Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525) Распад империи: как старая элита начала борьбу против Трампа Украина собиралась воевать еще при Ющенко
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Каких результатов ждать от саммита G7?

В воскресенье в баварском Эльмау стартует саммит стран «большой семерки». Второй год подряд Россия, с 1997 года принимавшая участия в подобных мероприятиях в формате G8, не удостаивается приглашения. Официально это связывают с конфликтом на Украине, виновницей которого государства Запада упорно называют нашу страну.

«G7 — это группа государств, которые разделяют такие ценности, как демократия и верховенство права. В наши принципы входит также защита норм международного права и нерушимости границ, поскольку это является основой нашего миропорядка. А аннексия Россией Крыма является нарушением международного права»
Так объясняет позицию «большой семерки» канцлер Германии Ангела Меркель.

Однако многие эксперты считают, что Россия была лишней в уютной тусовке государств G7 изначально.

«Перед тем, как говорить о предстоящем саммите "семерки", важно уточнить, что члены G7 не являются и никогда не были настоящими друзьями России. Напротив, два члена "семерки" — Великобритания и США — являются злейшими врагами России. Российское членство в G8 всегда было зыбким, и это доказано тем, насколько быстро другие члены приостановили его из-за кризиса на Украине. Члены G7 едины, так они политически, экономически и с точки зрения обороны связаны друг с другом»

Убежден британский эксперт в области международных отношений, главный редактор журнала Politics First Маркус Пападопулос.

Немецкие спецы также согласны, что Россия не вписалась в общество стран «семерки», однако склоняются к версии фрау Меркель о ценностях, впрочем, не конкретизируя их такими поступками, как «аннексия Крыма». Так, руководитель программ Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики Штефан Майстер считает, что между Россией и Западом «глубокая пропасть», а потому на подобных мероприятиях нам не место.

Солидная доля правды в их словах есть. Опыт показывает, что Россию готовы были терпеть в G7 ровно столько, сколько ее голос совпадал с мнением Запада, стоило же озвучить собственные доводы, как они ударялись в стену неприятия. Да и ценности у нас действительно разные. Более консервативные и традиционные, без всяких гей-парадов и государственных переворотов. А потому нам куда ближе компания восточных стран, придерживающихся схожих убеждений. Да и шансов, что ты будешь услышан, там куда больше, чем в «большой семерке», где собеседники порой демонстративно затыкают уши.

«У нас гораздо больше интереса к другим форматам, „восьмеричный“ формат в силу особенностей состава этой группы, был не всегда продуктивен, — обратил внимание Рябков. — Нам гораздо интереснее работать в БРИКС и „двадцатке“, тем более что и то, и другое объединение повышает свое влияние на мировые дела, повестка дня эволюционирует», - согласен с этим направлением замглавы российского МИДа Сергей Рябков.

То ли дело гордая, независимая и европейски-настроенная Украина. Там все с точностью до наоборот. Пришедший к власти в результате переворота Петр Порошенко к гей-парадам лоялен, как подобает стороннику демократических ценностей. А потому Киев вовсю надеется на ответную лояльность «семерки». Их премьер Арсений Яценюк, к примеру, после встречи с министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером выразил уверенность, что украинский вопрос будет основным на предстоящем саммите. А глава МИД Украины Павел Климкин и вовсе надеется получить от стран G7 концентрат солидарности по отношению к своей стране.

И можно быть уверенными, эта концентрированная солидарность на саммите будет представлена. Хотя бы некоторыми участниками. Не зря же подготовивший свой собственный список санкций против России Петр Порошенко заранее сверил позиции с лидером США Бараком Обамой.

Другое дело, страны Запада привыкли обсуждать украинский вопрос в контексте внешней политики России. Получается, что обратной связи от нас на саммите они получить не смогут, а значит не произойдет никаких изменений, на которые они могут надеяться. О том, что российское участие в украинском конфликте стоит обсуждать в присутствии России говорят многие трезвые голоса на Западе. Об этом твердит бывшие канцлеры Германии Герхард Шредер и Гельмут Шмидт, согласен с ними и председатель «Германо-российского форума» Маттиас Платцек. Трубят о необходимости привлечь к обсуждению Владимира Путина швейцарские СМИ. Даже помянутый выше господин Штайнмайер, прежде выступавший против участия нашего Президента в саммите, настолько впечатлился после встречи с Яценюком, что изменил свое мнение на противоположное. Да что там Штайнмайер, припоминающая «аннексию Крыма» Ангела Меркель и та уверена, что Россия — важный партнер, правда в других переговорных форматах.

А чем, собственно, отличается от прочих формат саммита G7? Изначально это были встречи руководителей наиболее развитых стран, оказавшихся в экономическом кризисе из-за финансовых разногласий. Ежегодные саммиты «большой» тогда еще «шестерки» должны были помочь выработать единую экономическую политику, в результате которой всем членам станет хорошо. Постепенно, встречи начали затрагивать и другие глобальные международные вопросы, с экономикой никак не связанные. Вскоре, за счет Канады, G6 превратилась в G7, а в 1997 году — в G8, приняв в клуб Россию.

Важно отметить, что никакими соглашениями, международными договорами и прочими обязательствами члены клуба не связаны — это скорее дискуссионная площадка, где лидеры государств делятся своим мнениям на тот или иной счет, стремясь придти к какому-то консенсусу. Честно говоря, от первоначальной экономической пользы для участников этих саммитов, к сегодняшнему дню осталось мало. Новые вызовы обсуждаются, да только редко за этими обсуждениями следует конкретные результат. Вспомним последние лет пять.

В 2010-м году «большая восьмерка» дружно осудила протекционизм в экономике и не столь дружно (за исключением России) — Иран и Северную Корею. Заявила о намерениях бороться со СПИДом и малярией, призвала Конго урегулировать внутренние конфликты, а Армению с Азербайджаном разрешить споры в Нагорном Карабахе. Пообещала бороться с пиратством.

В 2011-м Россию попросили выступить посредником в переговорах с ливийским лидером Муаммаром Каддафи и главой Сирии Башаром Асадом. Зато США ни в какую не захотели обсуждать малоприятную для них тему ПРО.

Обо всем сразу и ни о чем в целом всласть побеседовали в 2012-м году. Сколь-нибудь результативным можно назвать саммит 2013 года, когда, с подачи России, были подписаны документы о мирном урегулировании сирийского вопроса. Однако все мы помним, как несколько месяцев спустя США собрались вопреки этим заявлениям вторгаться на территорию Сирии, а Владимиру Путину пришлось разруливать дипломатический конфуз Барака Обамы.

2014 год прошел уже в формате «большей семерки», и главной темой саммита тогда стала Украина и «российская агрессия». G7 обещала поддерживать Киев и всячески осуждала Россию, грозясь санкциями. Однако, как мы видим, поддержка Украины оказалась скорее моральной, чем материальной, а санкции, введенные против России, принимались отнюдь не вследствие их обсуждения на саммите.

Это совершенно не означает, что данный формат встреч не нужен. Он полезен, так как дает дополнительную возможность для диалога, поиска компромиссов, выяснения позиций друг друга по той или иной проблеме. Но эту пользу можно получить лишь тогда, когда все стороны имеют равное право голоса, а не когда большинство дружит против кого-то одного. А потому Россия не теряет от того, что ее не позвали на саммит G7, ровным счетом ничего. Позиция западных партнеров нам хорошо известно, да и свою мы до них доносили не раз. Конкретных результатов дискуссии не предвидится, так что лучше отдельные вопросы решать в предназначенных для них форматах. Украину обсуждать в форме «нормандской четверки», геополитику и мировые вызовы — в ООН и на саммитах G20, где представлены разные мнения. Экономическое сотрудничество — с конкретными странами, либо в рамках объединений, которые мы считаем перспективными, например, на саммитах БРИКС и ШОС.

Более того, даже те же беседы с лидерами стран «семерки» вполне возможны и без всяких саммитов. Так, вскоре после встречи G7 в Баварии Владимир Путин отправляется в Италию, где у него запланированы в том числе контакты с итальянской стороной. Россия готова встретиться и с руководством Японии, как только будет определено информационное содержание этой встречи. Да даже с Америкой, которая вроде как клеймит нас источником вселенского зла, мы умудряемся успешно контактировать.

«Мы сотрудничаем не только по иранской ядерной программе, но и по другим очень серьезным направлениям. Несмотря на то, что американцы вышли из Договора по ПРО, все-таки у нас продолжается диалог, который касается контроля над вооружением. Мы не просто партнеры, но, я бы сказал, мы союзники в вопросах нераспространения оружия массового уничтожения. Мы, безусловно, союзники в борьбе с терроризмом. Есть и другие направления взаимодействия. Вот тема, о которой вы сказали, и которой посвящена выставка в Милане, – это тоже образ нашей совместной работы. У нас много на самом деле вопросов, над которыми мы продолжаем работать совместно», - рассказал недавно Владимир Путин в интервью итальянской газете Il Corriere della Sera.

Так что отсутствие представителей России на саммите G7 не мешает решению вопросов в конструктивном ключе. Возможности абстрактно поговорить на общемировые темы мы лишились, но не столь велика потеря. Что же ждет тех, кто посетит встречу? Как ни парадоксально, там планируют обсудить вопросы, к решению которых будут привлекать в дальнейшем Россию. Но этим, разумеется, дело не ограничится. Собравшиеся, как и в прежние годы, побеседуют об экологии, напомнят о террористических угрозах, в частности ИГИЛ, а также об опасностях пандемий вроде вируса Эбола. Заявят, что будут бороться и с теми, и с другими. Важную роль наверняка займет украинский вопрос. Барак Обама уже пообещал выступить за продление санкций против России. Итоги саммита в этом направлении предсказать трудно: с одной стороны, риторика Ангела Меркель в отношении нашей страны снова стала достаточно резкой, однако немецкий бизнес и так уже вовсю митингует против саммита из-за создания зоны свободной торговли между Германией и США, так что продление санкций он также вряд ли воспримет с радостью, и Меркель это прекрасно понимает. Но, как мы говорили выше, формат мероприятия не предполагает сиюминутных решений, и о продлении европейских санкций будут говорить на саммите ЕС, так что в Баварии эту тему лишь подробно обсудят.

Однако, скорее всего, именно санкциям и Украине собравшиеся постараются уделить особенно много времени. По крайней мере здесь позиции «семерки» схожи. Куда менее приятной окажется тема экономического развития Востока. Особенно остро стоит вопрос вокруг азиатского банка инфраструктурных инвестиций, созданного Китаем. От участия в этом проекте отказались США и Япония, зато интерес проявили Германия и Англия. Так что данная тема, как отмечают зарубежные СМИ, может стать серьезным испытанием для единства «семерки». А такие неоднозначные дискуссии на саммите G7 не очень приветствуют. Так что выручать всех снова придется России, хоть и без собственного присутствия. Вместо этого нам предстоит выступить в роли информационной мишени, которую делегаты будут деловито и дружно критиковать, осуждающе качая головой. Ну хоть выговорятся всласть, негоже все хранить в себе. А как только решат перейти от обсуждения проблем к их решению, мы с готовностью подключимся в рамках предназначенных для этого форматов встреч.

Просмотров: 716
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Из города в деревню Память о прошлых воплощениях Родовая память предков и ДНК Из писем немецких солдат с Восточного фронта Наши ниндзя круче или как воспитывали казаков-характерников Матрёшка - символ России и сакральный смысл