Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Бойня по-киевски Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 05 декабря 2016 (7525) Ротшильды и Рокфеллеры на побегушках у Баруха На Украине готовят убийство Виктора Медведчука. Имена фигурантов покушения известны
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Как выйти из экономического уныния?

Руслан Гринберг: «Правительство желает, чтобы мы от роддома до могилы сами за все платили. Это неправильно»

Я дозвонилась нашему сегодняшнему гостю не сразу. Однако на интервью поняла, в чем дело. Его телефон не умолкал ни на минуту — звонки шли практически постоянно. Он действительно «не принадлежал себе». Звонили все, во-первых, мои коллеги, представители СМИ, жаждущие получить комментарии, звонили чиновники и зарубежные эксперты, звонили близкие люди. В перерыве между работой в Институте экономики РАН, который мой гость долго возглавлял и только в этом году отдал бразды правления коллеге, и интервью для телеканала «Россия» мы заехали в ближайший ресторан, где и обсудили представленные ниже вопросы.

Итак, о том, в чем ошиблось правительство РФ и почему оно не хочет стабилизировать рубль, стоит ли ждать повышения цен на нефть, как грамотно потратить российские рубли обычным гражданам поговорили с Русланом Гринбергом, экономистом, сопредседателем Московского экономического форума, научным руководителем Института экономики РАН. Красной нитью беседы стали так называемые «10 ударов» нового экономического курса, которые позволят выйти из экономической депрессии и уныния.

— Руслан Семенович, стоит ли ждать повышения цен на нефть? Что происходит с мировой экономикой?

— В краткосрочном плане цена на нефть скорее всего повысится. Но в долгосрочной перспективе — не будет повышаться. У меня складывается ощущение, что нефтяная эпоха, о которой мы все время говорим, действительно закончилась.

Конечно, оживление мировой экономики рано или поздно состоится. Будет расти спрос и, соответственно, при стабильном предложении цена на нефть может повыситься. Но в глобальном смысле стремительного роста цен на нефть не будет. Сегодня мир добивается больших успехов в снижении энергоемкости. Ветряная энергия, маленькие гидроэлектростанции, технологии — все быстро развивается! Такое ощущение, что мир избавляется от нефтяной зависимости. Наша техника требует все меньше и меньше «нефти». Похоже, что такого благоговения перед нефтью и нефтепродуктами, которое было и есть сейчас, уже не будет. Конечно, это будет не мгновенно, но постепенно зависимость будет ослабляться.

Нет никакого смысла ждать повышения цен на нефть. Обычно респектабельные, приличные, уважаемые агентства говорят о цене на нефть в 35−45 долларов за баррель. Вот в этом коридоре, думаю, и будет. Это, конечно, уже не 100−110 долларов за баррель. Поэтому России надо смириться с этим и делать что-то другое.

— Были же отчисления от нефти с 2004 года и значительные. Сегодня они лежат грузом в закромах? Где они? Могут ли в России нефтедоллары успеть пойти на развитие?

— В свое время эти деньги никуда не пошли. Правительство заботилось о так называемой «подушке безопасности». Мы же все время ждем конца света! Но, опыт показывает, что когда конец света наступает — «подушка безопасности» не помогает. Сегодня ясно, что правительство ошиблось с нефтяной политикой, что надо было больше тратить на несырьевое производство. Сейчас идет яркая дискуссия об этом. Все говорят об импортозамещении. Риторика стала хорошая.

— Подушка безопасности накоплена. Ее можно сейчас взять и направить на развитие?

— Нет. Ее сейчас уже нет. «Где деньги, Зин»? Сейчас мы зарабатываем на 200 млрд долларов меньше. Экономика практически не работает, все выстроились в очередь с протянутой рукой к бюджету. А бюджет не знает, что делать. Всем сестрам по серьгам!

Михаил Делягин говорит, что в бюджете валяются без движения 10,2 трлн рублей, это официальная информация с сайта Минфина.

— Это тоже очень интересно. 10 трлн рублей — это те деньги которые надо было бы тратить, а чиновники боятся это делать. Эти деньги нужно направлять в образование, здравоохранение. У нас везде катастрофа. А правительство, вместо того чтобы целенаправленно заниматься финансированием этих сфер, образования, здравоохранения, науки и культуры, пытается добиться бюджетного равновесия. Очень грустно, что правительство хочет коммерциализировать четыре самые главные сферы жизни. Оно желает, чтобы мы от роддома до могилы сами за все платили. Это неправильно.

— Что будет с рублем?

— Курс рубля сейчас складывается рыночным путем. Центральный банк в конце 2014 года отказался от регулирования курса, посчитав, что так будет лучше. Но поскольку мы знаем, что и курс валюты, и экономика, и страна, и бюджет — все зависит от цены за бочку нефти, то на простом языке это означает — сколько будет стоить нефть, столько будет стоить рубль. Вот сейчас нефть чуть-чуть подросла и рубль чуть-чуть подрос. Если нефть будет стремительно падать, условно говоря, с 40 до 20 долларов за баррель, то и рубль будет падать. Я считаю, что это скандал и безобразие для большой страны. В моем представлении надо регулировать курс, надо вводить валютные ограничения. Все правила известны!

С помощью нехитрых операций можно реально стабилизировать курс рубля. Но правительство почему-то уходит от этого. Во-первых, весь мир их поддерживает — они и довольны. Во-вторых, они боятся это делать по чисто идеологическим причинам, считая, что это будет возвращение в Советский Союз. На самом деле такие мысли — это бред сивой кобылы.

Надо сделать следующее: всю валютную выручку поменять на рубли. Все должны менять, каждый участник внешнеэкономической деятельности. Пока правительство не хочет этого делать, пока оно выбирает кого-то из богатых экспортеров, «приглашают его на ужин» и рассказывает там, что «мы знаем о твоих миллиардах, поэтому ты все-таки помоги Родине, обменяй их на рубли». Считаю, что это непродуктивно, мягко говоря. Поэтому я за регулирование курса, за введение валютного коридора. Его можно даже официально не объявлять, но надо вмешиваться и намекать, что «мы готовы победить всех спекулянтов».

Что будет осенью? Как мы ее переживем?

— Ну, как? Все по-разному. Одни переживут, другие — не очень. Сейчас же у нас не то время, когда София Ротару пела: «Я, ты, он, она, вместе — целая страна, вместе — дружная семья». Для страны это все очень грустно, потому что бизнес дезориентирован, он не понимает правила игры, он не понимает, какой будет курс рубля, а это очень важно для формирования бизнес-планов, для привлечения инвесторов. Почему правительство не озабочено волатильностью курса, я не понимаю. Амплитуда сумасшедшая! И самое главное, как говорится, никто не уверен в завтрашнем дне. Как и полагается в настоящем капитализме.

— Вопрос о наболевшем. Высокие кредитные ставки означают высокие доходы банкиров и одновременно означают сворачивание производства в России. Вот в Японии ключевая ставка по кредитам 15 лет равна нулю, а в России ЦБ в течение одного года четыре раза повышал ставки. Такие решения российского ЦБ ставят под угрозу конкурентоспособность отечественных предприятий. Ваша критика в отношении действий ЦБ.

— Японская экономика всегда была сильнее нашей, но сейчас и у них также отмечается нулевой рост. У нас в стране инфляция очень высокая, а процентная ставка не может быть ниже инфляции, потому что тогда инфляция еще вырастет. Грех Центрального банка в том, что он сам вызвал инфляцию, допустив крупную девальвацию.

Справедливости ради надо также отметить, что инвестиции в стране только на 10% зависят от процентной ставки по кредитам. Остальное у нас тратят сами предприятия, организуя самофинансирование. Поэтому дороговизна кредита имеет значение, но ограниченное. Отмечу также, что риски очень велики. Если бы мы с тобой были банкирами, мы бы тоже не давали никому денег, потому что «скрадут», «не отдадут». Тем более, сейчас вялая экономика.

Например, я как банкир встречаюсь с каким-нибудь капиталистом, который занимается производством и продажей табуреток. Я вижу, что у него «пруха» с табуретками — он уже продал 1000 штук и у него еще заказов завтра на 2000 штук, а послезавтра — на 5000 табуреток. Тогда я ему спокойно дам кредит. Но, когда к тебе приходят люди, которые никогда ничего не продавали, а общая экономическая ситуация такая, что все парализовано, то банк не знает, отдаст ему заемщик деньги или нет. В общей атмосфере уныния, паники и беспокойства процентная ставка особого значения не имеет.

 — Как выйти из этого уныния?

— Вот это хороший вопрос! Это самый главный вопрос, я бы даже сказал — экзистенциальный.

У нас в стране есть две школы мышления, две «шайки»: экономистов, политиков и экспертов. Первая шайка включает правительство и все его обслуживающие околоправительственные структуры. Они говорят, что нужно делать ставку на частный бизнес, потому что от государства все равно толку нет. По этой причине они призывают шлифовать инвестиционный климат, снижать налоги, правда, сами их повышают…

— Это все мы видим уже 25 лет.

— Да, и уже 25 лет идут разговоры о снижении инфляции. Правда у них не получается довести инфляцию до уровня нормальных стран. Якобы, когда они добьются инфляции 4%, вот тогда начнется «рай»: дешевые кредиты, потенциальные умники встанут с печи и начнут строить «Гуглы», «Сименсы» и «Нокиа». Вот такая печальная сказка, в которую верит и правительство. Правда, один лишь господин Улюкаев сделал красноречивое признание, сказал «золотые слова», что «риски от государственных инвестиций намного меньше, чем риски от каких-либо других инвестиций». В переводе на русский язык это означает, что любим ли мы государство, ненавидим ли мы государство, мы должны ясно отдавать себе отчет, что если оно не будет инвестировать — никто не будет инвестировать. То есть, каким бы государство не было вороватым и неэффективным, но в основе должно быть ГЧП (государственно-частное партнерство).

Есть еще ЧГП (частно-государственное партнерство). Это когда влиятельные частники просят Владимира Владимировича дать им пару миллиардиков, чтобы они открыли какое-нибудь свое дело. Вот, например, знаменитые кинорежиссеры у нас так делают. Я считаю, что это абсолютно контрпродуктивная и антиобщественная затея.

ГЧП — это когда государство с помощью умников находит серьезные проекты, которые оно и инициирует, создает, систематически финансирует и делает их вкусными для потенциальных частных инвесторов. Конечно, риски большие у государства. Наши люди не привыкли заниматься черной работой, мы же все — менеджеры, а с другой стороны — «выпускники сиротского приюта». И деньги играют у нас гипертрофированную высокую роль. Мы все бедные, у нас ни у кого ничего не нажито. Мы все на пяти работах с высунутым языком, из-за этого теряем профессионализм, не учимся, не растем, одни «понты» и симуляции как в политической системе, так и в профессиональных успехах, а также отчеты, отчеты, отчеты и так во всех сферах. Субстанция — это не наш вопрос. Мы все «мэриджеры». Но с другой стороны, у нас все хорошо — люди любят Владимира Владимировича, 85 человек из 100 и во всем виноват Обама.

— Любовь любовью… А как выйти из депрессии?

— Меня в президенты (улыбается).

 — Министром промышленности кого возьмете?

— Министром сельского хозяйства — Павла Грудинина. А министром промышленности — Константина Бабкина. Красивый, молодой, знающий, понимающий. Хорошо знает как Россию, так и Запад. А Вы, Ксения, будете моим пресс-секретарем (улыбается).

— Хорошо. Договорились! Согласно результатам опроса ВЦИОМ, две трети (65%) россиян считают, что властям следует разработать новый курс экономической политики и перейти к новой индустриализации. Какой новый экономический курс предложили бы Вы? Какую программу действий?

— Новое правительство должно выполнить 10 важнейших пунктов, «10 ударов».

Первый пункт — резко изменить налоговую политику. Все деньги, которые хозяйствующие субъекты тратят на инвестиции, на производство, на создание новых рабочих мест не должны облагаться налогом.

Второе — нужно ввести прогрессивное налогообложение на доходы.

Третий пункт — добиться среднеевропейского удельного веса трат государственного бюджета на науку, образование, здравоохранение и культуру. Надо прекратить коммерциализацию этих секторов.

Четвертое — надо увеличить долговую экономику. Мы чемпионы мира по выплате государственного долга, у нас всего 15% государственного долга к ВВП. Например, в Америке — 98%, у хваленой Германии — 80%. А мы — крутые! Расплатились, как дурачки, как будто нам деньги не нужны.

Пятое — надо тратить деньги на промышленные проекты.

Шестое — всегда беспроигрышно тратить на инфраструктуру и мегапроекты такие как высокоскоростные железные дороги, мосты, трубопроводы, космодромы. Нам необходимо массовое жилищное строительство для молодых и это безальтернативно! Далее надо выбрать десять приоритетов, десять проектов, где Россия еще сильна. Сегодня мы не можем конкурировать ни с Китаем, где потребительские товары и дешевле, и лучше наших, ни с Германией, где лучшее машиностроение. Но, мы должны дать миру бренд «сделано в России», потому что сейчас стыдно не иметь ничего «Made in Russia». На данный момент у нас есть грузовики, вертолеты, ракетоносители, но этого всего мало. Тому, кто сможет найти мировые ниши, надо во всем помогать, и в экспорте в том числе.

Седьмой пункт. У нас в Москве сильная гиперцентрализация средств. Это абсолютно никуда не годится. Надо раздавать деньги в регионы. А регионы должны заботиться о самоуправлении. Надо учить людей тому, чтобы они сами распоряжались своей судьбой. Есть такой принцип субсидиарности. Это очень хороший принцип, по которому средства распределяются территориально. Например, если ты что-то строишь в деревне, например, школу или детский сад, то отдай это сельсовету. Если строишь то, что затрагивает интересы города, например, дороги, то отдай это на усмотрение города. Если делаешь что-то еще более масштабное, то дай этим руководить республике. А вот глобальные вопросы, например, вопросы вооружения и прочее — Москва должна решать! Это очень важный момент и это настоящий Федерализм.

Восьмой пункт — массивная поддержка сельского хозяйства. Надо сделать так, чтобы импортозамещение не зависело от курса валюты, как происходит сейчас. Сельчане сегодня в панике. Государство должно помогать им без всякого курса валют.

Девятый пункт — не быть жадными по отношению к странам постсоветского пространства. Если ты хочешь иметь крепкую интеграцию — за нее нужно платить!

Десятый пункт очень чувствительный — сменяемость власти как важный рычаг изменения экономической политики. Например, есть китайцы, есть американцы, это разные люди, у них разные представления о добре зле. Так вот они независимо друг от друга пришли к выводу, что какой бы ты ни был талантливый начальник, два срока «Вася», и все — «гуляй». Потому что чем больше правит даже самый просвещенный умник, тем большая катастрофа ждет того, кто придет после него.

Вот 10 ударов, которые нужно реализовать.

— Недавно Дмитрий Медведев урезал прожиточный минимум до 9452 рублей. Отмечается, что «урезание» связано с удешевлением продуктов питания в потребительской корзине. А Вы, как «ценовик», заметили снижение цен на продукты питания в магазинах?

— Я даже как говорят немцы «sprachlos» (с нем. — «лишился дара речи»). Пока не могу прокомментировать. Я как ценовик вижу, что цены в основном растут. Возможно, правительство включило в потребительскую корзину некачественные суррогатные продукты, например, молочную продукцию из пальмового масла, поэтому и цены снизились. Но, не будем забывать, что здоровье нации зависит от качества продуктов питания.

 — Что советуете покупать обычным гражданам?

— Я бы посоветовал покупать долгоиграющие вещи. Потому что цены на нефть опять примут понижательный тренд, соответственно цены на импортные товары вырастут.

Сейчас Вы вместе с известным промышленником Константином Бабкиным проводите Московский экономический форум (МЭФ). «Итоги рыночных реформ. Что дальше?» — такова основная тема в этом году. Как планируете форумом повлиять на правительство?

— Московский экономический форум проводится уже в четвертый раз. Он притягивает все больше и больше внимания — зарегистрировалось уже более 3000 человек. Люди соскучились по переменам. Правда наши люди странно рассуждают, считая, что у нас выдающаяся внешняя политика и при этом отвратительная внутренняя — как будто ее проводят разные люди! Люди наивно думают, что придут на наш форум, и мы изобретем какие-то чудодейственные средства, которые помогут выйти из всеобщей паники, уныния и прозябания. Но мы будем бороться, мы вышлем наши представления и Владимиру Владимировичу, и Дмитрию Анатольевичу как нашей стране следует двигаться дальше. Конечно, наивно думать, что они прочитают наши бумаги, заплачут и скажут — «Где же они раньше были?», «А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!», «Будем делать с вами реформы». Мы не так наивны. Мы хотим, чтобы молодые люди, да и не молодые, не впадали в панику, чтобы они изучали партийные программы и осознанно их выбирали, чтобы они ходили на выборы, так как у нас выборный год. Это очень важно, потому что, какое-никакое, но у нас есть пространство для демократии. И нужно использовать его для того, чтобы приходили новые люди, которые бы влияли на тех, кто сегодня принимает решения.

Недавно узнал, что в Австралии есть такое правило, что если люди игнорируют выборы, не хотят идти на избирательные участки, то им выписывают штраф 10 евро. Причем, на первый раз — штраф, а на второй — уже лишение свободы. Таким образом поданные становятся гражданами. Неплохо бы и нам ввести такое правило. Пусть и наши люди несут ответственность.

Ксения Авдеева

Просмотров: 639
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Древние корни слов Как Запад опорочил образ Ивана Грозного Азбука: послание к славянам Руководство по выживанию и обороне города Вся правда о крещенской воде Растление - оружие геноцида