Четверть века назад, в 1994 году, в Минске приняли новую Конституцию, взамен «брежневской» 1978 года. Туда же вошел конституционный закон «О государственном суверенитете». Белорусы изначально разрабатывали три разных проекта, над ними работало три коллектива. Год они потратили на написание, еще два — на согласование и компиляцию. Основным предметом для споров был вопрос — парламентской или президентской республикой должна стать Белоруссия. Став президентом, Лукашенко провел два общенациональных конституционных референдума, в 1995 и 1996 годах, которые окончательно определили формат Основного закона, который существует до сего дня. 1 марта глава государства объявил о новой реформе Конституции.

Генезис

Белорусские националисты, как и их украинские коллеги ищут корни в средневековье. Последние, обладая врожденной малороссийской фантазией и мечтательностью видят своих предков авторами первой в истории человечества Конституции — соратника гетмана Мазепы, Филиппа Орлика. Не время и не место сейчас описывать, насколько это сумасбродная идея. Белорусы не столь легкомысленны. Они видят конституционное прошлое своей страны в Литовских статутах 1529, 1566 и 1588 годов, что делает их людьми здравомыслящими. И все же настоящую Конституцию Белоруссия получила лишь с обретением государственности, а именно в 1919 году.

С момента основания и по сей день белорусская держава имела шесть официальных конституций. В 1918 временную Конституцию приняла самопровозглашенная Рада БНР. Но она так и не вступила в силу по причине слишком краткого периода существования республики. Более долговечной и легитимной были советские Конституции Белоруссии. Первая была принята на I Всебелорусском съезде Советов 3 февраля 1919 года. Она провозгласила государство, закрепила его социалистический характер, дала флаг, герб, гимн и назначила органы власти. В Конституции БССР, в отличие от Конституции РСФСР, не говорилось про органы местного управления и про избирательное право.

11 апреля 1927 года на VIII Всебелорусском Съезде Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов принимается новая Конституция. Причем на четырёх языках, объявленных равноправными: белорусском, идиш, польском и русском. А через девять лет, вслед за «сталинской», принимается еще одна редакция белорусской Конституции. Мало, кто помнит, что именно в ней за республикой было закреплено право на суд, прокуратуру, бюджет, внешнюю политику и национальные воинские формирования. Были созданы Верховный Совет, местные советы (четко прописаны выборы в них), Совет народных комиссаров. Словом, та модель, которая в общих очертаниях существует по сей день.

14 апреля 1978-го, вслед за принятием новой Конституции СССР 1977 года, была принята новая Конституция БССР, или, как ее называют «брежневская». Ничего принципиально нового она не несла. 27 июля 1990 года была принята Декларация Верховного Совета БССР «О государственном суверенитете». Опять-таки вслед за Москвой, где аналогичный документ приняли 12 июня 1990 и который установил верховенство республиканских законов над союзными. Сегодня «Декларация» — первая глава действующего Основного закона.

Реформация и контрреформация

Конституцию независимой Белоруссии приняли 15 марта 1994-го, а обсуждали перед этим три года. В Белоруссии принято говорить о том, что процесс был затяжным. Но, напомним, что на Украине Конституция была принята три года спустя — в 1996-м, причем с большим трудом. Основные принципы — унитарное, демократическое, социальное, правовое государство были провозглашены до избрания Александра Лукашенко. Флаг, герб и гимн были взяты от двух Белорусских Народных Республик. Но обе ассоциировались с немецкими оккупациями, что вызывало в народе отторжение. Став президентом летом 1994-го, Александр Лукашенко через год проводит первый конституционный референдум, который отменяет символику БНР.

Это был первый этап на пути курса по преодолению разрушительных последствий «перестройки». В 1996 году глава государства инициирует второй референдум, в котором были поставлены семь вопросов — четыре от президента, три от парламента. В обоих блоках звучала тема изменений в Конституции, хотя в целом этот референдум можно назвать «контрперестройкой», который прекратил распад, объединил народ, закрепил все социальные завоевания социалистического периода. Точкой отсчета государственности было избрано 3 июля — день освобождения БССР от нацистской оккупации, запрещена торговля землей и возвращена смертная казнь. Белоруссия стала президентской республикой, а парламент и «перестройщики» потерпели сокрушительное поражение. Белоруссия превратилась в ту страну, которую мы знаем.

Конституционный ренессанс

Через четверть века, 1 марта 2019 года президент объявил о том, что слухи о работе над новой Конституцией не слухи. Он раскрыл некоторые детали. Что будут усилены другие ветви власти, кроме президентской вертикали, возможно и введение парламентских выборов по пропорциональной системе. Будет ли это совершенно новый Основной закон или дополнения к существующему пока не ясно, но совершенно точно Минск готовит Конституционную реформу в период двух избирательных кампаний: парламентской и президентской. Фоном служит сложная дискуссия о будущем Союзного государства России и Белоруссии. Причем от резкого обострения стороны качнулись к позитивным ожиданиям принципиального нового уровня интеграции.

Лукашенко не только озадачил юристов, членов конституционной комиссии. Он активно ведет диалог с зарубежными партнерами. 31 мая о реформе он говорил на встрече с руководителями конституционных судов зарубежных государств. И это означает то, что он и был инициатором форума.

«Я никогда этого не отрицал: действительно, у нас правовая система была выстроена на создание и укрепление вертикали власти», — сказал Лукашенко, отвечая на немой вопрос о том, что делает в Европе «последний диктатор». И ответил на него, отсылая на ситуацию начала 90-х. «Основное право человека было покушать и одеться, чем я и занимался», — подчеркнул президент Белоруссии. Он четко пообещал, что в ближайшее время в Белоруссии будет или новая Конституция, или будут вноситься правки в действующую.

Трансфер или Союз?

Наблюдатели чаще всего видят в конституционной реформе предстоящий транзит власти в Белоруссии и России. И рекомендуют ориентироваться на 2024 год, так как все белорусские конституции были второй производной от российских. Белорусскую модель создал лично Александр Лукашенко, она единственный в своем роде штучный товар, который отличается от всех постсоветских моделей. Ее экономическая основа — сырьевая и геополитическая рента от Союзного государства. И она на сегодня находится в глубоком кризисе. Так что система власти, ориентированная на стабильность и воспроизводство самой себя работает с трудом. Государство с большим напряжением гарантирует жизненные стандарты в обмен на лояльность. Конституционная реформа должна преодолеть системный кризис, перезагрузить внешнюю политику и гарантировать общественный договор.

Украинская модель однозначно не подходит Минску, но тут постарались сами украинцы, устроив два майдана. Белорусская молодежь любит отдыхать на Украине, но пережить такое же не хочет. С другой стороны, в стране серьезно внедрялись социальные стандарты ЕС, которые подходили существующей модели. А от СССР до наших дней дошло бесплатное здравоохранение и субсидирование трудящихся в госсекторе. Лукашенко безусловно хочет передать свое детище новому поколению белорусской элиты. Ротация поколений уже происходит. А сплочению власти и оппозиции служат внешние факторы, как это не странно.

Возможно процессы в Минске идут параллельно с Москвой. Дело в том, что перезагрузка Союзного государства невозможна без изменений в Конституциях обеих стран. Без них никакого Союзного государства в правовом поле двух стран быть не может, потому что в Конституциях России и Белоруссии отсутствуют норма о том, чтобы действовали еще какие-то союзные правовые акты.

Но точно можно констатировать, что подготовка к транзитным процессам в Белоруссии и России совпадает по времени. И новый статус союзных отношений уже анонсирован на высшем уровне.

Максим Максимов