Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Яценюк метит в «фюреры» В одном шаге до начала мировой торговой войны Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих Как либералы продавали Россию: «Крыса съест три зернышка, миллион провоняет»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кому выгодно продолжение боев в Донецке

Почему Обама в Варшаве опять заговорил с Россией в ультимативном тоне? Почему в отличие от Москвы США выгодна дестабилизации на востоке Украины?

Речь Обамы в Варшаве по отношению к России удивила ультимативным тоном, которого не было слышно с самого начала украинского кризиса. Обама попытался опять повысить напряженность в отношениях с Кремлем.

Но помимо жесткой риторики, обусловленной еще и тем, что Обама находился в Польше, которая всегда плохо относилась к России, поражает еще один факт. Президент Соединенных Штатов привлек внимание к Крымскому вопросу в момент, когда приоритетной темой, казалось бы, должна была стать ситуация на востоке Украины, где боевые действия между пророссийски настроенными сепаратистами и силами Киева привели к интенсификации военной операции с многочисленными жертвами среди гражданского и преимущественно русского населения.

По нашему мнению, основная причина этого повышенного тона заключается в том, что в хроническом сценарии на востоке Украины все преимущества оказались на стороне США по множеству политических причин. Во-первых, Россия увязла в соседней стране. Неприглядная роль, которую, по мнению западной публики, играет Кремль, ослабляет Москву и в других зонах, где Вашингтон видит Россию нежелательным соперником, которого никто не звал.

Россия сконцентрировала большую часть своих дипломатических ресурсов на украинском сценарии и фактически ослабила внимание и свое присутствие в других зонах, в первую очередь на Ближнем Востоке и в перспективе в Африке.

Руководство в Кремле должно оправдать перед российским обществом, все еще пребывающим в состоянии эйфории после легкого взятия Крыма, свое неожиданное невмешательство в события на востоке Украины, которые привели к большому числу жертв среди русского населения. Россиянам трудно принять неожиданную стратегию Кремля в духе реальной политики в Донецкой области после взрыва патриотизма в связи с защитой русских братьев всего несколько месяцев тому назад.

Помимо ухудшения имиджа Путина, выступающего в роли лидера расширяющейся Российской Федерации и политической партии, называющейся «Единая Россия», Москва рискует ослаблением прямого контроля над пророссийски настроенной элитой на Украине (без Крыма). Это обстоятельство в среднесрочном и долгосрочном периодах может дорого стоить Кремлю. У людей может возникнуть сомнение в том, что аннексия Крыма была продиктована искренней стратегией защиты русского населения за пределами России. Они могут счесть, что она стала реакцией на потерю влияния на Украине.

По мнению Вашингтона, чем дольше продлится украинский кризис (переговоры примут хронический характер, не приводя к конкретному выходу из ситуации), тем больше будет раздвигаться пропасть между Европой и Россией, что приведет к сближению Старого Света с Америкой. После исключения прямого военного вмешательства в события на Украине (русская военная машина традиционно предпочитает защиту своих границ от агрессора, а не нападение) Москве не останется ничего другого, кроме разыгрывания карты в энергетической области. Уже несколько дней российские средства массовой информации пишут о том, что Путин намерен поставлять газ Украине только в случае предоплаты месяц за месяцем.

Если военные действия приобретут хронический характер, общественное мнение в стране вынудит Россию действовать с помощью единственного инструмента, реально находящегося в ее распоряжении: она сначала снизит поставки газа на Украину, а потом и в остальные европейские страны. Создается впечатление, что Вашингтон к этому готовится и, возможно, на это надеется. Энергетический кризис между Россией и ЕС даст возможность американцам легко сплотить западные страны под своим руководством после периода слабости, вызванного дипломатическими успехами России в 2013 году (дело Сноудена, Сирия, Иран, Олимпийские игры).

Кроме того, Соединенные Штаты оказались бы в привычной для себя ситуации, то есть — в роли супердержавы, которую слабые и нерешительные европейские партнеры просят помочь в решении их проблем. После этого США нельзя будет обвинить во вмешательстве в дела Старого Света. При таком раскладе Вашингтон фактически станет непререкаемым гегемоном Большой семерки и теперь уже без участия своего основного соперника — России. Кроме того, европейцы будут вынуждены просить помощи США в решении их энергетических проблем. За короткий период технически невозможно решить эту проблему, поэтому политические и экономические отношения между Европейским Союзом и Соединенными Штатами укрепятся. Старый миф о зависимости Европы от США может остаться в силе на грядущие десятилетия.

Европейский тур Обамы, предпринятый с целью убедить партнеров в возможности добычи газа методом гидравлического разрыва пласта, чтобы решить проблему зависимости от российского газа, напоминает путешествие другого президента США Рональда Рейгана.

Он тогда рекламировал Европейским странам технологию создания звездного щита в ответ на советскую ядерную угрозу. Сегодня, как и прежде, американская дипломатия желает предстать перед европейцами в качестве спасительницы от красной опасности, предлагая свои решения их проблем, но предоставляя им оплачивать высочайшие расходы реализации этих технических задач.

При такой перспективе не удивляет поведение Обамы, который неожиданно перешел к жесткой риторике именно в момент, когда Москва, кажется, предприняла конкретные шаги в направлении диалога. Она осторожно отнеслась к объявлению независимости Донецком, отвела свои войска от украинской границы и непрямым образом поддержала процесс выборов президента в Киеве.

Вашингтон обвиняет Москву в темных заговорах, не приводя фактических доказательств, заявляет о полной и некритичной поддержке Украины, закрывая глаза на чрезмерное применение силы киевскими военными на востоке страны, не упоминает о необходимости перемирия, особенно — после избрания Порошенко. Создается впечатление, что единственными жертвами, достойными упоминания западным общественным мнением, были те, кто погибли на Евромайдане. О людях, погибших на востоке Украины и в Одессе, предпочитают не вспоминать.

На фоне этой радикализации Обама требует возвращения Крыма Украине, хотя прекрасно знает, что российское руководство никогда на это не пойдет. Президент Соединенных Штатов фактически загоняет в тупик сложнейшие переговоры, несмотря на наметившиеся на полях торжеств в Нормандии признаки разрядки во время прямого разговора с Путиным и на обещание Порошенко (пока только на словах) заключить военное перемирие. Он также отметает гипотезу конституционного переустройства Украины с предоставлением большей автономии регионам. Запад часто забывает о том, что политическая партия справедливо осуждаемого Януковича называется «Партией регионов» в подтверждение того факта, что отношения центра с периферией — это давняя проблема Украины, которую рано или поздно придется решить, чтобы избежать хронической напряженности.

Европейский Союз еще раз становится территорией противостояния в духе холодной войны. Перед ним стоит нелегкая задача понять сложный сценарий (в конце концов, международные отношения родились в Старом Свете), но при этом у него нет реальной политической силы для сопротивления, влияния и руководства ситуацией. В любом случае, Евросоюз боится, что платить по счету придется именно ему.

Хотя большая часть официальных средств массовой информации старается не противоречить американской позиции и поэтому не стесняется иногда грубо вытаскивать на свет Божий старые стереотипы о красной опасности, Европейский Союз с некоторой грустью поторопился уточнить, что энергетические отношения с Россией не могут и не должны ставиться под вопрос, несмотря на подписание договора между Москвой и Пекином, рассчитанного на 30-летний срок.

В новой холодной войне между Россией и Америкой, в которой каждая из сторон пытается усилить свою позицию, взывая к мифу о победе во Второй мировой войне (Путин прибыл 9 мая на торжества в Крым, а Обама — в Нормандию), Европа остается зрителем, связанным с американским союзником, но в то же время проявляющим за кулисами большую осторожность, чтобы не спровоцировать разрыв с Россией.

Эта ситуация напоминает средневековый турнир, по завершении которого принцесса на балконе должна была поцеловать победителя, кто бы он ни был.

Игорь Пелличчиари — профессор университета в Саленто, корреспондент International Affairs.

Просмотров: 4268
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Славянский оберег Перунов Цвет (цветок папоротника) О космических кораблях древних Русов Что такое Алатырь? Русские народные сказки - запретили в РФ Руководство по выживанию и обороне города Ложь Солженицына. Для чего писался "Архипелаг ГУЛАГ"?