциях Сирии.

С «оптовых рынков» Эль-Баба, Манбиджа и Азаза нефтепродукты уходят в Турцию, в чем участвуют как турецкие «дальнобойщики», так и вторая волна «трейдеров». Первые банально загружаются под завязку и следуют в сторону пограничных КПП, откуда уже направляются к НПЗ (МО указало только одно, но их намного больше), либо к портам с нефтеналивными терминалами.

Турецкие бензовозы в Сирии

Турецкие бензовозы в Сирии

Вторые либо следуют за турецкими «дальнобойщиками», либо отгружают нефть на местные НПЗ (в том числе на крупнейший НПЗ под Джиср эш-Шугуром). Мелкие «трейдеры» занимаются оптом другого рода. В частности, завозят нефтепродукты в ряд населенных пунктов вдоль турецко-сирийской границы. Небольшие деревни и села по обе стороны границы между собой сообщаются через подземные «нефтепроводы» и «козьи тропы».

"Подземный транзит"

«Подземный транзит»

Еще до проведения ребрендинга ДАИШ, местные предприниматели выкопали траншеи (от 3 до 12 метров в глубину), куда были заложены гибкие канализационные трубы необходимого диаметра. Турецкий журналист Фахим Тастекин еще в начале 2014-ого года указывал на то, что почти все местные жители заняты в этом бизнесе, который приносит поистине колоссальный доход.

О масштабах контрабанды можно судить по количеству «подземных трубопроводов»: в районе только одного турецкого города Бесаслан функционирует не менее 200 «нефтяных артерий».

Таким образом, в самом процессе транспортировки сирийской нефти в Турцию участвует подавляющая часть мирного населения, которая проживает в районах «деловой активности» исламистов и турецких бизнесменов. Нефть и нефтепродукты Сирии уходят в Турцию, как через рядовых контрабандистов, так и через вполне официальные каналы, налаженные не без участия семьи Эрдогана.

О том, что происходит с сирийской нефтью в Турции, и как семья турецкого президента связана с этим бизнесом, речь пойдет в следующем материале.

Валентин Домогадский

Просмотров: 563
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Настоящая "правда" о русских варварах Князь Олег Вещий Такие народы, как татары, казахи и немцы - откуда они пошли? Русь изначальная или зачем европейцы врут? Снегурочка - дочь весны и холода Король Артур - Царь русской орды