Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко» Генерал Захарченко: Донбасс при Порошенко на Украину не вернется Посадки еще будут: Почему Путин мало сказал о коррупции МИД РФ и указiвкi из Киева
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Консервативные императивы российской экономической модели (II часть)

Жизнеспособная перспективная модель экономики России, основанная на консервативной парадигме, призвана обеспечить динамизм, суверенитет и эффективность, в то же время она должна быть органичной российскому социуму с учётом его менталитета и традиций — то есть сочетать в себе прагматизм и ценностный подход.

Императив справедливости

Ещё одной доминантой новой социально-экономической парадигмы должен стать принцип справедливости. Очевидный дефицит справедливости в мире является одним из центральных дисбалансов, порождающих конфликты и чрезвычайно опасных с точки зрения устойчивости всей мировой социально-политической и геополитической системы.

Отдельно от общемирового фона следует отметить особое значение справедливости в русской общественно-политической парадигме. В России экономическая модель не может быть не связанной с господствующими ценностями, по крайне мере, она не может резко противоречить этим ценностям. Справедливость в России относится к числу базовых потребностей, и история учит, что неудовлетворенность этой базовой потребности чревата мощными социальными катаклизмами и разрушительными общественными потрясениями. Не восстановив попранной справедливости, ничего выстроить нельзя.

Дефицит справедливости проявляется не только в количественном неравенстве доходов, но и в барьерах на пути реализации человеческих призваний; в заблокированности каналов вертикальной мобильности; в уравнительном подходе к разным по значимости видам труда — общественно необходимому, производительному и оборонному, вспомогательному и паразитарному.

Нерешенность вопросов, связанных со справедливостью, закладывает под нацию множество «бомб замедленного действия», порождает социальную зависть и углубляет социальный пессимизм, приумножает число людей, мечтающих об эмиграции в поисках лучших стандартов жизни.

Говоря о перспективной экономической модели для России, нужно учитывать произошедшую деградацию экономики и время, упущенное ею для развития и потраченное на бесплодные и вредные реформы. Результатом стало отставание и ослабление конкурентных позиций страны в рамках глобального экономического соревнования, во многом подорван её экономический суверенитет. Поэтому программа экономических изменений для России должна учитывать необходимость резкого качественного рывка.

Такой качественный рывок предполагает реализацию Большого проекта, где общее благо выступает результатом экономики общего дела. В то же время реализация такого проекта должна происходить в атмосфере общественного энтузиазма, единения и общей радости созидания. Однако глубокий раскол современного российского социума, одним из важнейших факторов которого является нынешний гипертрофированный уровень неравенства и неудовлетворенность базовой потребности в справедливости, полностью блокирует возможность осуществления такого проекта. (См. Приложение 4.)

Приложение 4

Справедливость и развитие

России нужен мобилизационный проект для ускоренного, прорывного выхода на более высокий уровень экономического и технологического развития. При этом очевидно, что любой мобилизационный проект всегда предполагает:

— повышенный уровень этатизации экономики и вообще общественной жизни, активную направляющую и вдохновляющую роль государства, а потому по существу является антиподом либеральной экономической политики, проводящейся в России более 20 лет;

— единение всех страт общества и атмосферу массового энтузиазма, которые невозможны в социуме, раздираемом острыми противоречиями, где происходит «война всех против всех».

Возможность осуществления такого проекта несовместима с существующим чудовищным неравенством, когда одна часть общества ищет смысл своей жизни в бесконечной гонке гламурного потребления, а другая находится в состоянии перманентной борьбы за физическое выживание. Такая модель общества ведёт к всеобщему отторжению любых призывов к развитию, так как вместо чувства причастности к общему делу, объединяющих общих интересов, атмосферы заинтересованности в конечных результатах совместных усилий она закономерно порождает всеобщее отчуждение, чувство безысходности и бесполезности какой-либо активной жизненной позиции и напряжения воли во имя достижения общенародных целей, которые воспринимаются как иллюзорные.

Сложившийся уровень неравенства и неудовлетворенность базовой потребности общества в справедливости столь велики, что превратились в основной тормоз развития и выступают главным фактором подрыва легитимности власти и существующего порядка в обществе, по сути же это фактор эрозии самого общества как такового.

(Из доклада Изборского клуба «Стратегия «Большого рывка»)

Консерватизм, будучи одновременно и ценностной, и рационалистической мировоззренческой концепцией, отрицает идеи полного равенства. Во-первых, индивидуальные способности, возможности, профессиональные качества и навыки, а следовательно, и вклады различных индивидуумов в общее благо — объективно не равны. Во-вторых, в силу этого справедливое распределение не означает абсолютно равного распределения.

Русское общество ждёт от устройства социально-экономической системы не столько реализации принципа равенства возможностей или, напротив, установления полного равенства, сколько принципа воздаяния по заслугам. Это, кстати, истинный принцип настоящей рыночной экономики, но, к сожалению, не в том её воплощении, с которым мы сталкиваемся в России.

Однако в сложившихся условиях нельзя не признать, что существующий в России уровень неравенства противоестественен и явно несправедлив. И он сегодня является объективным тормозом развития.

Радикальное снижение этого уровня неравенства — императивное требование, условие гармонизации общественных отношений, условие дальнейшего движения вперед.

Можно спорить лишь по поводу тех или иных методов устранения этого уродливого неравенства и их уместности в нынешних условиях в России — насколько интенсивно использовать перераспределительную политику государства, в какой мере использовать налоговые и/или бюджетные инструменты такой политики, как избежать при этом социального иждивенчества, как эффективно совмещать меры перераспределительной политики с осознанной политикой государства по созданию условий для малого предпринимательства, развития самостоятельной предпринимательской инициативы и расширения самозанятости и т.п. Совершенно очевидно, что с той же целью реализации принципа справедливости в соответствии с ценностями российского общества необходимо дальнейшее совершенствование механизмов перераспределения всех видов природной ренты. Экономическая деятельность, связанная с эксплуатацией недр и природных богатств России, должна в максимально возможной степени работать на всех граждан страны.

Кстати, вопрос о собственности на природную ренту имеет в России не только прикладной, но и поистине сакральный характер. Православный взгляд на эту проблему совершенно однозначен: природные богатства страны даны Богом, а не созданы людьми. Но и с точки зрения светского общественного сознания они принадлежат народу, так как стали результатом исторической деятельности многих поколений.
Труд и капитал: мироустроение

Консерватизму свойственно уважительное отношение к собственности, однако это отношение не является безусловным и абсолютным. Данное уважительное отношение должно гарантироваться собственнику со стороны общества и его институтов, но только при условии ответственного отношения к этой собственности самого собственника.

Вместе с тем абсолютно невозможно игнорировать тот исторически подтверждённый факт, что косность, инерционность отношений собственности закрывает столь необходимые для развития социальные лифты; механизмы наследования собственности (особенно крупной) ведут к застою и неэффективности, ставя, таким образом, на новом уровне вопрос о справедливости (относительно вклада наследников в общее благо).

Указанное противоречие является сложным и комплексным по своей природе — идеального решения для него не просматривается вообще. Однако существует международная практика повышенного налогообложения наследства (особенно в части капитала), которая — пусть и не идеально — позволяет преодолевать это противоречие и не допускать застоя.

В отличие от распространённого в протестантских странах взгляда на богатство как на признак избранности к спасению в России богатство всегда рассматривалось как инструмент созидания. Тот, кто богат, обладает большими правами, но и большими же обязанностями по созиданию всеобщего благосостояния.

Консервативная позиция по отношению к бизнесу предполагает, что предприниматель является одновременно и мироустроителем. Стоит напомнить, на чём основывается православное отношение к собственности и богатству. Для чего даётся богатство? Прежде всего — для созидания. Нравственное отношение к богатству, моральный взгляд на мироустройство и, в частности, на модель экономики, идеал общественных отношений, построенных по образу родства, предполагают социальную ответственность капитала, ориентацию его деятельности на национальные интересы, облагораживание действительности.

Поощрение совмещения личных интересов и инициативы с общественным благом, культивирование общественно значимых достижений и истинной социальной эффективности бизнеса должны стать принципами организации экономической деятельности, принципами мотивации деловой активности, основой морали предпринимательства.

Социальный мир и гармония требуют от собственника и известного самоограничения, в частности, связанного с созданием благоприятных условий для своих работников.

В идеале фирма становится в чём-то похожей на семью: с взаимными обязательствами, правами и ответственностью каждого; управление должно строиться на основе учёта многообразия интересов всех участников — и владельцев-собственников, и менеджмента разных уровней, и рядовых сотрудников.

Примерами гармонизация отношений между собственниками и сотрудниками могут служить многие малые и средние предприятия в Германии, корпоративные отношения на многих предприятиях в Японии и Южной Корее. В этих странах экономические модели сознательно строились с прицелом на снятие (или на максимально возможное нивелирование) антагонизма в отношениях труда и капитала.

Консервативный ответ на проблему устранения этого антагонизма имеет свои собственные ценностные основания и специфику.

Либерализм практически целиком снимает вопрос о социальной ответственности, приписывая все гармонизирующие свойства механизму рынка.

Социал-демократия, однозначно стоящая на стороне труда, обременяет социальной ответственностью только бизнес, причём в возрастающей степени — пропорционально уровню богатства и доходов.

Консерватизм призван найти консенсусную позицию, основанную на гармонизации этих отношений, диалоге и взаимной ответственности.

Здоровый консерватизм не может не признавать роль частной инициативы в развитии. Одни только коллективистские механизмы творчества и созидания, как показал опыт, недостаточны. Однако неверно и противоположное утверждение с позиций исключительной эффективности частной инициативы: что творчество и созидание — удел индивидуумов, что мотивы — исключительно своекорыстны и эгоистичны.

С точки зрения консерватизма противопоказано делать ставку на крайние формы как индивидуализма, так и коллективизма. Необходимо оптимальное сосуществование и баланс этих экономических мотиваций и форм трудовой и деловой активности, равно как органичное сочетание конкурентных и солидарных механизмов и отношений.

Поэтому здоровый консерватизм в России должен ориентироваться на многообразие форм собственности и многоукладность. К сожалению, содействие созданию многоукладной экономики — это ещё очень слабо используемый рычаг государственной экономической политики на всех её уровнях. В реальности государство в России подчас создаёт преференциальный режим только избранным секторам и формам собственности, причём избранным далеко не с позиций интересов развития страны.

Особо отметим, что в многоукладности экономики содержится также огромный потенциал для многогранной реализации фактора труда как ключевой движущей силы развития. Либеральные реформы в нашей стране, к сожалению, полностью игнорировали значение трудовой этики, созидательного, производительного труда.

Практически не используется в России потенциал оживления традиционной трудовой этики, связанный с возрождением и укреплением таких солидарных форм трудовой активности, как артель и кооперация. Перспективная экономическая модель в России должна более активно экспериментировать и с поиском новых коллективных форм собственности (совладения), в которых также имеется огромный потенциал трудовых мотиваций, меняющих отношение и к труду, и к результатам деятельности, способных резко увеличить ключевые составляющие эффективности — производительность и повышение качества.

Сейчас в России, как и в западном мире, имеет место культ успеха, независимо от того, каким путём этот успех был достигнут. Этот культ порождает моральную индифферентность и подвергает эрозии нормальные трудовые мотивации. Зачем трудиться, если продуктивный труд не гарантирует справедливого вознаграждения и заслуженного социального статуса, когда, напротив, положение человека в социуме зачастую зависит отнюдь не от уровня и качества его трудовых усилий и степени общественной полезности его деятельности? (См. Приложение 5.)

Приложение 5

Подмена мотиваций

Вместо приоритета труда сейчас в России мы имеем дело с приоритетом и культом успеха.

Культ успеха аморален, так как он рассматривает успех безотносительно путей его достижения. В современной картине мира общество в глазах многих делится не на полезных и бесполезных членов, не на созидателей и паразитов (или иждивенцев), не на творцов и потребителей, а на «виннеров» и «лузеров» — победителей и проигравших, удачливых и неудачников. Более того, успех ждет именно того, кто не ограничивает себя какими-либо моральными рамками, а тот, кто «скован» нравственными принципами, практически обречен на то, чтобы стать проигравшим. А отсюда очевидно, что подобная мотивация изгоняет мораль из жизни общества, подрывает его устои, извращает представления о добре и зле (как за счёт девальвации добра, с одной стороны, так и путём институционализации и фактической апологии зла — с другой).

(Из доклада Изборского клуба «Стратегия «Большого рывка»)

Для консервативного сознания, с его взглядом на общество как на большую Семью, совершенно очевидна необходимость культивирования приоритета труда в общественном сознании, создания такой модели общества и экономики, которая поощряет трудовую мотивацию, трудовые заслуги и достижения, такой системы, которая обеспечивает справедливое воздаяние — материальное и моральное — за общественную полезность труда, квалификацию и мастерство, наконец, такое пропорциональное соотношение прибыли и заработной платы в структуре ВВП, которая позволяет вывести средний уровень зарплат на уровень, действительно соответствующий общему экономическому уровню развития страны (сейчас в этой структуре доля прибыли гипертрофированно раздута, а доля зарплаты всё ещё недопустима мала).

Производительный труд, продуктивная деятельность непосредственно связаны с творчеством, с созиданием ценностей. Навыки, необходимые для производительного труда, предполагают образование и саморазвитие личности. Но и сам производительный труд является ценностью — он придаёт самой жизни человека смысл и во многом определяет его нравственное измерение. Радость труда как нравственная ценность самоценна и незаменима.

В рамках солидарного труда, «совместного делания», созидания «всем миром», в котором соединяется предпринимательский азарт, государственный разум, инженерный талант и рабочая инициатива, происходит встраивание индивидуума в процессы по преображению жизни, в общественные интересы, в идеологию общего дела, что даёт ему чувство сопричастности с другими и с обществом в целом. Это действенный инструмент единения нации — преодоления раскола, отчуждения и социального пессимизма.

Продолжение следует…

Автор: Андрей Кобяков,
заместитель главного редактора журнала «Однако»

Просмотров: 715
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русские головные уборы: кокошник, кичка, шапка, косынка Что мы празднуем на Новый год? Маленькая подлая Европа Наказания для воров и разбойников на Руси Хоровод - хождение за солнцем На каком языке говорила Западная Европа в XI-XV веках?