Происходящие события вызывают тяжёлые переживания у украинской патриотической общественности. Вот, например, Рефат Чубаров в горе — оказывается, «принцип "ничего об Украине без Украины" уже нарушен», а Владимир Арьев подозревает, что «нынешнее качество и сила европейской политики скорее приведет к России от Владивостока до Лиссабона». Олег Пономарь продолжает агитировать свою секту за то, что Трамп — агент Путина…

Ну что тут сказать?

Принцип «ничего об Украине без Украины» существовал только в фантазиях Петра Порошенко. Вопросы урегулирования ситуации на Украине обычно решались между представителями ЕС, США и России, даже если для этого приходилось выставить Павла Климкина из кабинета.

Эротические фантазии Арьева о танковых клиньях, вспарывающих беззащитную Европу по самый Дюнкерк, относятся вообще непонятно к какому историческому периоду. Виктора Суворова начитался, не иначе…

Пономарь всё никак не может простить прокурору Мюллеру, что тот опубликовал-таки свой доклад, и там ничего, спрогнозированного Пономарём, не оказалось — выставил его идиотом и не дал на книжках побарыжить.

Но это всё, разумеется, частности, а что же произошло на самом деле?

Было бы большим преувеличением полагать, что изменения в европейской и американской политике по отношению к России были связаны с политическими переменами на Украине.

Во-первых, никаких особых перемен пока не произошло. На выполнении Минских соглашений формально настаивал и Порошенко (он, правда, не отказывался прямо закреплять особый статус в Конституции). В каком-то смысле Зеленский даже опаснее Порошенко — он продолжает русофобский политический курс, дистанцируясь от чисто националистической повестки дня (армия, мова, вира и вот это всё), которая раздражала и зарубежных партнёров, и собственное население.

Во-вторых, хотя внешне всё выглядело так, как будто Украина крутит Европой и США как цыган солнцем, ничего подобного не было. Изначально речь шла о хитром плане демократической администрации США: устроить переворот и гражданскую войну на Украине, втянуть в конфликт Россию, наложить на неё санкции, заставить сдаться, вдоволь пограбить.

Первая часть, вплоть до санкций, блестяще удалась (есть, правда, авторитетная точка зрения, что Россия не дала втянуть себя в конфликт, но даже если это и так, то санкциям неучастие России в конфликте совершенно не помешало). Со второй возникли трудности — Россия не шла на уступки и не так чтобы очень страдала от санкций — что-то научилась делать сама, а где нет — уже западные партнёры научились обходить режим санкций (вспомним историю с турбинами для крымской ТЭС).

К тому же, повторим, даже притом, что западные СМИ подают ситуацию на Украине очень специфическим образом, всё равно картинка получается нехорошая. Если уж не Украина навязывает Западу политическую линию в отношении России, то уж точно усилия Запада по прекращению «российской агрессии» против Украины эффекта не дают. Так или иначе, но Запад выглядит довольно тускло.

Не говоря уже о том, что украинская повестка мешала решать ряд текущих проблем. Например, постоянной головной болью для Германии были попытки прикрыть проект «Северный поток — 2», который выгоден для страны и является персональным проектом её канцлера (раз уж не получилось собрать лавры миротворца в Минске).

Ключевым моментом, разумеется, стала смена власти в США и Франции. Особенно существенные изменения произошли в США — Дональд Трамп изначально поставил целью сотрудничество с Россией в тех направлениях, которые могут позволить Америке стать великой снова. Если же Украина мешает достижению этой цели, то что? Правильно — чёрт с ней.

В результате мы сейчас видим не монохромную картинку, нарисованную порошенковской пропагандой, — «весь мир с нами», а значительно более пёструю картину интересов разных геополитических игроков, которые сходятся в том, что им надо восстанавливать сотрудничество с Россией, а Украина — досадное препятствие на пути этого восстановления. Причём цинизм того же Трампа доходит до того, что он прямо высказывается относительно необходимости достижения соглашения между Зеленским и Путиным. Но как же так? Ведь Украина, продолжает до сих пор уверять «Foggy Bottom» («Туманное дно» — бытовое название Госдепартамента), что является жертвой агрессии и если её не поддержать, то агрессия завершится успехом…

А вот так — Трамп, похоже, в этой гипотезе не нуждается или просто её игнорирует.

Исходя из этой картины, Украине пора бы приступить к формулированию тех направлений собственной политики, которые бы не противоречили настрою Запада и позволили бы решать актуальные задачи, стоящие перед страной.

Василий Стоякин