Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Если завтра война: Россия сотрет армию Украины с лица земли Русский акцент в «плане Маршалла» для Украины США собрались давить Китай! Интересно, как они это сделают… Американские СМИ как инструмент развязывания войн
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Как вернуть нефтедоллары?

Законодательная власть предлагает сделать еще одну попытку возврата денег в Россию

В Совете Федерации обсуждается предложение сенаторов Юрия Бирюкова и Константина Добрынина объявить амнистию для капиталов, возвращающихся на родину с 1 января 2015 года. При этом авторы проекта «О порядке возврата активов в РФ», рассчитывают вернуть из-за рубежа за восемь месяцев до 250 миллиардов долларов.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что это лишь 10 процентов вывезенных за рубеж денежных средств. Однако анализ зарубежного опыта, к примеру – амнистий в Италии и Германии, показывает, что в условиях России ключевым «стимулом амнистии может явиться маленькая ставка налога на возвращенный капитал».

Авторы проекта оценивают зарубежные активы российского частного сектора в 2,5 триллиона долларов, что многократно превышает нынешние доходы бюджета.

При этом подавляющее большинство рядовых граждан инициатива наших законодателей, как обычно, касается лишь опосредовано. Амнистировать им попросту нечего, поскольку они уже два десятка лет перебиваются от зарплаты до зарплаты, а от того, что государство сумеет пополнить казну на несколько сотен миллионов или же миллиардов, им вообще-то ни тепло, ни холодно. Любая же попытка дать российскому бизнесу «отмашку» на возврат уведенных за бугор капиталов неизменно оборачивается «пшиком».

Так было и вскоре после дефолта 1998 года, и в разгар последовавшего после выборов Владимира Путина президентом оживления экономики. Первая официально признанная налоговая амнистия, проведенная в России в 1992 году, из-за гиперинфляции по сути даже не начиналась. Чуть позже, сразу после дефолта, о необходимости амнистии много говорили, но необходимость так и не обернулась реальностью. Вторая по счету «официальная» амнистия случилась в России только в 2007 году. Ее проводили на условиях «Отдай 13 процентов за все, и спи спокойно», и она оказалась чуть более удачной. Хотя фактически собранные тогда 140 миллионов долларов назвать сколь-нибудь достойным пополнением бюджета язык не поворачивается.

Нынешнее очередное предложение об экономической амнистии адресовано, разумеется, не олигархам. Но ведь и малый, и средний, и чуть более крупный бизнес зачастую «сваливает» за границу вовсе не потому, что у нас такие уж высокие налоги и другие официальные платежи. В большинстве развитых стран они в разы круче, чем в России. Зато в тех же оффшорах или просто по соседству с Россией – и в Казахстане, и в Беларуси, и в странах Прибалтики, и даже в Финляндии с Польшей - условия для ведения дела, как правило, намного комфортнее. Нет бюрократии, почти нет коррупции, нет пресловутых тендеров по казенным заказам, от которых у нас в стране воют просто все. При этом те же самые товары и услуги, востребованные в России, можно с таким же успехом реализовать из-за рубежа, даже с учетом дополнительной таможенной нагрузки.

Отнюдь не случайно по всему миру финансовую амнистию обычно принято сопровождать ослаблением или снятием целого ряда препон для нового бизнеса.

Ведь, помимо прочего, репатриация капиталов и целых компаний – это еще и дополнительные рабочие места, с которыми по всей Европе, да, пожалуй, и по всему миру, сейчас немалые проблемы.

О мировом опыте амнистий в России написано много. У нас же даже в хорошей идее не закладывается хорошего дополнения хотя бы в виде оказания содействия в регистрации и лицензировании. Не говоря уже о налоговых послаблениях или льготном кредитовании. Ведь и внутри России, где есть хотя бы намеки на такое, новый бизнес пусть не бурно растет, но хотя бы не чахнет на корню. Пример Калужской области в этом отношении многим известен, но ведь вдогонку ей уже устремились и Белгородская, и даже многострадальная Московская области.

Но самое-то обидное, что не просто потенциальный, а вполне реальный выигрыш в виде индульгенции чуть ли не на все то, что не попало в казну по закону, при новой амнистии могут получить все те же. Понятно, что я имею в виду наших олигархов. Как публичных, которых казна выручала на рубеже 2008-2009 годов, так и «теневых». Именно последние вообще-то регулярно перекачивают за рубежи России и обратно миллионы и миллиарды долларов и евро, несмотря на самый жесткий и повальный контроль со стороны всесильной некогда службы Росфинмониторинга.

Я вовсе не собираюсь подвергать сомнению компетенцию финансовой разведки, просто на сегодня она уже завалена абсолютно неподъемным объемом сведений о сомнительном движении средств. При желании из этой информационной свалки можно выбрать «компромат» на кого угодно, но в реальности эффективного анализа «серой» экономки я уже сильно сомневаюсь.

Миллиарды русских нефтедолларов продолжают трудиться почти исключительно там, где за это фактически ничего и платить не надо. Там, где не надо делать отчисления на «социалку» и в пенсионные фонды¸ а инвестировать при необходимости всегда можно все в те же оффшоры, где фирмы-однодневки сгорают, даже не начиная платить хоть что-нибудь в родную российскую казну.

В принципе, на фоне пресловутых санкций, в условиях, когда патриотическая волна не обошла стороной даже бизнес-среду, амнистия выведенных за рубеж капиталов смотрится мерой вполне своевременной. Но все же в очередной раз призову не путать причины с поводами. «Крымская весна» и кризис на Украине для многих просто еще один повод провернуть ту операцию, которая была запланирована намного раньше.

Старая болезнь российской экономики – острый дефицит свободных, хотя бы относительно дешевых средств, никуда не делась. А раз нет средств, следуя завету классиков, «несите ваши денежки, господа», они вам обойдутся дешевле даже, чем бюджетная поддержка.

Ситуация, когда имея поистине гигантские нефтегазовые доходы, мы имеем в ответ чудовищно дорогой кредитный ресурс, никак не хочет меняться к лучшему.

Несмотря на все заклинания в адрес проклятой инфляции, которые регулярно звучат из недр минфина, минэкономразвития и даже привычно молчаливого Центробанка. Смелости на то, чтобы директивно навязать стране кардинальное снижение стоимости кредита, нашим финансовым властям не хватает, они откровенно страшатся все той же инфляции, хотя наведению элементарного финансового порядка рост цен, в принципе, мешать никак не должен. И главное – не подталкивать его сверху, постоянно давая поблажки уже не только естественным монополистам, но и практически всем поголовно представителям бизнес-элиты, так или иначе сумевшим обеспечить «близость к власти». Ведь уже много лет в России гасить приходится, прежде всего, не объективную монетарную, а по сути – субъективную административную инфляцию, которую стимулируют монопольные тарифы.

Вот и приходится предлагать еще одну амнистию, которая практически на ровном месте сорвалась чуть больше года назад. Но ведь бывало, повторю, и хуже – как полтора десятка лет назад, так и десять, и пять с небольшим лет назад. А перспективы репатриации капитала в Россию ничуть не изменились не то что по сравнению с 2013 годом, но даже и в сравнении с относительно благополучной серединой «нулевых».

В прошлом году глава финансового ведомства Антон Силуанов не стеснялся признавать, что «последние амнистии, которые проводились на моем веку, каких-то результатов серьезных не давали. Это предложение надо обсудить, но я не вижу здесь каких-то оснований, что новая амнистия нам что-то принесет».

Сегодня он пока предпочитает отмалчиваться.

Алексей Подымов - шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль - Новости»

Просмотров: 906
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Возрождение старинных ремесел - изделия из бересты Кто такие славяне Часть ХVI Вилами по воде писать, бить баклуши, воду в ступе толочь Почему я выбросил свою последнюю сим-карту Десять зарисовок о современном рабстве Русские князья – викинги?