Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Кто сменит нынешних хозяев Украины — и кому станет лучше Когда рухнет режим Порошенко «Староукраинский» язык «конституции» Филиппа Орлика Предупреждение Китая и Европы Трампу: Следующий шаг будет последним
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Когда на самом деле Украина воссоединилась с Россией

К истории Переяславской рады

В 1954 году в Киеве и Москве отмечали специальную дату. В конце 1953 года с подачи нового руководителя Советского Союза Никиты Хрущева было объявлено о праздновании 300-летия воссоединения Украины с Россией, а чуть позже на уровне ЦК КПСС утверждены «Тезисы к 300-летию воссоединения Украины с Россией», ставшие обязательной интерпретацией для советских историков и деятелей искусства соглашений, принятых Переяславской радой в 1654 году. 22 мая 1954 года председатель президиума Верховного Совета СССР Климент Ворошилов подписал указ о награждении Киева орденом Ленина «в связи с 300-летием воссоединения Украины с Россией и отмечая большое значение Киева в истории русского, украинского и белорусского народов». 24 мая по Крещатику прошла демонстрация. Многие ее участники были в национальных костюмах. Они несли юбилейные эмблемы, размахивали флагами «республик-сестер», выкрикивали лозунги: «Навеки с Москвой! Навеки с русским народом!». Этот же год стал культовым в прославлении гетмана Богдана Хмельницкого, а главным итогом «торжеств» — передача Крымской области по личной инициативе Хрущева из состава РСФСР в состав УССР.

Однако ещё за каких-то двадцать лет перед этим официальная советская историография крайне критически относилась к личности Хмельницкого, не придавала особого значения Переяславской раде и не воспринимала события трехсотлетней давности как «воссоединение», говоря лишь о «присоединении» Украины к России. Так, в «Истории гражданской войны в СССР», издаваемой под редакцией Иосифа Сталина и других видных советских деятелей, в вышедшем в 1935 году первом томе о гетмане говорилось следующее: «Хмельницкий Богдан — (род. в конце XVI века, ум. в 1657 г.) — сотник реестрового украинского казачества, тесно связанный с шляхетской средой. В 1648—1654 гг. стоял во главе крестьянского движения на Украине, но предал его, заключив соглашение с крепостнической Москвой». Читаем далее в Малой советской энциклопедии (1-е изд., том 9. М., 1931): «В 1654 году в Переяславле был заключен договор, по которому левобережная Украина переходила в московское подданство; Москва обязывалась сохранить права казацкой верхушки на земельные поместья, отобранные у шляхты, и крепостной труд».

Изменение отношения к Хмельницкому и «крестьянской войне» произошло в 1937 году и было связано со сменой геополитических приоритетов Советского Союза. Новая концепция стала квалифицировать присоединение украинских и других земель к России как «меньшее зло». Известный советский украинский писатель, затем — член ЦК Компартии Украины, член ЦК КПСС, зампредседателя Совета Министров УССР, председатель Верховного Совета УССР, Александр Корнейчук, в своей пьесе «Богдан Хмельницкий», по которой был снят одноименный довоенный фильм, указывал тогда, что изображение гетмана «выдающимся предводителем народных масс» и «освободителем от польского рабства» оправдано в ситуации, «когда польская шляхта и немецкие фашисты снова собираются вторгнуться на Украину». Эта позиция особо явственно проявила себя после начала Второй мировой войны и вторжения нацистов в Польшу. «Военно-исторический журнал» в №2 за 1939 год, где было дано сообщение «тов. Молотова на заседании Верховного совета Союза ССР 31-го августа 1939 года «О ратификации советского-германского договора о ненападении», опубликовал там же статью К. Осипова «Богдан Хмельницкий». Автор расставлял в ней акценты. Вначале, руками Энгельса дискредитируя полностью Польское государство, сообщив: «В XVI — XVII веках Польша была феодально-дворянской республикой, основанной на эксплуатации и угнетении крестьян. Энгельс называл ее «лежебоко-шляхетской». Польские паны «ничего другого в истории не делали, кроме храбрых, задорных глупостей. Нельзя даже указать ни одного момента, когда бы Польша действительно явилась представительницей прогресса… или совершила что-либо исторически значительное».

Затем оценка давалась самому Хмельницкому. Указывалось, что он

«происходил из состоятельного, но не дворянского русского рода. Отец его, Михайла Хмельницкий, состоял на службе у гетмана Жолкевского. Михайла Хмельницкий был лояльным реестровым козаком, добросовестно служившим польскому правительству, в козацких войнах он не принимал участия и о нем были хорошего мнения не только его непосредственный начальник, пан Данилевич, но даже гетман Жолкевский. За свою верную службу он получил во владение хутор Субботов, расположенный недалеко от Чигирина. Богдан, как и его отец, сначала был на хорошем счету у польского правительства. Ему довелось несколько раз представляться тогдашнему польскому королю Владиславу, на которого он произвел благоприятное впечатление. Однако, чем больше почета и достатка приобретал Хмельницкий, тем сильнее разгоралась зависть и недоброжелательство окружавшей его польской шляхты. Основания к этому были более чем достаточные: Хмельницкий был русским и не был дворянином. В глазах польских панов этого было довольно, чтобы обречь человека на роль пария, чтобы беззастенчиво отбирать его добро и всячески третировать его. Страшный Пилявецкий разгром фактически сделал Хмельницкого вершителем судьбы Речи Посполитой. Однако Богдан все еще не помышлял о том, чтобы вовсе разрывать с Польшей. Хмельницкий знал, что Речь Посполитая еще сильна и что, почуяв смертельную угрозу, она окажет яростное сопротивление. А если удастся справиться с ней, к чему это приведет? Не посадят же паны на королевский престол козацкого гетмана. Полный разгром Польши козаками и крестьянами легко мог повлечь за собой вмешательство соседних государств; паны могли пообещать корону московскому царю и он оказал бы им поддержку, тем более что московские бояре немало тревожились, как бы волнения не перекинулись с Украины на их холопов, не забывших еще о временах Болотникова. Наконец, папа Римский побудил бы вмешаться католическую Австрию, может быть, даже Францию. Две задачи, неразрывно между собой связанные, наметил и блестяще разрешил Хмельницкий: смести польское иго и соединиться с Москвой. И за это, за непоколебимую преданность своей великой идее, за глубокий патриотизм, за умение страстно ненавидеть, страстно желать победы над врагами своей родины чтит его память украинский народ».

Удивительно, но автор советского военного журнала, несмотря на некоторые идеологические маркеры, дал довольно точную оценку личности гетмана и контекста геополитической ситуации 1648−1654 годов. Начнем с того, что мы действительно мало что знаем о происхождении Хмельницкого. Например, его герб не числится в польских шляхетских гербовниках. Венецианский посол А. Вимина в 1650 году утверждал, что отец Хмельницкого был лишен шляхетского звания. Был ли он русским? Возможно, если под «русскими» понимать русинов, населявших тогда земли Речи Посполитой Обоих Народов. И так же верно будет говорить об особых отношениях Богдана Хмельницкого с польским королем Владиславом IV Вазой. Одним из сложнейших дел Владислава IV стало приведение к покорности (безуспешное, надо сказать) польских магнатов, которые не всегда разделяли понимание короля о задачах внешней политики Речи Посполитой. В 1646 году Владислав IV женится на герцогине Марии Гонзаго, дочери французского герцога Шарля де Невера. Королева ориентирует супруга на проведение профранцузской политики, что предполагает в международных делах подготовку нападения на Османскую империю, а во внутренних — установление в Польше абсолютистской монархии.

В этой битве Хмельницкий оказывается на стороне короля, развязывая на малороссийских землях Речи Посполитой восстание против магнатов. В апокрифтическом Универсале, который был «дан в обозе нашем под Белою Церковью, 1648, месяца мая 18 дня» гетманом, говорится: «…мы, Хмельницкий, призвав Господа Бога на помощь и хитростью отняв у Барабаша королевскую привилегию (на увеличение казацкого сословия и на постройку чаек — С.С.), должен был начать это военное дело с поляками, из-за которого, мы надеемся, Его Высочайшее Королевское Величество войной на нас не пойдет, поскольку начали мы эту войну с поляками с его королевского разрешения, так как поляки, с неуважением относясь к Его Королевской Высочайшей Особе, мандатам и приказам его не подчинялись и постоянно задевали интересы Малороссии». Как считают авторы исследования «Русь-Украина: становление государственности» Юрий Мирошниченко и Сергей Удовик, мечтой Хмельницкого было получить из рук короля гетманскую булаву и статус великого гетмана Войска Запорожского, так как «это фактически означало должность командующего королевскими войсками на Казацкой земле (территория южнее Киева от Белой Церкви до границ с Московией) и уравнивало бы его по статусу с великим гетманом Литовским с соответствующим предоставлением места в польском сенате». Но Владислав IV умирает в мае 1648 года, на престол заступает Ян-Казимир II Ваза, с которым у Хмельницкого уже не те отношения.

«Не посадят же паны на королевский престол козацкого гетмана», — именно так. Легитимность того или иного государства на тот момент определялась значением царствующей династии. Наследственная фамилия имела приоритет перед выборными королями, а худородные монархи вступали в вассальную зависимость на основании «личной унии». Хмельницкий с его низким происхождением, какую бы войну он не развязал и в какой бы войне он не победил, не имел ни малейшей возможности только поэтому оказаться даже в статусе зависимого монарха, какими в то время являлись, например, правители Молдавии или Валахии. Гетман раскладывал яйца в разные корзины, одним из проектов, на который он делал ставку, — был план породниться с молдавским господарем Василием Лупу, заставив его пойти на неравный брак дочери господаря Руксандры (при том, что другая его дочь, Мария, была замужем за великим гетманом Литовским Янушем Радзивиллом) с сыном Хмельницкого, Тимофеем. Однако после этой свадьбы молдавские бояре отвернулись от своего господаря и помогли его свергнуть. Не увенчались успехом и другие варианты легитимации Хмельницкого — получить казацкую автономию из рук польского короля (против была шляхта), получить патронат легитимного монарха (крымский хан и шведский король не показались интересными), занять место валашского господаря под протекторатом Османской империи (отказался султан).

В этой ситуации возможность выжить давала ориентация на Москву. Московское царство, авторитарное, что не вполне устраивало воспитанных в традиции и культуре Речи Посполитой казацкую старшину и полковников, все же имело определенный плюс — оно было православным, единоверческим. В условиях, когда Церковь определяла повседневную жизнь людей через разметку богослужебного круга, установление обычаев, на фоне униатского проекта и притеснения латинянами «схизматиков», это было немаловажным. Вот так 18 января1654 года и состоялась Переяславская рада, на которой было принято решение о присоединении Войска Запорожского к Московскому царству под личную протекцию царя Алексея Михайловича. Присягали ему, а не абстрактному «государству». И присягали, в основном, казаки, в меньшей степени мещане, что до православной иерархии, то она оставалась верной на тот момент для нее материнской Церкви, Константинопольскому патриархату. Заметим, что никакая присяга при этом не помешала казакам после смерти Богдана Хмельницкого в августе 1657 года резко изменить направление. Уже в сентябре 1658 года новый гетман Иван Выговский заключает между Речью Посполитой и Гетманщиной известный Гадячский договор, предусматривающий вхождение последней в состав Речи Посполитой под названием «Великого Княжества Русского» как третьего равноправного члена двусторонней унии Польши и Литвы.

Но в это же время крестьянских войн и надвигающейся Руины идет массовая миграция селян на Слободскую Украину (Харьков). В сборнике «Переселение украинцев в Россию в период освободительной войны украинского народа 1648−1654 годов» говорится о помощи, которую русское правительство оказывало мигрантам. Переселенцы «целовали крест», то есть принимали присягу на верность своей новой Родине, и, «помня крестное целованье, нам великому государю служили: от крымских и от нагайских и от всяких воинских людей нашие украины (границы — ИА REGNUM ) оберегали, и к службе были готовы с ружьем, и в приходе воинских людей с ними бились, и в указных местех на вечное житье строились и в летнее время пашни свои пахали и хлеб сеяли, и на наше жалованье лошади к службе и для пашни держали и скотину всякую заводили». Принявших присягу наделяли землей под застройку, огород и пашню, а также сенными покосами. Кроме этого им выплачивалось жалованье, состоявшее из двух частей: за переход в подданство («для их иноземства») и за поселение («для их новые селидьбы»).

Если отведенное властями место для постоянного жительства не удовлетворяло переселенца, он мог выбрать другое или перейти в соседний уезд. А окончательная интеграция уже казачьей старшины и полковников в российское общество завершилась во второй половине XVIII века по инициативе императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II, ликвидировавших как Гетманат, так и Запорожскую сечь. Именно эти процессы и можно назвать «воссоединением» или «присоединением» Украины к России.

Станислав Стремидловский

Просмотров: 1624
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кубанский ученый разработал технологию печати солнечных панелей на принтере Новый год в СССР Китайский луноход раскрыл ложь американцев про цвет Луны Старинные русские меры длины Небесные корабли наших богов и предков Почему русские мало улыбаются?