Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Переодетые «наполеончики»: у истоков украинского национализма стояли польские магнаты-олигархи Визит спецпосланника США на Донбасс: радость Киева преждевременна Впускать или не впускать? Крым разделился по вопросу туристов из Украины «Горячую войну» на Украине прекратит российская армия
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кем были солдаты Победы?

Более 70 лет прошло с момента окончания Великой Отечественной войны. С годами меняется не только объем информации о тех грозных годах, но и место, которое занимает война в сознании российского общества. На смену поколениям, для которых война была частью жизни - их самих или их ближайших предков (отцов и дедов), - приходят поколения, для которых она является уже частью истории. Это неизбежный естественный процесс, который ставит перед историческим сообществом вопрос о месте событий 1941-1945 годов в истории России.

Советская историография вслед за советской идеологией рассматривала Великую Отечественную войну как часть исключительно советской истории, начавшейся в 1917 году.

Но если для нас история России начинается не в 1917-м, а более тысячи лет назад, то встает вопрос о месте Великой Отечественной войны в истории России, а также о той роли, которую сыграло в войне наследие Российской империи.

НАСЛЕДСТВО

В исследованиях, посвященных истории советской военной промышленности, боевой техники, советских систем вооружения и так далее, отмечается значение технологического, интеллектуального и материального наследства старой России. Достаточно вспомнить, что основным стрелковым оружием пехотинца РККА была трехлинейная винтовка образца 1891 года, а наиболее широко распространенным станковым пулеметом был пулемет "Максим" на станке образца 1910 года. Слабоизученным остается вопрос о главном наследии империи - ее человеческом потенциале.

Сформированный советскими идеологами образ солдата-победителя как представителя поколения "рожденных революцией", "ровесников Октября", приобрел характер устойчивого стереотипа не только в массовом сознании, но и в произведениях искусства, публицистике и даже в отдельных научных работах.

Многие исследователи отмечают, что одним из важных факторов, обеспечивших выживание и победу советского государства, являлись огромные людские ресурсы, позволившие компенсировать как потери начального периода войны, так и многие недостатки советской военной машины. Этот демографический потенциал появился не сам по себе, а в результате целенаправленной деятельности правительства Российской империи в царствование императора Николая II.

За это время численность населения страны выросла с 129 миллионов человек в 1897 году до 179 миллионов человек в 1915 году. Ни в один другой период отечественной истории таких темпов прироста населения России достичь не удавалось. Этот рост населения был вызван не только объективными социально-экономическими условиями, но и, в первую очередь, целенаправленной политикой правительства империи в сфере здравоохранения.

ПО ПРИЗЫВУ И ПО ДОБРОЙ ВОЛЕ

Всеобщая воинская повинность была введена в СССР только 1 сентября 1939 года: до этого момента защита социалистического Отечества считалась почетной обязанностью трудящихся, но не всех граждан СССР. Пониженные в правах представители элитных сословий Российской империи, а также приравненные к ним до этой даты не подлежали призыву на военную службу и не проходили какой-либо военной подготовки.

К непризывным категориям относились лишенцы, кулаки, подкулачники (то есть значительная часть крестьянства), казачество (до 1936 года) и так далее. Многие из этих людей даже не состояли на военном учете, что в значительной степени затруднило их призыв в армию в момент начала войны. Выходом стало формирование частей народного ополчения, куда попадали многие граждане, желающие защищать Отечество, но не имеющие возможности быть призванными в ряды РККА.

Как известно, война началась для Советского Союза с серии тяжелых поражений, в результате которых были не только потеряны значительные территории, но и фактически прекратила свое существование довоенная Советская армия. Особенно трагическим обстоятельством стало то, что наибольшие потери армия понесла не убитыми и раненными, а пленными.

По данным комиссии С.В. Кривошеева, за III квартал 1941 года РККА безвозвратно потеряла 2 067 801 человека, что составило 75,34 процента от общей численности вступивших в бой войск, причем большую часть этих потерь наша армия понесла пленными. Всего за 1941 год в плен попало 2 335 482 бойца и командира РККА, что составляет более половины от числа военнопленных за все годы войны, и большая часть этих людей попала в плен в первые недели войны.

Согласно Указу Верховного совета СССР о мобилизации, призыву в армию подлежали военнообязанные 1905-1918 годов рождения, то есть сразу же начался массовый призыв в армию людей, рожденных и воспитанных до революции. Постепенно доля дореволюционных возрастов в призывных контингентах возрастала. Призыву подлежали военнообязанные вплоть до 1890 года рождения, и есть сведения о призыве более старших возрастов - вплоть до 1885 года рождения.

Таким образом, с 1941 года начал меняться социальный состав Советской армии. На смену советским поколениям, воспитанным в советском духе, пришли люди, рожденные и воспитанные в Российской империи. Это не могло не оказать влияние на настроения и идеологию сражающейся страны.

Возможно, именно с этим процессом связан общеизвестный факт обращения советской идеологии к идеям защиты Отечества, русскому патриотизму, национальной исторической традиции. Само название войны - Великая Отечественная - для людей начала 1940-х годов было отсылкой к Первой мировой войне, которая в Российской империи именовалась Второй Отечественной.

"БУКВАЛЬНО ПРОГРЫЗАЯ ДОРОГУ"

После призыва военнообязанных изменился и возрастной состав армии. На смену молодежи в возрасте 18-22 лет пришли люди в возрасте от 30 до 40. К сожалению, у нас нет в настоящее время сведений о среднем возрасте военнослужащих Советской армии в годы войны. Некоторые предположения можно построить на основании статистики потерь.

В расчетах комиссии С.В. Кривошеева указано следующее распределение:

20 лет и моложе - 1560,3 тысячи человек (18 процентов),


21-25 лет - 1907 тысяч человек (22 процента),
26-30 лет - 1517 тысяч человек (17,5 процента),
31-35 лет - 1430,3 тысячи человек (16,5 процента),
36-40 лет - 1040,2 тысячи человек (12 процентов),
41-45 лет - 693,5 тысячи человек (8 процентов),
46-50 лет - 433,4 тысячи человек (5 процентов),
51 год и старше - 86,7 тысячи человек (1 процент).

Таким образом, на советские возраста (до 26 лет) приходится 40 процентов потерь, а больше половины (60 процентов) - на поколения, рожденные и воспитанные в Российской империи. Необходимо также учитывать, что значительная часть потерь молодежи приходится на 1941 год, когда была разгромлена кадровая Красная армия, основу личного состава которой составляли призывники 1920-1921 годов рождения.

Можно предположить, что, с учетом потерь молодых возрастов, средний возраст солдат РККА в 1942-1945 годы был еще выше и достигал величин 36-37 лет. Этому также способствовало то обстоятельство, что начиная с 1944 года младшие призывные возраста (17 лет) старались не отправлять на фронт, а использовать для тыловой службы.

Генерал А.И. Еременко в своих воспоминаниях "В начале войны" отмечал, что к зиме 1941-1942 годов в армии появились целые соединения, укомплектованные солдатами старших возрастов: "Личный состав армии в возрастном отношении был неоднородным. Например, в 358-й стрелковой дивизии основную массу составляли солдаты от 32 до 36 лет, в 360-й - от 35 до 45 лет, в 21-й стрелковой бригаде - молодежь в возрасте до 30 лет".

Примечательно, что в ходе подготовки к операции (зимнее наступление 4-й ударной армии Северо-Западного фронта в январе 1942 года) именно 360-я стрелковая дивизия получила наиболее сложную задачу и проявила себя наилучшим образом. Генерал А.И. Еременко в своих мемуарах не скупился на похвалы этому соединению:

"На правом фланге армии в это время 360-я стрелковая дивизия двигалась в неимоверно трудных условиях полного бездорожья через непроходимый в буквальном смысле слова лес. Чтобы проложить колонный путь, приходилось рубить на 1 километре до 1000 деревьев. Кроме того, глубокий (до 1 метра) и рыхлый снег сильно затруднял движение технических средств".

"Особый интерес представляет марш 360-й стрелковой дивизии, которая за 12 дней прошла 135 километров по сплошному лесному массиву со среднесуточным темпом 11 километров, буквально прогрызая себе дорогу в густом лесу, утаптывая глубокий снег, укрепляя лед на озерах и почти на руках таща за собой технику, что, естественно, еще более затрудняло движение".

"360-я стрелковая дивизия генерал-майора И.М. Кузнецова, наступая на крайнем правом фланге, обеспечила успех Торопецкой операции и захват Торопца".

Косвенным подтверждением предположений о возрасте солдат служит и анализ фотографий 1945 года. На фото солдат-победителей мы редко видим молодые лица. На нас смотрят зрелые мужчины 35-45 лет. Именно такой советский солдат освободил свое Отечество, именно такой освободил Европу.

Изменение возрастного состава РККА сказалось и на настроениях армии. Если предвоенная Красная армия всячески подчеркивала отсутствие преемственности с дореволюционной русской армией, то в годы войны обращение к опыту прошлого пошло буквально явочным порядком.

Герой романа К.М. Симонова "Живые и мертвые" генерал Серпилин (сам бывший унтер-офицер Русской армии) обращает внимание на этот момент:

- Никак нет, товарищ генерал, - сказал солдат.

"Черт его знает, - подумал Серпилин, - не вводили мы этого "никак нет" и не культивировали; само собой, незаметно из старой армии переползло и возродилось, и все чаще приходится его слышать... Парень молодой, не с собой его принес, здесь приобрел".

Явочным порядком в армии возродились понятия "офицер" и "офицерство". Если до войны официальным названием комсостава РККА было "красный командир", то начиная с 1941 года в документах все чаще появляется слово "офицер", официально закрепленное в армии с 1944 года.

В этом же контексте можно рассматривать и реформу обмундирования Советской армии, включавшую в себя возвращение близкой к дореволюционной системы знаков различия в форме погон. Если до войны погоны сами по себе являлись символами контрреволюции, то теперь они заняли свое привычное место на плечах русских солдат и офицеров.

Таким образом, оставленный Российской империей демографический потенциал дал советскому руководству те самые людские ресурсы, которые позволили выдержать удар агрессора, заново создать армию, выстоять и победить. И когда мы говорим о солдатах-победителях 1945 года, мы должны помнить, что большинство из них родилось и получило воспитание во времена Российской империи.

Указание на этот факт никоим образом не умаляет подвига более молодых поколений, рожденных и воспитанных в СССР. В годы Великой Отечественной войны с врагом сражалось все население страны. Все внесли свой вклад в Победу. И важную роль в ней сыграло наследство имперской России. Человеческий потенциал - самая ценная часть этого наследия.

 Александр Музафаров
Просмотров: 588
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как ставить защиту вокруг себя и очищать пищу? Чем полезен чай из ромашки перед сном? Азбука: послание к славянам Десять зарисовок о современном рабстве Бог Ярило Настоящая "правда" о русских варварах