Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Джихад Гитлера. Как фюрер использовал мусульман против Англии, США и СССР Дружба Лукашенко с Западом дала трещину Одесса бросает вызовы Киеву Зрада взяла «неньку» за горло
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Каждый новый Майдан сокращает территорию Украины

Писатель Олесь Бузина открыто не поддерживал Майдан, но, в отличие от многих других, остался в Киеве после свержения Виктора Януковича. В беседе с «ПолитНавигатором» Бузина рассказал о том, как живется в революционной украинской столице, и что ждёт бывшую советскую республику в ближайшие месяцы.

- Почему вы остаетесь в Киеве? Многие из тех, кто скептически относился к победившей революции, предпочли покинуть Украину.

— Я остаюсь в Киеве, потому что я киевлянин. Я родился в Киеве, многие мои друзья по-прежнему живут в Киеве. Да и вообще, ситуация выглядит из Киева несколько иначе, чем это транслируется в СМИ.

Переворот меня застал в Москве. Я был в это время на записи программы Владимира Соловьева. Режим Януковича рухнул, когда я находился за пределами Украины. Была жуткая картинка по ТВ, хотя я и понимал, что ТВ и жизнь – разные вещи. У меня был выбор: возвращаться, или нет. В итоге я купил билет, сел на поезд Москва-Киев, и утром уже был на киевском вокзале.

Точно так же может поступить множество людей. Сложно сказать, почему одни уезжают, а другие остаются. Мне как историку наверное, проще. Виктор Гюго уехал из Франции после прихода к власти Наполеона III. А Дюма – уехал на некоторое время, пожил в Бельгии, и снова вернулся во Францию. Каждый определяет для себя позицию.

Я никогда не был заговорщиком, организатором выступлений, я всегда придерживался взгляда, что внутри страны нужно все решать мирным путем. Мне в этом тоже помогал опыт историка, изучение гражданских войн — как на территории бывшей Российской империи в начале XX века, так и в Европе. Я противник достижения политических целей с помощью вооруженного захвата власти. Я считаю, что это путь в никуда. И я всего лишь высказывал свои взгляды в открытой прессе. Весьма критические. Но трезвые. И давал прогнозы, которые обычно сбывались.

- Но вы же наверняка читаете рапорты СБУ о задержании граждан даже за сообщения в социальных сетях.

— Может быть, эти блогеры высказывали какие-либо призывы. Может быть, они считают себя политиками, частью политической силы. А я никогда в жизни не состоял ни в одной партии. Хотя когда-то в далеком 1990-м году меня и выгнали из пионерского лагеря, где я проходил педагогическую практику, с формулировкой «за неверие в возможность построения коммунистического строя».

- Что говорит ваш опыт историка – как дальше будет развиваться ситуация на Украине?

— К сожалению, пройден этап, когда все можно было решить исключительно политическими методами. Когда новое киевское правительство решилось на проведение АТО, когда начались обстрелы Донецка, Луганска, Славянска, это зачеркнуло надолго путь к мирному решению вопроса.

Все ожидали от Порошенко, что он за две недели решит вопрос на Юго-Востоке. Но, думаю, он, с одной стороны, слушал, что ему говорили американцы. А, с другой, боялся добровольцев, которые хотели воевать. Если бы он не согласился с ними, они могли бы повернуть оружие против самого Порошенко.

Любой настоящий победитель революции (а это слово я использую как синоним слова «переворот») хочет уничтожить «детей» этой революции. Отправить людей, желавших воевать, на смерть — цинично, но для политика это вполне объяснимо. Это сбрасывает пар. Весной нынешнего года политики, победившие на Евромайдане, выбрали именно этот старый классический вариант.

И вот сейчас установилось относительное равновесие. Бои вокруг аэропорта, перестрелки на блок-постах. Украина еще летом сожгла 65% военной техники, но и у Луганска с Донецком не хватает сил для наступления.

Дальше ситуация может развиваться по пути «давайте договоримся». Заметно, что тот же Захарченко, возглавляющий ДНР, хотел бы договориться с Киевом. И ДНР, и ЛНР говорят о готовности торговать углем с Киевом. Это действительно логичнее, чем закупать уголь в Африке или Австралии, тем более, что на Донбассе по-прежнему ходят украинские гривны.

Поэтому, думаю, что шансы договориться достаточно высоки. Взломать это равновесие может только резкое обострение со стороны РФ – в том случае, если в России, прижатой санкциями, посчитают необходимым крепко поддержать ДНР – занять Донбасс целиком, Мариуполь и выйти к Одессе…

- Вам, как киевлянину, грустно оттого, что Донбасс и Крым – теперь не совсем ваша страна?

— Я не отношусь к Донбассу и Крыму по принципу «мое – не мое». У меня нет ощущения, что я там чем-то владею. Когда какой-то человек, не имеющий ничего кроме пары носков, говорит, что «это моя территория», я спрашиваю: «А что у тебя на этой территории?». Заводы? Шахты? Пляжи? Квартира, в конце концов?

У меня на Донбассе только один интерес – там много друзей. И я хочу, чтобы они остались живыми. У меня нет на Донбассе шахт. Но есть читатели, которые любят меня, и которых люблю я. А писательское ремесло устроено так, что никакие границы, особенно в эпоху Интернета, не мешают читать то, что вы хотите. Так что, отсечь меня от читателей в Крыму или на Донбассе невозможно. В Крыму, кстати, мои книжки по-прежнему продаются.

Я пережил крушение СССР. И как автор исторических книг знаю, с какими чудовищными катаклизмами в 1917 году рушилась Российская империя. Мир постоянно испытывает трансформации. Границы постоянно меняются. Жизнь не бывает стабильной. Поэтому приходить каждый раз в состояние психоза оттого, что в мире глобально поехало всё, — просто глупо. Есть вещи более важные – твои близкие, друзья, дом, профессия. Зачем же кричать: «Хватай мешки – вокзал уходит!»?

Кстати, несмотря ни на что, в августе я выпустил новую книгу – «Докиевская Русь». Я писал ее, и когда стоял Майдан, и уже после него. Сейчас готовлю еще одну книгу «Утешение историей». Я собираюсь и в дальнейшем оставаться, прежде всего, писателем.

- Вы – рядовой советской армии. Вам повестка не приходила, не звали воевать на Донбасс против ополченцев?

— Нет, не приходила. Я не пошел бы воевать ни в коем случае. Ни на одной из сторон. И на той, и на другой, по странному стечению обстоятельств, воюют мои друзья, знакомые. Но для меня это вопрос теоретический, потому что мне 45 лет, а Украина призывает в армию рядовых до 40. В моем роду была старинная традиция – не участвовать в гражданских войнах. Мой прадед по женской линии был царским офицером. Но в Гражданскую не пошел ни к красным, ни к белым. А дед по отцу – 17-летним мальчишкой сбежал в 1919 –м году из Красной Армии. Это, кстати, не помешало ему в 42-м воевать под Сталинградом. Я просто физически ненавижу гражданские войны. Такой тип личности – наследственный. Но не уникальный. Обратите внимание: подавляющее большинство людей не хочет участвовать в этой войне. Добровольцев крайне мало.

- С кем-то обострились из друзей в Киеве отношения из-за взгляда на войну?

— Ни с кем – ни на Донбассе, ни в Киеве. Я спокойно звоню друзьям в Донецк. И в Киеве – с кем общался, с тем и общаюсь, независимо от их политических взглядов. Я был немного военным реконструктором. Часть из них сейчас воюет на стороне Украины. Другие – на стороне ДНР. Даже тут произошло разделение.

- С Игорем Стрелковым не доводилось пересекаться?

— Не пересекался, но один из моих друзей еще в 90-е годы знал Стрелкова, ночевал у него в доме. И еще в 90-е годы Стрелков говорил: «Мы будем воевать с Украиной».

- На последних выборах в Верховную Раду киевляне поддержали партии, которые, так или иначе, но выступают за продолжение АТО. Могут ли настроения жителей украинской столицы измениться?

— У партии войны женское лицо. Именно те, кто не идет воевать, почему-то больше всего выступают за войну. Военкоматы меньше всего призывают в армию киевлян. Чтобы не обострять обстановку в столице – не вызывать новый взрыв, майдан.

Министерство обороны Украины признало 1,5 тысячи убитых военнослужащих на Донбассе. Это только в регулярной армии. Раненых по статистике всегда в 4-5 раз больше. Значит, как минимум, их должно быть 6 тысяч. Часть из этих людей умрет, как всегда бывает. Эта статистика совершенно не касается добровольческих батальонов. Там людей погибло без счета – очень много.

Когда смотришь, что остается от человека после обстрела «градом», понимаешь, что война – не игра. Подержите в руках наполовину сгоревшую кевларовую каску. Или пластину от бронежилета, в которой дырка с яйцо. При этом я знаю случаи, когда обычный крестьянин бросается на войну из-за семейной ссоры. Хотел отомстить жене, а привезли домой без ноги, или живого, но без лица.

По призыву в основном берут села, райцентры. А позиция многих киевлян определяется тем, что их это касается меньше всего.

- То есть, нет надежды на то, что воинственные настроения в Киеве изменятся на стремление к миру?

— Есть четкая статистика. Последние социологические опросы показывают, что в Украине большая часть людей не надеются ни на ЕС, ни на РФ, а рассчитывают на развитие проекта «Украина». Но, думаю, со временем партия войны будет терять своих сторонников.

С фронта возвращаются люди, они что-то рассказываются. Причем, совсем не то, что показывает телевизор. Плюс, вернувшись, сталкиваются с ситуацией, когда им объявляют, что у них нет никаких доказательств участия в боевых действиях. Государству ведь участника нужно содержать!

Четвертая волна мобилизация уже фактически не дает своих результатов. Множество людей проголосовали против войны ногами и просто уехали из Киева или Украины. Я таких тоже знаю. И со временем, шаг за шагом будет нарастать разочарование в Майдане…

Кстати, оно нарастает тоже по-разному. Есть и такие энтузиасты, что хотят делать еще один Майдан. Я им говорю: «Пожалуйста. Но каждый новый Майдан сокращает территорию Украины. Для чего вы будете это делать, если вы говорите, что являетесь патриотами Украины?».

Я знал, что от Евромайдана ничего хорошего не будет, что упадет экономика, и еще дальше будет падать. Поэтому и не поддерживал его. А настроения промайданного большинства будут, конечно же, меняться в сторону разочарования. Эйфория сдувается, когда приходят «евросчета» за квартиру по новым расценкам.

- Администрация Петра Порошенко активно раскручивала тезис, что конфликт вокруг Крыма и Донбасса окончательно рассорил Украину и Россию, и говорить о каких-то братских отношениях уже невозможно. Это действительно так?

— Отношения России и Украины не были братскими уже давно. Братские отношения – это отношения маленького мальчика и его брата. А у Киева и Москвы уже давно был дележ газового транзита, очень хитрые договоренности на самом верху – и в кучмовскую эпоху, и в ющенковскую, между Тимошенко и Газпромом.

Какое там братсво?! Наверху царили принципы гешефта. Собрался Янукович в ЕС в прошлом году – Россия тут же начала торговую войну. Все было очень жестко — по красной линии. Все письма «братьев» с 91-го года писаны на долларовых купюрах.

Но я всегда считал всегда и доказывал, что для Украины по экономическим причинам более выгоден союз с Россией. Но отношения на уровне братских, мне кажется, не существовали с 1991 года, а было постепенное нарастание напряжение. Даже Харьковские соглашения были сделкой. Разве братья вступают в отношения сделки?

- Так рассорились окончательно Россия и Украина, или нет?

— Думаю, что окончательно не рассорились. Есть история. А она говорит, что российско-украинские отношения знавали разные периоды. И вражды. И дружбы. Россия воевала с Украиной в 1918 —1920 годах. Это более-менее помнят. А в 1617 году, что не помнит почти никто, казаки гетмана Сагайдачного вместе с польской армией стояли на Арбате. Пытались взять Москву штурмом, между прочим. Через Арбатские ворота. А недавно Украина выпустила монету в честь 500-летия битвы под Оршей, где в составе польско-литовской армии, воевавшей с войсками московского великого князя, были уроженцы нынешней Украины – западной Руси.

И сегодня, как показывают социологические опросы, несмотря на военные действия, на поддержку ЛНР и ДНР Россией, есть большой процент украинцев, которые плохо относится к правительству РФ, но хорошо – к России как стране, народу. Добавьте широчайшие родственные связи. Как тут можно поссориться навеки?

Если будет найдена формула нормализации отношений, то в один прекрасный момент российские каналы прекратят политику информационной войны по отношению к Украине, а украинские – по отношению к России. Возникнет новая повестка, и все закончится новым синтезом. Так всегда бывает. Просто люди часто живут в эмоциях сегодняшнего дня и не хотят поднять голову, чтобы посмотреть немножко вперед.

Олесь Бузина

Просмотров: 3876
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
За что Ломоносова приговорили к смертной казни Витязи земли Русской - картинки В Галиции в 19 веке писали на памятниках на русском языке, потому что не было украинского! Что такое кон? Древние игрушки славян Славянский гороскоп (Часть вторая)