Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина и заветы Геббельса В одном шаге до начала мировой торговой войны Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел Яценюк метит в «фюреры»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кому выгодно затянуть приезд группы экспертов в Донецк?

С момента катастрофы малазийского самолета прошло уже более двух суток, а международные эксперты на место происшествия еще не прибыли. В то же время официальный Киев через правительственный портал сообщает, что "террористы при помощи России пытаются уничтожать улики", якобы вывозя тела погибших в морг, где их уже готовят ко вскрытию патологоанатомы "с ярко выраженным русским акцентом", а в это же время "террористы" подыскивают подходящий транспорт, дабы увезти в неизвестном направлении обломки борта, потерпевшего крушение. Они же не пускают экспертов к месту трагедии: "Управляемые Россией террористы не дают возможности компетентным органам Украины начать расследование и отказываются допустить международное сообщество и представителей иностранных правительств на место падения самолета Малазийских авиалиний" - пишут на портале КМУ.

Почему спустя двое суток на месте катастрофы еще нет никакой международной комиссии? Действительно ли убираются тела и обломки самолета? Кто нашел черные ящики и где они? На эти и другие вопросы ответил на сегодняшнем брифинге премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Бородай.

– Собственно, сегодня я хочу рассказать вам о ситуации, которая представляется мне дикой и нетерпимой. Это ситуация вокруг сбитого самолета и людей, которые погибли в этой катастрофе.

Как только катастрофа случилась, мы нашими силами, надо сказать, весьма скромными, оцепили площадь катастрофы - это большая площадь, более 10 квадратных километров, на которой разбросаны обломки самолета и тела погибших. Тут же был создан штаб оперативный, в который вошла и прокурорская группа, и группа следователей, и группа патологоанатомов. Однако, этот штаб ничего не трогал на месте происшествия, ожидая приезда международных экспертов и специалистов.

Вчера (18 июля - ред.) место происшествия посетила группа из 14 наблюдателей ОБСЕ и 4 украинских экспертов. Ночью мы встретились с главом миссии ОБСЕ здесь, это, я так понимаю, заместитель главы миссии ОБСЕ на Украине Александр Гук. Вчера ночью мы с ним встретились и долго и серьезно беседовали на тему этого происшествия. Надо сказать, что представители ОБСЕ оказались не очень довольны взаимодействием с нами, и я объясню причину этого недовольства. Они считали, что та охрана, которую мы им выделили, не позволяет им достаточно активно действовать по всему полю, по всей территории, на которой случилось происшествие. Я объяснил им, что место катастрофы находится фактически на нейтральной полосе, на полосе соприкосновения наших сил и сил противника, то бишь, украинских войск. Соответственно, пребывание на этой территории представляет некую потенциальную опасность, и наша охрана, прежде всего, пыталась обеспечить безопасность членов миссии. Надо сказать, они спрашивали меня о гарантиях безопасности, которые мы можем предоставить экспертам, сотрудникам ОБСЕ. Мы им это обещали и обещаем, что максимальная безопасность, которую мы сможем обеспечить, - она будет им организована и предоставлена. Однако, естественно, ситуация в зоне боевых действий остается напряженной.

Более того, вчера проходили консультации с консультативной группой из Киева, они проходили в видеоформате и, могу сказать, там даже речи не шло ни о каком гуманитарном прекращении огня и гуманитарных коридорах. Соответственно, боевые действия продолжаются по всему фронту, и продолжаются активно, поэтому, естественно, обеспечивать безопасность мы можем только очень относительно.

Между тем, Александр Гук сообщил нам, чтобы место происшествия сохранялось до приезда всех экспертов в неприкосновенности. Потому что это важно и требует отчета перед всеми 57-ю странами, которые входят в эту уважаемую организацию. Если мы как-то тронем место происшествия. Мы его не трогаем пока. Однако, хотим обратить внимание, что существует гуманитарный аспект, и очень серьезный. Существуют вещи общечеловеческие. Дело в том, что тела почти 300 погибших разбросаны по огромному полю, часть этих тел попала в и на жилые дома. Мы все оставляем в неприкосновенности пока, но в Донецке 30-градусная жара и, простите, тела разлагаются. И мы считаем, что промедление здесь является бесчеловечным по отношению к родственникам, друзьям и близким погибших. Мы еще раз выражаем им самое глубокое соболезнование. Они оказались невинными жертвами этой необъявленной войны.

Мы знаем от Александра Гука, что в Киеве находится группа аж из 81 эксперта и специалиста. 60 человек из Малайзии, 6 человек из Великобритании, какое-то количество из Соединенных Штатов. Мы просили Александра Гука, чтобы он поторопил этих экспертов, мы готовы обеспечить им максимальную степень безопасности, насколько это в наших силах. Мы хотим, чтобы они как можно скорее оказались на месте происшествия. Однако нам было заявлено, что эта группа из 81 человека будет сегодня в Киеве совещаться о чем-то и только завтра, возможно, прибудет к месту событий.

Мы просим все мировое сообщество, всех политиков каким-то образом постараться повлиять на этих экспертов, чтобы они прибыли поскорее. По одной простой причине. Жара. Обстановка там сложная, и она в любой момент может быть изменена, и изменена она может быть очень простым образом - это зона боевых действий фактически. Артобстрел, бомбежка изменят обстановку на месте происшествия. Группа экспертов, если она хочет действительно работать, должа прибыть к месту происшествия как можно скорее и начать работу.

Мы взаимодействуем и с Международным Красным Крестом, который нам обещал прибытие своих специалистов, но тоже, к сожалению, только завтра. В это время тела погбших невинных людей продолжают быть разбросанными на территории 10 квадратных километров, на территории, где водятся одичавшие собаки и огромное количество лис, которые эти тела начнут растаскивать и эта территория находится еще и под возможным, вероятным воздействием нашего противника. Может им простреливаться. В любую минуту обстановка на месте происшествия может быть изменена таким образом, что у нас не будет возможности ни для генетических экспертиз, ни для технических экспертиз обломков самолета. Поэтому мы просим, настаиваем, призываем экспертную группу как можно быстрее прибыть на место происшествия. Мы заинтересованы в максимально полном и объективном расследовании обстоятельств этого происшествия.

Однако, мы не встречаем доброй воли и экспертов международных и, простите, мы не видим доброй воли всего международного сообщества. Мы удивлены и возмущены тем, что нас заставляют сохранять эту обстановку неприкосновенной, пока мы все ждем и ждем экспертов. Есть общечеловеческий аспект этой проблемы. Как мы будем возвращать тела погибших, в каком состоянии? Для чего это делается? Нам представляется, что это, возможно, искусственная затяжка, которая организована Киевом для того, чтобы место действия было изменено, для того, чтобы каким-то образом сделать расследование или невозможным, или неполным. А нам нужно, чтобы оно было не только возможным, но и максимально быстрым и полным. Мы сталкиваемся, если угодно, отчасти с саботажем этого расследования.

Возможно, это делается потому, что Украина и украинские власти не заинтересованы в расследовании этой ситуации. Возможно, поэтому они и не предлагают гуманитарных коридоров и прекращения огня хотя бы в этой зоне, непосредственно прилегающей к месту происшествия.

Сейчас мы пока что соглашаемся с просьбами представителей ОБСЕ, и наши следственные группы, несмотря на то, что у нас более 30 следователей МВД и прокуратуры, в готовности 15 патологоанатомов, мы не приступаем к работам на месте происшествия. Мы даже не трогаем ситуацию с той бабушкой, к которой через крышу дом прилетел в ее постель голый труп, и она просит убрать тело, а мы говорим - нет, нельзя, обстановка такая. Вы понимаете, о чем речь идет? Тела погибших невинных людей лежат на 30-градусной жаре. Да и обстановка со стороны нашего противника может быть изменена технически - упадут снаряды, бомбы, ракеты. И расследование станет невозможным.

Мы оставляем за собой право, если затяжка эта - искусственная и неслучайная (не хочу никого обвинять) - будет продолжаться, приступить к работе хотя бы по уборке тел погибших. Сейчас мы этого не делаем, а очень напряженно ждем экспертов, специалистов Красного Креста, патологоанатомов, тех, кто поможет нам убрать тела, провести экспертизу - как техническую, так и генетическую. Одним словом, справиться с этой колоссальной проблемой и колоссальной трагедией. Мы обращаемся к Российской Федерации с просьбой помочь нам решить этот вопрос. Прислать, если это возможно, своих экспертов, своих специалистов, которые помогли бы эту проблему решить. Мы считаем что промедление здесь выглядит некрасиво и бесчеловечно по отношению к родственникам погибших людей.

Черные ящики пока не обнаружены, потому что мы не трогаем обстановку на месте происшествия. На этом настаивает миссия ОБСЕ. Должны прибыть их эксперты, и они должны искать черные ящики. Эксперты с украинской стороны уже прибыли. Они были вчера на месте происшествия, будут и сегодня вместе с 14 представителями ОБСЕ. Они там будут работать. Мы им будем обеспечивать максимально широкое поле работы, будем очень стараться обеспечить их безопасность.

СМИ: Якобы были обнаружены черные ящики, которые уже увезены оттуда, и якобы были увезены 34 тела. Прокомментируйте.

У меня таких сведений нет. Мы не трогаем обстановку на месте происшествия.

СМИ: О выстрелах на месте происшествия. Представители ОБСЕ пытались пройти куда-то, их не пропускали, был предупредительный выстрел.

Вы в этом уверены абсолютно? Я такую информацию получал. Однако, по нашим данным, никакого противодействия миссии ОБСЕ не было. Опять таки, это нейтральная полоса. Выстрелы звучат. Они звучат периодически и в самом городе Донецке. Вы же понимаете, это зона боевых действий фактически. Никаких предложений о прекращении огня хотя бы в этой зоне нам не поступало.

СМИ: Родственники пострадавших прибыли в Донецк?

Нет, пока не прибыли. Я знаю, что некоторое количество родственников пострадавших прибыло в Киев. Если родственники пострадавших будут прибывать в Донецк, мы их будем размещать и охранять.

СМИ: Кто с киевской стороны вел консультации?

Представитель ОБСЕ Тальявини, Леонид Кучма и посол России Михаил Зурабов. Однако, эти консультации не приводят ни к какому результату. Время все тянется и тянется. Первый заместитель Андрей Пургин сидит на этих консультациях до бесконечности, возникают разного рода технологические вопросы, консультации прерываются на сорок минут, на час, на два, на три. После этого они снова возобновляются, практического решения вопросов нет, а консультации идут. Всегда можно отчитаться, что консультации проводятся, ну а решений нет.

СМИ: То есть, прямого контакта с украинским правительством у вас нет?

Нет. Если вместо украинского правительства есть Леонид Кучма, можете считать это прямым контактом. Я в данном случае не очень понимаю, насколько полномочен и правомочен господин Кучма, хотя он себя назвал как-то раз пожизненным президентом Украины… Ну, оставим это на его совести.

СМИ: То есть, Порошенко отказывается связаться с вами?

Да. Совершенно верно. Никаких контактов действительно уполномоченных официальных лиц с нами не было.

СМИ: Сколько тел обнаружено?

Много останков тел фрагментированы. Кстати, мы спрашивали у представителя ОБСЕ, что он может посоветовать в части гуманитарного аспекта. Единственное, что он посоветовал - накрыть тела чем-то. Тряпочками, по всей видимости. Чтобы они так в глаза не бросались. Ну, вы понимаете ценность такого совета, учитывая погодные условия и все прочее.

СМИ: А цифры вы можете назвать, говорили, что обнаружены 189 тел.

Если говорить о телах, это столько и есть. Но есть и фрагменты тел. Это не тела, а останки.

СМИ: А документы?

Они найдены в большом количестве и будут предоставлены экспертам.

СМИ: Так ваши эксперты ведут расследование?

Расследование ведут, но обстановку на месте происшествия не меняют. Речь идет об опросе свидетелей, получении других данных, предварительном осмотре обломков. Но наши следователи ничего не трогают и не забирают с собой до приезда международных экспертов.

СМИ: Прошла информация о попытках использования платежных карт погибших.

Это, к сожалению, возможный вариант. Вы поймите, территория огромна, чтобы ее оцепить, потребовалось довольно большое количество времени. Не исключено, что кто-то из местных жителей мог обыскать тела, найти эти карты и попытаться их использовать. К сожалению, я такого не исключаю.

СМИ: По информации из Киева тела будут передаваться в Мариуполь. Так ли это?

У нас нет мощностей для хранения такого количества погибших. Мы были бы рады, если бы Российская Федерация приняла бы тела погибших. Но, если это окажется невозможным, мы готовы их передать тела, исходя из гуманитарного аспекта, туда, где есть возможность для их хранения и последующей отправки. Речь шла о Мариуполе. Сначала - о Харькове, а потом о Мариуполе. Есть железнодорожные рефрижераторы, которые позволят нам эти тела доставить.

СМИ: А почему эксперты ОБСЕ не едут? Чего они от вас требуют? Коридор гуманитарный, прекращение огня, гарантий?

Мы не можем прекратить огонь, поскольку его не прекращает противоположная сторона.

СМИ: Но почему они не едут?

Они, как видите едут в каком-то количестве. 14 человек приехали. Дальше они говорят о том, что они приедут обязательно и собираются. У меня только один вопрос - почему они едут так долго. Мы не находимся в центре Африки, в Антарктиде, мы находимся реально географически в центре Европы. И путь от Киева до Донецка занимает несколько часов. Безопасность, начиная с нашего первого блок-поста мы им готовы организовать и обеспечить. Все что угодно - безопасность, охрану, снабжение, питание, расселение.

СМИ: Расскажите о возможных причинах катастрофы.

По всей видимости, этот самолет был сбит. Сбить его мы не могли и не хотели. У нас нет таких средств ПВО, которые позволили бы сбить самолет на высоте 10600 м. Наши средства ПВО добивают только до высоты 3000 м, благодаря чему украинская авиация нас бомбит с больших высот регулярно. Попадает, правда, очень часто в жилые кварталы населенных пунктов, но - бомбит. Это первый аспект проблемы. Второй аспект проблемы состоит в том, что это нам максимально невыгодно. А вот украинской стороне подобного рода катастрофа максимально выгодна. На мой взгляд, ситуация очевидна - самолет был сбит украинской стороной. Какими средствами - ПВО или авиацией - я не знаю. Отвечать на этот вопрос - дело экспертов. Мы их ждем. Но они почему-то к нам не едут. Такое впечатление, что они дожидаются, чтобы ситуация стала чудовищной как с гуманитарной точки зрения, так изменилась бы и технологически. С тем, чтобы потом из-за изменения ситуации представить нас в невыгодном свете с гуманитарной точки зрения и объяснить невозможность своего вердикта. Поэтому мы и призываем всех людей доброй воли, всех политиков как-то попытаться организовать приезд экспертов - неважно, каких - британских, американских, малайзийских, только сделать это побыстрее.

СМИ: А 14 человек прибывших, почему они не работают?

Они работают, но это представители ОБСЕ. По своим функциям они наблюдатели. Вот они приехали - и наблюдают, что происходит. Поскольку ничего не происходит, они наблюдают за тем, что ничего не происходит. Миссии ОБСЕ мы благодарны, оперативность их реагирования составила примерно сутки. Мои претензии адресуются не к ОБСЕ, а к группам экспертов, которые должны не контролировать ситуацию, а работать. Мы ожидаем экспертов в области авиационной безопасности, патологоанатомов, медицинских экспертов, которые будут контролировать уборку тел погибших. Мы ожидаем экспертов, которые будут расследовать технические аспекты катастрофы, то есть, установят, что это было - ракета «воздух-воздух», какое-то средство ПВО, откуда ударило? Когда технические аспекты будут выяснены объективно и беспристрастно, то, я думаю, украинская сторона будет выглядеть очень бледно.

СМИ: Что произошло с системой «Бук», которая, как передавали, была взята ополченцами? Как вы прокомментируете информацию о том, что якобы после авиакатастрофы некая установка «Бук» направилась в сторону российской границы, пересекла ее и ушла в Россию?

Вы знаете, мне очень сложно комментировать сообщения украинских СМИ. Вы знаете, что украинские СМИ, как интернет-СМИ, так и другие, ведут против нас информационную войну. Ну почему я должен комментировать всякую ложь? На вооружении ополчения никогда не было системы «Бук». В захваченной части ПВО не было ни одной боеготовой системы «Бук». На вооружении ополчения находятся ПЗРК и зенитные установки. Все. Как вы думаете, если бы система «Бук» находилась на вооружении, мы бы ее не использовали? Мы могли бы сбивать во все дни, в том числе, и в тот, когда произошла эта ужасная трагедия, когда был сбит пассажирский самолет, нас активно атаковала украинская боевая авиация. Системой «Бук», если бы она у нас была, мы могли бы сбить достаточно много самолетов противника. Но не сбивали. Все самолеты противника, которые мы сбивали в предыдущие дни, были сбиты на низких высотах во время штурмов. Все они были сбиты на высоте до 3000 м включительно.

СМИ: Но говорилось о том, что на высоте 6000 м был сбит АН-26.

Это АН был сбит в районе действия вооруженных сил Луганской народной республики, не Донецкой. Кроме того, слухи о высоте, на которой был сбит этот АН - это все-таки слухи. Он был сбит на существенно низкой высоте.

СМИ: Есть ли официальные контакты с российской стороной по поводу случившегося?

Официального общения никакого нет.

СМИ: Какова оперативная обстановка в месте падения самолета?

Непосредственно в районе крушения самолета интенсивность боевых действий низкая. Это не самый опасный, не самый важный и тяжелый участок фронта. Хотя, в принципе, по всей линии фронта продолжаются бои. В некоторых местах достаточно интенсивные. Поэтому мы считаем, что на этом участке, несмотря на нейтральный характер, мы сможем обеспечить достаточный уровень безопасности для того, чтобы эксперты могли бы спокойно действовать.

Как стало известно PravdaToday, вывоз тел с места катастрофы малазийского самолета все-таки начат 19 июля. Член Совета безопасности ДНР Сергей Кавтарадзе подтвердил информацию о вывозе нескольких десятков тел погибших в авиакатастрофе. По его словам, останки вывозились из села Рассыпное, в присутствии наблюдателей ОБСЕ. «Собрали останки, которые лежали на улицах села, во внутренних дворах и даже внутри жилых помещений – куда они попали, пробив крыши зданий. Оставлять их там далее было невозможно с санитарно-гигиенической точки зрения. Тела были вывезены в Донецк – где будут храниться в надлежащих условиях до прибытия иностранных экспертов», — говорит С. Кавтарадзе.

Просмотров: 1591
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Казачий сказ о чакрах Маленькая подлая Европа Размышления о современной молодежи Русский язык - то, о чём мы не догадываемся Тисульская находка — доказательство древности цивилизации Русов Тартария или как скрыли целый континент?