Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Опасный обман по имени «президент Трамп» В Киеве наконец-то нашли виноватых Порошенко решили «не резать» Кто остановит донецкую войну?
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кого называли погаными и поганцами?

Обычаи кочевников, ближайших южных соседей наших предков, отчего-то вызывали у них отвращение. Известный историк Дмитрий Иванович Иловайский писал об этом: «Почти сырое мясо было их любимою пищею, а кобылье молоко – любимым напитком; пили также теплую кровь убитого животного. Вообще в выборе пищи половцы, как истые дикари, не затруднялись; при случае пожирали и мясо нечистых животных, каковы волки и лисицы, а также мясо хомяков, сусликов и других землеройных обитателей степи».

Странная получается картина: русские пироги с зайчатиной – милое сердцу кушанье, а вот половецкий вяленый суслик – свидетельство дикости нравов.

Отсюда и общее представление о «своих поганых», как они названы в летописи. Половцы – русское название для тех, кто жил в полях, то есть для степняков. А что же значит «поганые»? По Владимиру Далю слово «поганить» происходит, по всей видимости, от латинского «паганус» – идолопоклонник.

Хотя это не совсем точно. Для римлян паганус – это просто деревенщина, сельский житель, живущий старыми обычаями. Ну а теперь представьте, как русский князь после налета кочевников, стараясь щегольнуть знаниями римских обычаев, приговаривает: «Ах вы паганусы этакие!» Видя кровь и разорение, он, как мы понимаем, ругнется и поспешит по следам грабителей, чтобы вернуть русских людей из полона, а поганцев порубить на куски. Так что Древний Рим тут ни при чем, слово это давнее, русское, всегда означавшее не столько нехристя-язычника (сами же были язычниками), сколько нелюдя, нерусского, неправильного, аморального, а потому и опасного. Так и в русской литературе пошло с тех пор. В «Слове о полку Игореве» поганый – это половчанин: «Дремлет в поле Ольгово хороброе гнездо. Далече залетело! Не было оно обиде порождено ни соколу, ни кречету, ни тебе, черный ворон, поганый половчине». В «Задонщине» это уже новая напасть – монголы во главе с ханом Мамаем: «То ти ни гуси возгоготаша, ни лебеди крилы всплескаша, но поганый Мамай на Русскую землю пришел, а вои своя привел». В «Повести об Азовском сидении» это уже турецкий султан, который мнил себя равным Богу, что вызвало особое возмущение казаков: «Как он, бусурман поганой, смеет так в титлах писатися и подобитися Вышнему? Не положил он, похабной бусурман, поганый пес, скаредная собака, Бога себе помощника, обнадежился он на свое тленное богатество, вознес отец его, сатана, гордостию до неба, опустит его за то Бог с высоты в бездну во веки». Да и гоголевский Тарас Бульба при осаде города клянется: «Но будь я поганый татарин, а не христианин, если мы выпустим их хоть одного из города! Пусть их все передохнут, собаки, с голоду!»

Что же, речь только о южных соседях? Вовсе нет – западные нехристи такие же. Известный русский романист Балашов в «Святой Руси» пишет о Довмонте, который в Пскове (Плескове) был окрещен по православному обычаю, а затем пошел войной против своих же земляков-язычников: «…И тоже окрестился во Плескове и на тую же Литву на поганую ратью пошел со плесковичами!» В притче «Богатырский посвист» Сергей Александрович Есенин писал о войне 1914 года и о том, что думали мужики о немцах: «Думает мужик дорогой в кузницу: «Проучу я харю поганую». И на ходу со злобы тужится. Скидает с плечей сермягу рваную. Сделал кузнец мужику пику вострую».

«Поганые» – это и своя, не иноземная нечисть, то есть духи природы, которым поклонялись до принятия христианства. Например, русалки в рассказах Александра Чернобровкина «Были древних русичей»: «…Мирошник дрыгнул ногой, словно хотел ударить ее: «Кыш, поганка водяная!» Русалки с деланным испугом взвизгнули и попадали в речку».

«Поганый» – это еще неправильный, ненастоящий, поддельный. У Бориса Романова в «Русских волхвах» это самозванный царь: «12 мая в народе стали открыто говорить, что царь – поганый. Тотчас государю это было доложено, но он, уверенный в себе и в силе пяти тысяч поляков, продолжал веселиться». Спустя века в народе с таким же подозрением и презрением относились к большевистским агитаторам. Как, скажем, у Платонова в «Котловане»: «Колхоз спокойно пригляделся к опрокинутому активисту, не имея к нему жалости, но и не радуясь, потому что говорил активист всегда точно и правильно, вполне по завету, только сам был до того поганый, что когда все общество задумало его однажды женить, дабы убавить его деятельность, то даже самые незначительные на лицо бабы и девки заплакали от печали». Так что «поганый» – это еще и непривлекательный, нежизнеспособный. Потому и в ругательном смысле слово могли употреблять весьма избирательно. Василиса в горьковском «На дне» бросает в лицо обидчику: «Попридержи язык… гриб поганый!»

Но вернемся от ядовитых поганок к тем, кого наши предки первыми прозвали «погаными», к половцам. Можно ли сегодня узнать, какие они были, как одевались и выглядели? Это сделать довольно просто, надо лишь внимательно рассмотреть… «каменных баб», во множестве стоящих в бескрайних степях (теперь их чаще можно увидеть выстроенными перед фасадом краеведческих музеев в заштатных городишках). Вот что разглядел на степных скульптурах историк Иловайский: «Истуканы эти представляют людей обоего пола и большое разнообразие по своей величине, отделке и подробностям… Голова мужчины большею частию покрыта круглою, остроконечною и невысокою шапкою или шлемом, из-под которого спускаются на спину волосы, заплетенные в три косы и концами связанные накрест. Передняя половина головы и виски, по-видимому, бритые, подбородок также без волос. Тело облечено в узкий кафтан, или кожух, длиною ниже колен, перетянутый поясом, с которого спускаются разные привески; между последними иногда заметны очертания оружия, именно колчан со стрелами, лук и сабля. На верхних частях груди и спины видны какие-то бляхи, соединенные наплечными полосами, может быть, указание на броню. Ноги одеты в узкие порты, иногда обуты в сапоги с довольно высокими, остроконечными напереди голенищами.

Женские истуканы значительно многочисленнее мужских, откуда и произошло их общее название «каменные бабы». Изображение полной груди всегда отличает женские статуи, хотя бы покрытые одеждой. У них находим такие же узкие кафтаны, как и у мужчин; края кафтана оторочены; пояс также с привесками или кистями; на шее почти всегда ожерелье из бус в один или более рядов, иногда с привесками, спускающимися на грудь; а на голове шапочки, то низкие, то высокие с полями. Под шапочкой на лбу нередко видна узорчатая бахрома, а на затылок и шею спускается кусок чего-то раздвоенного на два конца. Мужчины и женщины большею частию имеют серьги в ушах. Руки почти у всех сложены на поясе и держат какой-то сосуд. Последний, вероятно, употреблялся для возлияний богам, т.е. имел жертвенное значение. Что касается физиогномии, то при всей грубости работы и при всем разнообразии в чертах перед нами являются плоские, татарские лица, почти круглые или с узким подбородком».

Так они выглядели, а каким богам молились?

О половцах известно, что во время монгольского нашествия народ их был рассеян: роды, кочевавшие в западных степях, сначала мигрировали в Венгрию, потом на Балканы, в Болгарию, где и затерялись среди местного населения. А что стало с восточными родами? Они были ассимилированы другими степными и северо-кавказскими народами: казахами и киргизами, башкирами и карачаевцами, кумыками… Так обычно пишут, а те, кто это читает, согласно кивают, будто имеют хоть приблизительное понятие о культуре и верованиях названных народов. Ну, скажем, что вам известно о верованиях кумыков? Предполагаем, что вы знаете об этом прекрасном народе, как и обо многих других коренных россиянах, прискорбно мало. Сейчас эти жители предгорий Дагестана – правоверные мусульмане-сунниты. Но их старики еще помнят, наверное, довольно вредных по характеру женских духов воды, в чем-то схожих с нашими русалками. Безусловно, кипчаки-половцы так же, как и многие другие соседние с ними народы, почитали этих дев.

Возможно даже, что «каменные бабы» – это не надгробные монументы знатных женщин, а культовые изваяния богинь, подательниц живительной влаги. Степнякам не нужно было объяснять, что вода – это и есть жизнь. Потому умерших ханов изображали с чашей священного напитка в руке. Об этом еще в XIII веке писал французский миссионер-путешественник Гильом де Рубрук. Был он рыцарем короля Людовика IX Святого, участвовал в крестовых походах, а затем стал монахом-францисканцем и отправился проповедовать учение Христа в Орду. Тайно ему было дано задание отыскать еще и царство пресвитера Иоанна. Увы, тайную свою миссию Рубрук не исполнил, зато оставил бесценные сведения обо многих, исчезнувших ныне народах. О половцах он записал: «У них есть обычай делать из земли насыпь над могилою покойника и воздвигать ему статую, обращенную лицом на восток и держащую в руках чашу на своем лоне».

Думаем, поклонение живительной силе воды важнее, чем пристрастие к мясу сусликов. И тем не менее не французы, а русские называли половцев «своими погаными».

Просмотров: 2033
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
К 100-летию появления украинцев. Найден точный ответ на вопрос, сколько лет назад появились украинцы Кто и когда строил плотины в Африке? 326 карт Великой Тартарии Россия vs America Как создать стиль русской избы или русской усадьбы в интерьере своего дома Школьные годы... чудесные?