Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Что происходит в Луганске: чистка воров, захват или переворот? «До свиданья, наш яростный Миша»: чем обернется депортация Саакашвили для власти и оппозиции Путин: российская промышленность должна быть готова к войне «Белый и пушистый» Вермахт: Где правда и где вымысел
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кого и чего боится Россия

Опрос ВЦИОМ показал, что чаще всего вызывает опасение у наших граждан

Рост цен и угроза войны — это то, с чем наши граждане меньше всего хотели бы столкнуться в жизни. К такому выводу пришли эксперты ВЦИОМ в своем исследовании, посвященном главным страхам россиян.

Подобные исследования, надо сказать, проводятся социологами центра достаточно регулярно. Но в этот раз вскрылась весьма неприятная тенденция. А именно, специалисты отмечают рост напряжённости на «карте страхов» респондентов с начала 2017 года.

Эта «карта» показывает основные источники беспокойства в жизни граждан. И большинство показателей на ней сегодня заметно превышают данные опросов прошлого года и двухгодичной давности.

Главными факторами, вызывающими наибольшую тревогу у россиян, остаются страхи, связанные с ростом цен и международной напряжённостью, которая может привести к вооруженному конфликту.

«По первой проблеме индекс страхов с мая по июнь вырос с 23 до 27 пунктов (в январе он был равен 17 пунктам). Показатель, демонстрирующий уровень опасений россиян относительно военных конфликтов, поднялся до 19 пунктов в марте и с тех пор колеблется в пределах 19−20 пунктов», — цитирует РИА «Новости» материалы исследования.

На третьем месте в рейтинге — проблемы со здоровьем и трудности при получении медицинской помощи. Здесь отмечается рост с нулевой отметки в начале года до восьми пунктов в июне.

Кроме того, народ в определенной степени опасается внутренних конфликтов, беспорядков, преступности, сокращения доходов и потери работы. И меньше всего — семейных проблем.

Последнее обстоятельство радует, конечно. Но общий тренд на возрастание уровня тревожности в обществе как-то настораживает.

Прокомментировать причины такой неблагоприятной динамики и то, как она может отразиться в целом на внутриполитической ситуации в стране, «СП» попросила заведующего сектором философии политики Института философии РАН, профессора Владимир Шевченко:

— Проблема страхов и жизненной неустроенности относится к базовым проблемам, которые больше всего беспокоят рядового человека. И это замечено в ходе опроса. И я думаю, что в целом этот тренд объективен.

Действительно, в последние года два страхи, заботы и опасения наших людей заметно выросли в связи с ростом цен, и в связи с общей неблагоприятной внешней средой. Понятно ведь, что не столько страшно — условно, потерять работу, сколько оказаться в эпицентре глобального военного конфликта, который способен перечеркнуть все, что создано человечеством. Это понятные страхи и понятные опасения.

— Но если в обществе такая нестабильность, такая нервозность, это довольно тревожно. Тем более, когда на пороге выборы президента…

— До выборов чуть больше восьми месяцев. Приближается, так или иначе, тот порог, когда будут открыто обсуждаться плюсы и минусы предыдущего периода президентского срока Владимира Путина. Когда за настроения, за голоса людей развернется огромная борьба.

Дело-то ведь не в том сейчас, чтобы любой ценой подтвердить право Путина и дальше быть президентом. Вопрос состоит в том, какую картину будущего — безопасного, уверенного будущего — предложат избирателям кандидаты в президенты. Это самое главное. Покажите людям, каким образом вы сможете блокировать все те неблагоприятные тенденции, все те страхи, опасения, неврозы, которые сегодня существуют в российском обществе.

Общество, к сожалению, травмировано и нуждается в лечении. И здесь, мне кажется, помимо президента огромную роль должны сыграть представители власти на местах, которые сегодня часто беспомощны в создании даже региональной позитивной картинки.

Что весьма наглядно продемонстрировали недавние известные события в Нижнем Тагиле, где и представительная, и исполнительная власть оказались полными банкротами.

— Вы имеете в виду скандал с «борзым» директором местного завода, который отказался платить рабочим зарплату, пока президент не попросит?

— Разумеется. Ведь это весьма неприглядная и показательная история, которая говорит о неблагополучии и огромном бесправии простого человека в стране. И о том еще, что власти на местах этим совершенно не озабочены.

И вот здесь, мне кажется, будет разворачиваться настоящая драма.

Я уверен, что президент у нас сможет создать картину будущего. Но эту картинку необходимо трансформировать во что-то позитивное на региональном и местном уровне. Но как это сделать, если беспомощность власти — и представительной, и исполнительной, на мой взгляд, просто зашкаливает? Напряжение в обществе, на самом деле, растет. И осень, я думаю, покажет, насколько власть дееспособна в этом смысле, сможет ли она переломить этот тренд.

Даже несмотря на то, будет ли увеличиваться или уменьшаться напряженность в отношениях с США, картинку нашего будущего надо выстроить правильно.

— А не эти ли отношения сегодня заставляют наших граждан опасаться больше всего военного конфликта?

— Конечно. Но дело не только в США. Западу вообще не нравится наша неуступчивость, наше стремление быть независимыми, самостоятельными. Там очень и очень не хотят, чтобы мы вновь вернули себе статус великой державы. Поэтому они настроены так сегодня против нас. Ну, что же… Нужно готовиться к тому, чтобы с еще большей решимостью отстаивать свое право быть собой. Право жить своими представлениями о том, что такое хорошо, что — плохо.

А стало быть, надо каким-то образом купировать эту радикальную либеральную мысль, которую нам постоянно навязывают на Западе. В любом обществе есть несовершенства, но эти несовершенства у нас западные «отцы либеральной мысли» почему-то доводят до абсурда.

Это делает ненужной саму жизнь, обессмысливает ее. Потому что в борьбе с несовершенством мы должны развиваться. А когда это несовершенство превращается в такую «ржавчину», от которой корабль тонет, то и работать-то не хочется.

— Но мы зачем-то покупаем американские облигации, вкладывая средства в чужую экономику.

— Конечно, безумие вкладывать деньги в американские ценные бумаги, вместо того, чтобы их вкладывать в нашу современную промышленность. Мне кажется, президент понимает всю опасность ситуации, когда мы покупаем ценные американские финансовые бумаги под очень низкий процент и фактически финансируем промышленность США.

Но мы никак не можем настроить у себя нормально функционирующую финансовую систему.

А ведь это еще наши либералы «девяностых» сделали все, чтобы мы приняли финансовые, экономические и правовые нормы Запада. И мы чуть не стали колонией, потому что шагу не могли ступить без их одобрения.

Некоторые представители той либеральной правящей элиты до сих пор продолжают смотреть на нашу страну, как на предмет колониальной эксплуатации. Богатеют они за счет российских ресурсов — природных и человеческих, а деньги, недвижимость, семьи у них на Западе.

Вот в чем сложность ситуации.

Руководителя Центра социологических исследований РАНХиГС при президенте РФ, профессор Виктор Вахштайн, в свою очередь, не рискнул делать прогнозы:

— Так можно прийти к деградации социологических исследований как таковых. Нормальная социология не занимается «картами страха». Это, когда вам дают на выбор сорок выдуманных исследователем опасений.

К примеру, «боитесь ли вы вооруженных конфликтов? А проблем в себе? А того, что печень откажет? А чего вы еще боитесь? А вы боитесь роста цен? Давайте, мы перечислим все, чего вы можете, в принципе, бояться, а вы посмотрите и скажете, чего боитесь больше, чего — меньше».

Потом появляются подобные артефакты — артефактами называют результаты социологического исследования, порождённые самой методологией его проведения, — в которых дальше предполагается интерпретировать, что же происходит в российском обществе.

А у меня есть серьезные сомнения в том, что это правильно с точки зрения методологии.

ВЦИОМ умеет проводить хорошие исследования. У него нормально, в общем, с методикой. Но в данном случае — вот именно с «картой страха», есть серьезные сомнения.

Потому что, в частности, есть большое количество исследований инфляционных ожиданий. Когда мы говорим не про то, боитесь ли вы роста цен. А спрашиваем: «Как вы считаете, в следующем году цены будут расти так же, как росли в предыдущий год. Рост цен прекратится? Или цены будут расти быстрее?».

Такого рода инфляционные ожидания замеряются регулярно. Только две недели назад мы получили данные «Евробарометра» — это большое европейское исследование, которое мы делаем по России — и там нет никакого изменения инфляционных ожиданий.

Поэтому я бы не стал, даже осторожно, делать выводы о том, что происходит в стране, на основе одного табличного вопроса, порождённого исключительно воображением исследователя.

Светлана Гомзикова

Просмотров: 896
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как появился "Русский медведь" О технологии убийства души, или как человека превратить в выродка Настоящая "правда" о русских варварах Кто такие Ведьмы и за что их сжигали? Современное рабство Как в старину делали теплый пол