Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Заслон от заробитчан В одном шаге до начала мировой торговой войны Советник Трампа рассказал о катастрофе Украины и признании Крыма «На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Казус Янус

«Спасение Януковича» — звучит словно какой-нибудь из подвигов Геракла. И хотя история была вполне серьёзная, но как и всё, что связано в последнее время с Украиной, быстро обрела налёт фарса и клоунады.

Тем не менее, в контексте незадолго до этого предоставленного Сноудену убежища, получился полновесный прецедент. Некоторые углядели в этом даже тенденцию, и стали раздаваться мнения: а не стоит ли России стать эдакой «Британией наоборот»: если Лондон даёт убежище всем, кого США любят, то почему бы Москве не кинуть «ответочку» не давать убежище всем, кого Вашингтон ненавидит и за кем охотится? Ещё после истории с Джулианом Ассанжем такие разговоры были, но затихли ввиду того, что Россия решила ничего не предпринимать. А тут — два события подряд, и тема возобновилась. Так стоит ли в самом деле России становиться таким убежищем?

Когда деревья были большими, а Америки ещё не было

Вообще в мире это не принято — давать убежище свергнутым или опальным правителям. Причём было не принято всегда. Это однозначно расценивалось как вмешательство во внутренние дела страны и вмешательство крайне недружелюбное. Собственно говоря, убежище всегда и искали у стран враждебных, которым будет на руку лишний раз уколоть противника. Потому что страны, поддерживающие если не союзные, то хотя бы партнёрские отношения, обычно никогда не осложняли свои международные дела такими выходками.

Если пробежаться по хрестоматийным примерам, то вспоминается, например «распиаренная» Дюма история о не предоставлении во Франции убежища для Карла I, а потом и Карла II. В сущности, он довольно точно передаёт мотивацию руководителей государства во второй и третьей части своей мушкетёрской трилогии, описывая, почему в Париже не предоставили такого убежища, зато его дали в Голландии, которая с Британией тогда враждовала. В выдуманном письме Кромвеля к Мазарини пишется:

«Что же касается короля Карла, то это другое дело: приютив его и оказав ему поддержку, Франция тем самым выразила бы свое неодобрение действиям английского народа и повредила бы столь существенно Англии и, в частности, намерениям того правительства, которое Англия предполагает у себя установить, что подобное отношение было бы равнозначащим открытию враждебных действий».

И хотя это лирика, но есть и довольно свежие примеры, в том числе — и с нашим участием. Например, коробку конфет в «Шереметьево» для Индиры Ганди, я полагаю, все помнят. А если нет, то вкратце скажу, что когда она в 1977-ом году потеряла на время власть и решила приехать на переговоры в Москву, там отнюдь не пожелали портить отношения с действующим правительством Индии, и не смотря на дружбу и сотрудничество, все закончилось коробкой конфет и поздравлениями от посла СССР в Индии Пегова прямо в аэропорту Шереметьево. Пикантности добавляло то, что это был день рождения Индиры Ганди. Не смотря на это, когда она снова пришла к власти, любовь и дружба Брежнева сразу же возобновились. Такой вот известный прецедент. Интересы государства превалируют над личными желаниями, и портить отношения с режимом, который, может, рухнет через неделю, а, может, продержится годы, никто не хочет. Желаешь государственной любви — верни утраченную власть.

Кстати, проамериканская Грузия с проамериканской же Украиной даже почти поссорилась из-за того, что в Киеве приняли Саакашвили, а теперь и вовсе назначили главой Одесской области. И только вассальная преданность США мешает этому конфликту разгореться в полную силу, а когда «гегемона» не было, на подобные шаги решались крайне редко, потому что утративший власть политик — уже не фигура в шахматной партии государств. Играют с теми, кто власть получил, и лишних проблем обычно не хотят.

Например, в Европе не оказали гостеприимства не только Николаю II, но даже его семье. Не хотели лишних обременений в отношениях с восточным соседом, которого и так было трудно понять, куда его дальше швырнёт историческая судьба.

Это чуть позже, когда развелась мода на нелюбовь к большевикам, дали убежище Троцкому, да и то — в Мексике, у которой не было почти связей в Советским Союзом, которые могли бы пострадать, зато были уже очень мощные связи с США. Впрочем, Льву Давидовичу это не сильно помогло, потому что Советский Союз в те времена действовал так же, как Америка сегодня — преследовал своих врагов по всему миру, не обращая внимания на границы и законы. И это плавно переводит нас к следующей главе.

Гегемон

То, о чём я говорил в начале, относилось к эпохе, когда основным принципом международных отношений был суверенитет, и попытки покушения на него вызывали немедленную и очень резкую ответную реакцию. Однако мы имели несчастье дожить до времён, когда суверенитет стал считаться чуть ли не преступлением. Это стало дурным тоном, это стало почти преступно, сегодня все государства должны свой суверенитет делегировать бесконечным международным организациям, которые настолько «объективны» и «независимы», что в большинстве случаев действуют в интересах США, которые, единственные, и сохранили, получается, суверенитет в полном смысле слова. Кстати, Штаты крайне не любят участвовать в международных обязывающих и ограничивающих соглашениях и конвенциях. Зато очень любят, чтобы в них участвовали все остальные.

Итак, сегодня суверенитет размыт, да и международное право размыто. Есть одна страна, которая считает себя выше любых законов, и полагает, что в праве вмешиваться во внутренние дела любого другого государства, если только ей этого хочется.

Впрочем, это не новое явление, а просто мы наблюдаем во всей красе имперское мышление, потому что любая империя для своих колоний всегда полагала верховным источником права не писанные законы, международное право или договора, а самоё себя. Вот решила Америка, что тот или иной режим нелегитимен — и он нелегитимен. Будь то Украина-2004 или Украина-2014, или Ирак, Сирия, Ливия — список можно продолжать.

Террор

Причём характерной чертой для политики Штатов можно считать тоталитарный международный террор. Тех лидеров, которые выразили непокорность, не сдались немедленно по команде «руки вверх!» из Вашингтона — их преследуют с иррациональной намеренностью и жестокостью.

Есть очень чёткое понимание на сегодня: если ты будешь перечить России, Китаю, Германии — тебя могут ждать неприятности. Очень серьёзные международные неприятности. Возможно даже военное вторжение.

Но если ты будешь перечить Штатам, то тебя просто убьют. Гарантированно. Даже если это займёт годы. В самом «лучшем» случае ты умрёшь в тюрьме как Милошевич. А если не повезёт — то как Каддафи.

При этом для «своих сукиных детей» есть убежище в Британии, где говорят: «Нет-нет! На родине ему не дождаться справедливого суда, никак. На родине процесс будет политически мотивированным, и надо человеку дать политическое убежище». А вот своих врагов Штаты из любой точки планеты выцарапают и «с соблюдением закона» водворят туда, где будет твёрдо гарантировано, как раз это самое политически мотивированное судилище.

Надо сказать, это хорошо работает. Потому что большинство лидеров понимают, что ссориться с Россией, Европой, Китаем — это лишь рисковать своим политическим положением, или в крайнем случае — зарубежными денежными активами. А вот перечить Штатам — это значит поставить на кон свою жизнь. И если принимать рискованные политические решения большинство лидеров готовы, то расставаться с жизнью — как правило нет. В этом заключено неотразимое обаяние международной политики США — им очень трудно отказать. У них очень своеобразные «методы» убеждения. Ещё со времён Хиросимы и Нагасаки Штаты придерживаются принципа, что лучше проявить звериную жестокость и напоказ демонстрировать силу и абсолютную готовность уничтожать любого противника, чем бороться с ним. Зачем нужны сложности? Гораздо проще устроить показательную казнь с отрыванием головы или засовыванием железки одному — и десятки испугаются и покорятся сами. Самый свежий пример — с Блаттером. Тоже покорился.

Из этой логики и исходят люди, которые предлагают России стать «международным убежищем» для врагов США. Дескать, если на повестке дня снова будет только политический риск, а не угроза, что тебя лично будут преследовать до конца жизни, пока не убьют — тогда, возможно, политические лидеры перестанут сразу же сдаваться Штатам, чуть только оттуда раздастся команда «руки вверх!»

На первый взгляд идея кажется логичной, но простые решения не всегда оказываются верными. Кстати, эти люди на задаются вопросом, почему ещё до России не поступил таким образом, допустим, Китай. И почему сейчас так не поступает. Стоит ли вообще так поступать?

Анализ

Во-первых, не стоит обольщаться тем, что нас весь мир сразу за это полюбит. Большинством стран (и не только «цивилизованных») подобное поведение будет расценено как вмешательство во внутренние дела не многим лучшее, чем это делают Соединённые Штаты. Я уже говорил в начале, что такие вещи не приветствуются и никогда не приветствовались. Мы снищем славу таких же сующих нос не в свои дела, как США — вот и весь «имидж».

Наш президент не раз заявлял о приверженности России принципам международного права и соблюдению суверенитета других государств. У России, возможно, не самый лучший имидж в Европе и так называемом «цивилизованном мире», но на Ближнем Востоке, в Южной Америке и Азии как раз наоборот — нас очень уважают за то, что на фоне произвола и вседозволенности Америки, Россия демонстрирует, что большая страна с внушительным военным потенциалом может вести себя с уважением по отношению к другим независимым государствам. Кстати, отчасти этой же политики придерживается Пекин, и это мудрая политика для стран, которые не могут пока добиться лояльного отношения обобщенного Запада, и поэтому должны выстраивать отношения с остальным миром и опираться на его лояльность.

Во-вторых, мы, конечно, знаем, что иногда можно пренебречь хорошим имиджем ради достижения важных национальных интересов, но как это может быть сделано в данном случае? Россия объективно не обладает столь разветвлённым влиянием и представительством в мире, чтобы давать подобные гарантии. К тому же для их выполнения может потребоваться лояльность соседних государств, которой мы также не всегда располагаем. Мы объективно не можем обещать иностранным лидерам гарантированного безопасного коридора.

Ну и в-третьих, подобные гарантии могут обременить нас куда сильнее, чем кажется на первый взгляд. Когда политик рассчитывает только на себя, то он вынужден вести себя благоразумно и осмотрительно. Во всяком случае именно возможные угрозы и проблемы удерживают политиков от многих безумств. А как поведёт себя государственный лидер, обладающий гарантиями безопасности? И что он может наворотить, не опасаясь за своё спокойное будущее? Не придётся ли потом России исполнять обязательства перед человеком, виновным в геноциде? А каков соблазн будет у политика, которого вытесняют с руководящей позиции, «красиво уйти», на прощанье «громко хлопнув дверью»? Скажем, расстреляв лидеров оппозиции? И как потом России проводить внешнюю политику, имея в «активе» подобное счастье?

Закон суров, но он закон

Словом, путь соблюдения законов писанных и неписанных, и путь соблюдения своих национальных интересов — они у России совпадают. И это очень хорошо. Вот Америке для достижения её целей часто приходится законы нарушать, а нам наоборот — соблюдать.

Впрочем, мы лишь в очередной раз убедились, что одно преступление нельзя усугублять другим преступлением, и если кто-то нарушает закон — это не индульгенция всем остальным тоже его нарушать. Потому что это позиция наших так называемых «либералов» (я беру в кавычки, потому что настоящие либералы так не думают, а те, которые думают — они не либералы, а самозванцы). Наша «несистемная оппозиция» любит постулировать, что если где-то были нарушения во время выборов, что если где-то были взятки — то после этого можно уже не соблюдать никакие законы. Можно вообще всё, что угодно.

Так вот: нельзя. Нарушение закона — это повод для привлечения к ответственности того, кто нарушил, а не основание для всех остальных не соблюдать законы. А в приложении к политике США: в мире уже и так достаточно хаоса, который они посеяли. Ни к чему его усугублять ещё и нам. Наша задача — препятствовать США, когда они нарушают законы, а не самим уподобляться им же.

Нам стоит помнить, что большинство бед, которые случились с нашим миром в последние пару десятилетий, случились именно потому, что нарушалось международное законодательство. Начиная от бомбардировок Югославии, и заканчивая Ливией, Сирией и возникновением ИГИЛ на этом пожарище.

Очевидно, что продолжая нарушать законы, мы лишь увеличим хаос в международных отношениях. Кстати, это будет ещё и на руку Штатам. Поэтому в наших национальных интересах требовать от других соблюдения законов и соблюдать их самим . Впрочем, наш президент примерно об этом и говорит постоянно. И это действительно так. Правовой нигилизм в международных отношениях — это путь к большой катастрофе, и возможно — к мировой войне. Это уж точно никак не в наших интересах.

Мелкое моральное удовлетворения от радости чем-то насолить Штатам, пускай даже они и не правы, не стоит тех последствий для наших национальных интересов и для мирового порядка вообще, которые возникнут, если некоторые вещи сделать нормой. Ситуации с Януковичем и Сноуденом сложились экспромтом, их никто не планировал специально. И лучше бы им таковыми и оставаться: исключениями, которые будут лишь подтверждать общее правило.

Просмотров: 1192
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Скифия становится Россией Технология уничтожения русских: Инструкция для ЦРУ Ваджра - оружие древних богов Славянской цивилизации быть! Уроки Древлесловенской азбуки Русы в Узбекистане - люди второго сорта