Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«Блицкриг» отложен: Украинская армия не готова к наступлению на Донбасс Зачем на самом деле США подбили Порошенко на Керченскую провокацию США признали: Они ничто перед гиперзвуковым оружием России Подготовка войны на Балканах идет полным ходом
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Какую выгоду стремятся извлечь США из кризиса в отношениях с Китаем?

На фоне резкого обострения в последние недели китайско-американских отношений, МИД КНР официально объявил о предстоящем 8 октября визите в Пекин госсекретаря США Майкла Помпео. Ожидается, что шеф внешнеполитического ведомства США приедет в китайскую столицу прямиком из Пхеньяна, где накануне с ним встретится верховный лидер КНДР Ким Чен Ын.

Данный вектор дипломатического маршрута, а также недавняя отмена визита в КНР главы Пентагона Джеймса Мэттиса, не позволяют рассматривать предстоящий визит Помпео попыткой обсудить весь комплекс двусторонних отношений. Скорее всего, речь пойдет об отдельно взятом корейском вопросе, который США, озабоченные денуклеаризацией КНДР, пытаются вычленить из этого комплекса, отделив от остальных по известному принципу «мух и котлет».

Проблемы, существующие между КНР и США, можно условно поделить на четыре основных блока. Первая проблема — это торговая война, которая с нарастающей мощью идет на протяжении текущего года, а первые сполохи вспыхнули сразу с приходом к власти Дональда Трампа и даже раньше, с его предвыборной риторикой и обвинениями властей Поднебесной в дисбалансе торговых отношений.

Поначалу Пекин делал Вашингтону шаги навстречу, причем по самым существенным пунктам американских претензий, включая борьбу с электронным шпионажем или соблюдением прав интеллектуальной собственности.

Но после того как в начале мая Китай посетила американская делегация, которая привезла форменный ультиматум, потребовав в дополнение не только уравнять импортные тарифы КНР с экспортными, но и разблокировать внешние инвестиции в закрытые, связанные с обороной, отрасли экономики, а также прекратить (!) правительственную поддержку китайских предприятий высокотехнологичного сектора, стало понятно, что США действуют в логике одной из басен «дедушки Крылова»: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». И диалог с равноправными подходами теряет всякий смысл.

Результат известен: в ответ на обложение пошлинами импорта из КНР, США получили зеркальные ответные меры. Два витка торговой войны уже стали реальностью, но что-то подсказывает, что закусивший удила Вашингтон пойдет и на третий заход, который окончательно обнулит некогда процветавшую взаимную торговлю. Первым признаком этого можно считать прекращение нефтяного импорта КНР из США, что является вынужденным, но достаточно эффективным и болезненным «щелчком по носу» сланцевых амбиций Белого дома.

Маленький штрих. Так получается, что администрация Трампа своими руками разрушает консенсус, достигнутый между Вашингтоном и Пекином еще в 70-е годы, на фоне противостояния последнего с Москвой. Именно на этот консенсус, открывавший для КНР мировые рынки и поощрявший экспортную переориентацию китайской экономики, и опиралась запущенная Дэн Сяопином политика реформ и открытости.

Тогда американцам надо было «ущучить» СССР, а у Китая просто не было выбора: текущее противостояние с соседом по социалистическому лагерю отодвигало риски внешней зависимости от экспорта в далекую перспективу, до которой нужно было еще как-то дожить. И современная ситуация показывает, что американцы хорошо знали, что делали. Сомнений, что времена изменятся и китайско-американские интересы столкнутся, в Вашингтоне не было и тогда, во времена «хромого от рождения» Джеймса Картера.

Это опровергает попытки списать нынешние проблемы в торгово-экономических отношениях на «субъективный фактор» Трампа. Скорее наоборот: Трамп — не более, чем прикрытие «объективного фактора» — транснациональных интересов концептуальных элит. Замкнуть на себя, а затем, используя эту зависимость, создать проблемы — это ли не фирменный «почерк» американских «глубинников»? И разве не то же самое они проделали с Россией, кидая в свое время подачки ельцинскому режиму? Только в отличие от Москвы, которую сегодня за неуступчивость душат санкциями, к Пекину применяется тарифная удавка. Как известно, «если правила не устраивают джентльменов, джентльмены меняют правила».

У этого блока китайско-американских вопросов, однако, есть и еще одна сторона, которая ставит в весьма уязвимое положение уже Вашингтон. Речь идет о проекте «Пояса и пути», точнее, как раз о его торгово-экономической составляющей. Масштабы роста влияния КНР вдоль маршрутов этого евразийского транзита таковы и затрагивают столько сопутствующих сфер — образование, культуру, сельское хозяйство, инфраструктуру, что пытаясь «офлажковать» Поднебесную, США рискуют изолировать за двумя океанами самих себя. Как в том анекдотическом диалоге охотников: «Иди скорей, я медведя поймал! — Так тащи его сюда. — Не могу, он меня не пускает».

Второй круг вопросов, всплывший внезапно и буквально на днях — тематика выборов в США. Характерно «свежее» заявление долгое время отсиживавшегося в тени вице-президента Майкла Пенса. Смысл его сводится к тому, что российское «вмешательство» в выборы 2016 года «меркнет» по сравнению с китайским сейчас в те, что предстоят через месяц.

Разводка Пекина с Москвой, на которую рассчитывают в Вашингтоне, — не только в асимметрии претензий к двум главным евразийским столицам. Но и в весьма тонкой и подленькой игре, цель которой — вызвать у Кремля подозрения в том, что в Чжуннаньхае, если играют против Трампа, то, значит, заигрывают с демократами. Хозяин Белого дома ведь не случайно, а как вполне профессиональный актер, во время недавнего выступления в Генеральной Ассамблее ООН привлек внимание аудитории к своей партийной принадлежности. «Пекин-де не его лично, а Республиканскую партию подсиживает!».

Есть в этой игре и внутрикитайский контекст, направленный лично против Си Цзиньпина, рассчитанный на то, чтобы «вернуться» в 2012 год и активизировать максимально приглушенные сегодня противоречия между двумя основными группами китайской элиты. Не случайно, председателю Си «отказано» Трампом в «личной дружбе», хотя еще недавно эта тема не просто муссировалась американской стороной, но дело преподносилось так, что американские спецслужбы чуть ли не «заговор» против него раскрыли и вовремя сообщили «куда следует».

И еще потребуется разобраться в том, «разводки» ли это Китая и России между собой или нечто иное — попытка с помощью пиратского лозунга «свистать всех наверх» связать сохранивших свои позиции западников в Пекине и Москве и мобилизовать эту цепочку в американских интересах.

Третий круг китайско-американских вопросов — это тайваньская проблема, очень чувствительная для Китая. И именно ее активизация Вашингтоном, который на словах соблюдая принцип «одного Китая», на деле с настырностью, заслуживающей лучшего применения, фактически ставит его под вопрос. США при этом заигрывают не просто с тайваньским режимом, а с находящимися у власти на острове оголтелыми антипекинскими «демократами» во главе с «президентшей» Цай Инвэнь.

На память приходит телефонный разговор, на который Трамп отважился в декабре 2016 года, воспользовавшись тем, что будучи избранным президентом, еще де-юре не вступил в должность. И регулярные проходы через Тайваньский пролив боевых кораблей ВМС США, а также прочие провокации, вплоть до актов конфронтации с ВМС КНР в Южно-Китайском море, где и без американцев проблем хватает. И военная помощь Тайбэю, включая передачу американских технологий, необходимых для строительства островом восьми неядерных субмарин, о чем было объявлено в 2017 году (это к вопросу об американской «интеллектуальной собственности»).

И новый американский военный бюджет, в котором силовому блоку тайваньского режима отводится свой «кусок пирога», что оттеняется новой Стратегией национальной безопасности США, упоминающей Китай вместе с Россией в узком списке угроз. И моральная поддержка, которая весной этого года спровоцировала тайваньский «ответ» на военно-морской парад КНР, после чего континентальные власти вынуждены были провести в проливе крупные внеплановые военно-морские учения (и заметим, что даже в этих условиях ВМС КНР не пересекали его середины).

Отметим, что и здесь американцы перечеркивают тот самый консенсус 70-х годов, в соответствии с которым место в Совете Безопасности ООН, незаконно занимавшееся после войны представителями тайваньского режима, наконец-то перешло к КНР. Когда на этом из года в год настаивала советская сторона, США всякий раз выступали против. А когда потребовалось им самим, все мигом и в одночасье поменялось. И вот сейчас, когда Вашингтону требуется «новая новизна», «джентльмены» опять не сидят, сложа руки.

Во всех трех перечисленных блоках вопросов, которые характеризуют сегодняшнее состояние китайско-американских отношений, в этих отношениях по вине американской стороны наблюдается деградация, явно управляемая из Вашингтона, подкрепляемая упоминавшимися попытками запустить «черного кота» между Китаем и Россией. И на этом фоне — предстоящий визит Помпео по маршруту Пхеньян-Пекин, с которого мы и начали.

О чем это говорит? Только об одном: о стремлении США вырвать блок вопросов, связанных с денуклеаризацией КНДР, из общего контекста отношений, приХватизировав себе определенную сумму односторонних преимуществ и уступок со стороны Пекина. А заодно и создать у мировой общественности впечатление «марионеточности» властей Пхеньяна, которые-де «поступят так, как им в Пекине скажут».

Не рассчитывая на прогресс в КНДР, которую американцы после июньской встречи Трампа с Ким Чен Ыном в Сингапуре всякий раз пытаются унизить, чтобы разговаривать с позиций превосходства и силы, госсекретарь показательно едет из Пхеньяна в Пекин. В то время как если бы он на результат рассчитывал, последовательность в этом маршруте согласно логике, должна была бы оказаться обратной.

США не хотят договариваться, не хотят даже толком разговаривать. Они хотят ставить перед фактом и безапелляционно диктовать свою волю. Имеются очень большие подозрения в том, что США даже к самой денуклеаризации особо не стремятся. Им нужен не конкретный результат, одним из самых очевидных последствий которого станет вывод с Юга Корейского полуострова американского военного контингента, а процесс ради процесса.

А еще — ради пиар-сессии Трампа, который в отсутствии результатов отчаянно нуждается хотя бы в каких-либо политических дивидендах перед теми самыми промежуточными выборами в Конгресс и губернаторов многих штатов, во вмешательстве в которые он превентивно и бездоказательно обвиняет Китай. Еще раз! Надавить в одном вопросе, в другом, в третьем. Чтобы получить предвыборный пиар в четвертом вопросе. За счет спекуляций и обмана партнеров.

Фантастическая степень притворного лицемерия и воинствующей демагогии, которой уже давно и насквозь пропитана американская внешняя политика! Будем иметь это в виду и не покупаться на дешевое трюкачество и клоунаду.

Просмотров: 202
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Популярное на сайте
Русский язык, то о чём мы не догадываемся... Радость от созидания Куда прячут славянские древности? Евпатий Коловрат Славянский Бог Род и его символ Лада - славянская богиня любви и красоты