Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины Почему Россия не пойдет на Киев Как либералы продавали Россию: «Крыса съест три зернышка, миллион провоняет» Сирия как Афганистан
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Киев – родина нежная…

(Из цикла «Прогулки по русскому Киеву»)

Неприязнь ко всему русскому пустила в столице Украины глубокие корни. Однако у киевлян есть за границей родные, друзья, например в Москве и других «зарубежных» городах. Поскольку закона, отменяющего родство – кровное и духовное, Верховная рада пока не измыслила, общение не прекращается. И, увы, всё чаще слышишь: Киев уже «не наш», Русскому миру он больше не принадлежит. В общем, проживём без Киева. А о том, что звали его когда-то матерью русских городов, забудем…

Не стану в очередной раз уверять, что торжествующее официальное украинство при всей его агрессивности - наносное. Что тысячелетний культурный код не так просто сменить, даже если за это дело берутся такие гиганты мысли, как Джеффри Пайетт или Виктория Нуланд с их украинскими подручными. Вместо этого предложу своим московским, питерским и всем остальным российским друзьям совершить со мной небольшую прогулку по Киеву.

А начать хочу с улицы, носящей сегодня имя гетмана Богдана Хмельницкого. Кто бывал в Киеве, хорошо представляет: поворачиваем от Крещатика вверх, мимо ЦУМа… итак, движемся.

В 30-х годах XIX века, когда улица только возникла, она называлась Кадетская, а в 1869-м получила новое название – Фундуклеевская. В честь любимого и уважаемого киевлянами гражданского губернатора Ивана Ивановича Фундуклея. При советской власти она была улицей Ленина, а после расчленения СССР её снова переименовали. Предложили вернуть родное имя – Фундуклеевская, но нет. Повеяли новые ветры, иной стала и «политическая целесообразность».

Фундуклеевская гимназия

А жаль. Мало найдётся мест в Киеве, да и в целом по Украине, где бы имена, прославившие русскую культуру, науку, общественную жизнь, возникали в памяти так часто, как здесь, на этой улице. Тут жили, дышали, ходили архитектор Беретти, поэт Блок, авиаконструктор Игорь Сикорский, историк Евгений Тарле, биолог Николай Тимофеев-Ресовский, генеральный конструктор космических кораблей Сергей Королёв, актриса Алла Тарасова… Да и сам Киев возродился к большой жизни из провинциальной забытости лишь по велению императора Николая Первого, который произнёс однажды, подумав о Киеве, судьбоносную фразу: «У меня есть свой русский Иерусалим». После этих слов самодержца Киев получил университет, мосты через Днепр и всё, что сегодня назвали бы – серьёзные инвестиции.

Фундуклеевская. Начало 20 века

Однако вернёмся к Ивану Ивановичу Фундуклею. В его личности, делах и даже городских анекдотах о нём просвечивает тот старый русский Киев, о котором сегодня не любят, а то и страшатся вспоминать.

Родом Иван Иванович был из Нежина, отец грек, купец, вышедший из простых целовальников и составивший огромный капитал. Службу Фундуклей начал с самых низов и прошёл путь от подканцеляриста до члена Государственного совета империи. Особенностью правления Ивана Ивановича в Киеве было то, что он с лёгкостью использовал личные средства на благо города и горожан. Губернаторский дом он отреставрировал на собственные деньги. Своё жалованье гражданского губернатора отдавал на нужды канцелярии. Платил правителю канцелярии 12 тысяч рублей в год - и тот не брал взяток. На деньги Фундуклея впервые замостили Андреевский спуск (нынешний киевский Монмартр) и поставили фонтан с пресной водой, который киевляне тут же прозвали «Иваном», или «Фундуклеевским».

А мы с вами потихоньку движемся дальше. Вот здание театра Бергонье. Оно расположилось на пересечении Кадетской (Фундуклеевской) и Новоелизаветинской (ныне Пушкинской). С 1926 года и поныне здесь – театр Русской драмы. Вот в эти тяжёлые резные двери входили Олег Борисов, Кирилл Лавров, Георгий Товстоногов, Любовь Добржанская, Павел Луспекаев… На их творчестве, которое пришлось на советский период русской истории, воспитывалось не одно поколение людей, живущих теперь в разных государствах.

Театр Русской драмы. Бывший театр Бергонье

А вот дом под номером 6. Первая женская гимназия в Российской империи. Хотя сегодня киевлян и пугают всем русским, но факт не скроешь: именно император Александр Второй поставил вопрос о создании женских школ нового образца, для представительниц всех сословий. И тут, конечно, не обошлись без нашего Ивана Ивановича. Фундуклей подарил для будущей киевской женской гимназии два собственных дома и выделил ежегодную субсидию в 1200 рублей. С одним из домов связана интересная история. Известный в Киеве чиновник по фамилии Попов заканчивал строительство собственного каменного дома, когда объявилась недостача казённых денег на сумму в 20 тысяч рублей. Фундуклей вызвал Попова и спросил: «Где деньги?» Чиновник признался, что выстроил себе дом на казённые средства и собирался от его доходов быстро покрыть недостачу. Иван Иванович чиновника укорил, оставил на службе, а дом выкупил, достроил и подарил гимназии. И ведь не напрасно! Вот строки, которые написала одна из выпускниц киевской гимназии:
Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово…

Да, это Анна Андреевна Ахматова. Дочь статского советника. Киевлянка. Выдающийся русский поэт. Идём дальше…

Вот наш путь пересекла ещё одна знаменитая киевская улица – Владимирская. Мы видим редкой красоты здание, которое в момент его появления много критиковали, называли неуклюжим, похожим на черепаху. Мне же с детства оно казалось прекрасным сказочным дворцом. Особенно вечером, в свете фонарей, под звёздным киевским небом. Это здание Национальной оперы. Его построил в 1901 году петербургский профессор Шретер, победивший во Всемирном конкурсе на лучший проект. Задержимся здесь ненадолго. Перед оперным театром небольшая площадь. По ней спешили на премьеры своих опер – «Пиковой дамы, «Евгения Онегина», «Алеко», «Снегурочки» – П.И.Чайковский, С.В.Рахманинов, Н.А.Римский-Корсаков.

Оперный театр в Киеве

Правда, недавно с Петром Ильчём в Киеве история приключилась. Глава киевской «Просвиты» начал внушать, что Чайковский – этнический украинец, а его музыка в основе своей опирается не на русскую или французскую музыкальную традицию, а на украинские народные думы. Мол, «москвоцентричная» музыкальная критика скрывает это от мировой общественности.

Если же без шуток, то на сцене киевской оперы пели Фёдор Шаляпин, Леонид Собинов. Именно в Киеве Фёдор Иванович впервые публично исполнил в благотворительном концерте для рабочих знаменитую «Дубинушку». И, конечно, у подъезда этого театра нельзя не вспомнить об одной из трагических страниц русской истории. Здесь в 1911 году во время спектакля был убит Столыпин. Широко разошлись слова, сказанные главой российского правительства после выстрела убийцы: «Счастлив умереть за царя»…

Столыпин похоронен в Киево-Печерской лавре. От того места, где мы сейчас находимся, до его могилы идти минут сорок. Через два дня после смерти Столыпина, 7 сентября, Государственная Дума предложила установить ему памятник. Воздвигли памятник на народные деньги. Киевляне собрали необходимую сумму за три дня. Надпись на постаменте памятника на Крещатике гласила: «Петру Аркадьевичу Столыпину – русские люди». В 1917-м памятник снесли герои революционного Февраля.

И раз уж мы задержались на Владимирской, пройдёмся по ней ещё немного. Вдалеке виднеется красный корпус университета. Некогда он носил имя Святого Владимира, Крестителя Руси, теперь носит имя Тараса Шевченко. А в сквере напротив стоял памятник основателю Киевского университета – императору Николаю Первому. Его также сменил на пьедестале угрюмый Кобзарь. Уже в советское время выдающийся хирург, архиепископ, лауреат Сталинской премии и святой Русской Православной Церкви, святитель Лука (Войно-Ясенецкий), публично обличая тех, кто гордились, что «университетов не кончали», с достоинством объявил: «А я окончил университет Святого Владимира в Киеве».

Вспомним ещё раз Ивана Ивановича Фундуклея. Он ведь в 1849 году был избран почётным членом Киевского университета и членом-корреспондентом нумизматического общества. И опять же на свои деньги издавал книги по истории и археологии Киева (кроме того, содержал на свой счёт несколько больших, нуждающихся семейств). Нынешним отцам города такое и во сне не привидится.

…Пройдя ещё квартал по Владимирской, мы окажемся на Бибиковском бульваре (теперь бульваре Шевченко). Д.Г.Бибиков был военным генерал-губернатором и непосредственным начальником Ивана Ивановича Фундуклея. Он, собственно, и настоял на переводе «многообещающего чиновника» в Киев. Так вот, здесь, «на Бибиковском», как говаривала моя бабушка, так и не усвоившая советскую топонимику, располагалась знаменитейшая Александровская гимназия. Конечно, названа была гимназия в честь императора Александра Павловича. И дала она такой прекрасный плод, выпустила таких замечательных людей, что за одно это должно бы поблагодарить самодержца всея Руси. Может быть, время благодарности ещё наступит… А учились в этом строгом классическом здании, воздвигнутом по проекту Александра Беретти, Михаил Булгаков и Константин Паустовский, Николай Ге, врач-академик Александр Богомолец и певец Александр Вертинский. Здесь же располагалась квартира попечителя Киевского учебного округа, гениального русского хирурга Николая Пирогова.

Александровская гимназия. Ныне Жёлтый корпус университета им. Тараса Шевченко

Подробные и проникновенные воспоминания о родной киевской гимназии оставил Паустовский. Булгаков в «Днях Турбиных» отнёс в Первую гимназию сцену прощания полковника Турбина с кадетами. Но, быть может, самые трогательные слова о Киеве сказал другой её выпускник. «Я родился, учился, воспитывался в этом чудесном, неповторимом городе. Я вырос на берегах Днепра, этой богатой, привольной, цветущей земли, которой нет равных в мире! Я – киевлянин. Вот тут, недалеко, против Золотоворотского садика, в доме №43 – я родился. Каждый камень этого города я знаю. Каждый каштан был при мне ещё юношей, а теперь он высокий, кудрявый, раскидистый красавец-мужчина. И в ветвях его поют соловьи!»

Эти слова принадлежат Александру Николаевичу Вертинскому. Он произнёс их в середине 50-х, когда после долгих странствий вернулся домой в Россию.

Думая о той особой любви к Киеву, которую носит в себе каждый настоящий киевлянин, мне хочется сказать моим близким и никаким не зарубежным друзьям: «Не отказывайтесь от нас. Не отказывайтесь от того, что не принадлежит никому в отдельности, что создано трудом и подвигом поколений наших отцов».

По Фундуклеевской, Бибиковской, Владимирской, если Бог даст, мы совершим ещё не одну прогулку. Наверняка вспомним и других людей, живших и творивших здесь, – Н.С.Лескова, В.М.Васнецова, В.Г.Короленко, М.А.Врубеля...

А сегодняшнюю нашу прогулку завершим стихами Вертинского.
Киев - родина нежная,
Звучавшая мне во сне,
Юность моя мятежная,
Наконец, ты вернулась мне!

Я готов целовать твои улицы,
Прижиматься к твоим площадям.
Я уже постарел, ссутулился,
Потерял уже счёт годам.

А твои каштаны дремучие,
Паникадила Весны,
Всё цветут, как и прежде, могучие,
Берегут мои детские сны…

Киев, июнь 2015

Илья РОМАШИН

Просмотров: 997
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
12 важных законов Вселенной Ванга: после Сирии придет спасительная вера Толерантность - духовный СПИД Русская кровь: история и геополитика Как людей разводят на работу? Наши ниндзя круче или как воспитывали казаков-характерников