Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Стало известно кто раскачивает Майдан в Белоруссии Немецкий политолог предсказал крупные беспорядки в Европе Политическое Обозрение: Новости политики за 4 июня 2020 (7528) Майдан в США: Бунтуют там не жертвы расизма, а "соросята"
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Коронавирус толкает в электронный концлагерь

Беспрецедентные меры, которые предпринимает сегодня мир, пытаясь защититься от коварной инфекции, и связанные с этим трансформации в экономике, политике, социуме, конечно, не пройдут бесследно со спадом пандемии. Одно из таких серьёзных изменений – переход в разных сферах на "заочное" взаимодействие с другими людьми и объектами. А это значит, преобладание удалённой работы, дистанционной учёбы, онлайн-покупок и развлечений – дальнейшая атомизация и "механизация" общества, разъединение людей. Пойдёт ли Россия в эту сторону вслед за "цивилизованным человечеством"?

Уже с десяток лет нам твердят по нарастающей, что главный тренд цивилизации – диджитализация (digitalization), или по-русски – цифровизация всего и вся.

Производства, финансов, образования, культуры, самих человеческих отношений. Это, мол, прогрессивно, удобно и… неизбежно. Как смена стандартов мобильной связи с 1 до 5G. Однако наступление счастливого цифрового будущего человечества постоянно притормаживается некоторыми ретроградными гражданами, организациями и целыми странами. На этой почве давно возник целый скрытый конфликт поколений, который отыгрывается пока шутливо в СМИ, соцсетях и на эстраде.

"Продвинутые" и "отстойные" – это как два разных класса, полюса общества: одни ведут вперёд, другие тормозят. Уже нескольким поколениям "продвинутых" трудно даже представить, как могли люди обходиться без мгновенного обмена электронными сообщениями, сотовой связи, онлайн-покупок и кино через смартфон, навигаторов и сетевых форумов. Большинство из них просто растеряется, если все эти диджитальные блага вдруг разом отключатся и придётся возвращаться на полвека назад. Хотя бы на неделю.

Впрочем, для сегодняшней цивилизации это и впрямь будет катаклизмом. Но он реально сплотил бы людей. Как сплотил крымчан блэкаут ноября 2015-го. Вместо сидения у телевизоров и компьютеров люди ходили друг к другу в гости, пели песни, дети дружно играли во дворе. Многим было даже немного жаль, когда подача электроэнергии восстановилась. Вообще, общие большие беды всегда сплачивали русский народ. Да, наверное, и любой другой.

Будь от меня подальше

Но вот ныне с нами случилась беда особого свойства, которая по самой своей биологической сути не сплачивает, а разъединяет. Недаром в Сети стал популярным юмористический мем: "В эти тяжёлые времена мы должны быть подальше друг от друга".

Сегодня даже не столь важно точно знать – естественным или рукотворным путём появился сам вирус, произошло его стремительное распространение по миру. Важно, что реакция на него правительств, глобальной элиты оказалась столь экстраординарной, согласованной, а как считают многие врачи, не связанные системной субординацией, – сильно преувеличенной, что это невольно наводит на конспирологические соображения о заготовленном или свёрстанном под оказию глобальном сценарии. Обрушение цен на нефть могло быть частью сценария или дополнительной оказией.

Стоит добавить (сугубым материалистам это, конечно, покажется смехотворным), что не все сценарии пишутся на Земле. Важно посмотреть на уже проявившиеся политические, экономические социальные следствия вирусной пандемии – вернее, двух пандемий – микробной и информационной.

А что мы здесь видим, кроме продуктовой паники, сопровождающей любой кризис? Прежде всего – массовое закрытие на карантин или работу с минимумом персонала самых разных учреждений – от образовательных до культурных. В этом ряду: введение дистанционного обучения в школах и вузах, удалённая работа офисных работников множества компаний, закрытые суды с отказом от приема новых исков, беспрецедентные концерты без слушателей и спортивные соревнования без зрителей. К этому можно добавить и опустевшие аэропорты, фактическую остановку выездного туризма, отмену или перевод в онлайн научных и деловых конференций, саммитов, переговоров.

вирусУчреждения культуры в Москве закрыты на карантин. Фото: Кирилл Зыков / АГН "Москва"    

Россия, выждав паузу, тоже включилась, хотя, слава Богу, и не столь рьяно, в этот карантинный движ, напоминающий отчасти игру. Некоторые люди перестали здороваться за руку и целоваться, стараются не приближаться друг к другу в очередях и в транспорте. Есть те, кто не ходит в гости и не навещает родных: мало ли – а вдруг они заразны. По примеру западных паникёров накупили продуктов и туалетной бумаги, гуляют с собакой в маске. Другие (а в России их большинство) смотрят на них со смехом и с жалостью – нас, мол, хрен чем испугаешь! Соцсети подбавляют с одной стороны – юмора и сарказма, с другой – тревоги и мрачных пророчеств.

Сторонники строгих карантинных мер, правда, нашли другой ключик к сердцам русских, традиционно не склонных подобно западным соседям у страху болезни и смерти. А именно – христианскую ответственность за другого: мол, можешь сам и не помереть и даже особо не пострадать, зато кого-нибудь заразишь как носитель вируса. Такие доводы на нас действуют сильнее, но, безусловно, не могут заставить, подобно католикам или "варфоломеевцам", закрывать храмы, перестать исповедовать, соборовать, прикладываться к мощам и иконам. Вообще, по свидетельству иностранных наблюдателей, даже с нынешними мерами наша страна продолжает оставаться большим материком спокойствия посреди взбаламученного океана паники.

От удалёнки до Большого Брата

И всё же некоторые общие глобальные "коронавирусные" тренды всё сильнее воплощаются и в России. Их, собственно, три: максимальное прекращение совместного пребывания людей в одном месте – будь то работа, учёба или досуг; сильный толчок к диджитализации и "онлайнизации" всех сфер жизни; усиление цифрового же контроля за каждой личностью. Китай, правда, продемонстрировал всему миру ещё и впечатляющие возможности мобилизационного командного администрирования, невозможные на Западе, да и в России в силу политического устройства.

КитайКитай продемонстрировал миру возможности мобилизационного командного администрирования. Фото: Chen Yehua / Globallookpress  

Некоторые добавляют к этому многозначительно – "пока невозможные". В самом деле, смогли же уже в некоторых странах Европы жестко ограничить или даже вовсе запретить некоторые фундаментальные либеральные свободы: передвижения, собраний. Где ныне традиционные весенние "парады гордости" содомитов, ау? Кто знает: не за горами ли комендантский час, отстрел взбунтовавшихся заражённых людей на месте, карточная система распределения продовольствия? Иные публицисты-аналитики подозревают, что именно для чего-то подобного (помимо сдутия финансовых "пузырей" и обогащения узкого круга бенефициаров ) спецоперация "Короновирус" и затевалась.

Даже если считать столь жёсткие сценарии плодом больной фантазии и согласиться с умеренными, по которым пандемия будет побеждена летом, а мировая экономика после глубокого падения начнёт бурно восстанавливаться, то всё равно есть стойкое ощущение, что мир уже не будет прежним. Как после взрыва нью-йоркских башен-близнецов – недаром эти события часто сравнивают.

Так, многие компании, увидев ощутимую экономию, возможно, не захотят возвращать часть работников с "удалёнки" в офисы (а часть под шумок – вообще сократят).

Дистанционное обучение может оказаться более укоренённым в системе образования, несмотря на сегодняшний полный бардак и неразбериху с этим переходом. Ведь у нас что-то не слыхать о таких акциях, как в КНР, где в отсталой южной провинции Гуандун местные власти бесплатно раздали бедным семьям около десяти тысяч планшетов для заочного обучения! Но управленцы могут просто жёстко продавить широкое внедрение этой формы, от которой многие вузы и школы долго отбрыкивались. Под любимую мантру Германа Грефа об искусственном интеллекте.

обучениеПереход на дистанционное обучение школьников. Фото: Elmar Kremser /SVEN SIMON / ТАСС

Что ещё? Кратный рост онлайн-продаж и услуг, проседание отрасли выездного туризма и вообще трансграничных поездок, усиление контроля за людьми с помощью значительно возросшего числа "поумневших" видеокамер. Рост продаж этого оборудования, равно как и программного обеспечения для работы на дому, был зафиксирован уже во всём мире, в том числе и в РФ. Некоторые психологи считают, что отказ от коллективных встреч, рукопожатий и объятий с поцелуями может стать нормой в посткоронавирусном мире. Подогревают эти ожидания и высказывания некоторых деятелей, связанных с ВОЗ, о том, что расслабляться не стоит и после победы над этим микробом, надо быть готовыми к атаке следующих.

Переосмысление социума и карантин потребления

В любом случае, происходящее сегодня в мире в связи с пандемией и на фоне других событий не является чьей-то шуткой или случайной флуктуацией истории. "Сверху" ли или "снизу" инициированная, но идёт явная трансформация цивилизации.

О мировоззренческой подложке этого перехода размышляет известный российский мыслитель, доктор философских наук, завкафедрой философской антропологии философского факультета МГУ имени Ломоносова Федор Гиренок.

Социум – это не Богом сброшенная откуда-то скорлупа и форма общежития. Ведь человек по своей природе существо асоциальное, и нам предстоит переосмыслить, как возник нынешний социум, вдуматься и пересмотреть то, что мы считаем константами и аксиомами. То есть сама тема социального подставлена под вопрос. Независимо от вируса мы давно живём в рассеянии друг от друга, пандемия и связанные с ней обстоятельства просто ярко высветили этот факт.

Стремление поставить во главу угла Число – тот рубеж, за которым заканчивается коллективное, а если копнуть глубже – и человеческое вообще. Мейнстрим западной философской мысли уже несколько десятилетий пытается обосновать постчеловека, тело которого автоматизировано и "улучшено", а сознание перешло в виртуальный мир.

И в этом смысле коронавирус – некий триггер для разной интерпретации характера цивилизационного "поворота". На нём самом могут паразитировать прямо противоположные воззрения на будущее. Причём мы ещё отнюдь не в конце этой истории и не знаем, каким количеством жертв он закончится. В любом случае, не только философам, но и всем ответственным людям, в том числе тем, кто управляет (или как им кажется) миром, предстоит крепко задуматься над сакраментальными вопросами: кто мы, куда мы идём, не заблудились ли мы?

вирусКоронавирус – некий триггер для разной интерпретации характера цивилизационного "поворота". Фото: Hendrik Schmidt / Globallookpress  

Сегодня и впрямь слышны разные голоса с попытками осмысления происходящей на наших глазах трансформации мира. Есть те, кто считает, что коронавирус возвращает нас в ХХ век, а иные и дальше – в средневековье. Имеется в виду следующее: нынешнее атомизированное общество индивидуалистов без иерархии властей и ценностей, равно как и весь либеральный глобальный дискурс, потерпели фиаско. Государства будут прекращать играть в глобалистские игры; надгосударственные мировые структуры зачахнут, страны, как и прежде, огородятся строгими границами, внутри которых вместо вместо ЛГБТ и трансгендера начнут вновь культивироваться семья, родина, вера, национальные ценности. Говорят также о победном шествии по миру "китайской модели", имея в виду её эффективность в "эпоху перемен".

Известный американский экономист Нуриэль Рубини вангует: нынешняя эпидемия перерастёт в глобальный экономический и геополитический кризис, спровоцирует распад современного мирового порядка, приведёт к продолжительному международному "оледенению" – с обострением национальных конфликтов, протекционизмом, закрытием границ и значительным усилением опасности военных столкновений.

А вот Владимир Миронов – доктор философских наук, член-корреспондент РАН, декан философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова оценивает возможные мировые поствирусные тренды пессимистично.

– Ситуация кластерной дефрагментации общества прежде всего устраивает власть, причём одинаково: демократическую или тоталитарную. Далее ещё предстоит разработать принципы этой фрагментации. Пожилых – лучше в печь. А остальные менее опасны, сидя у экрана. И, конечно, ждёт резкое изменение системы ценностей. Жертвенность отбрасывается перед личной выживаемостью. То есть налицо возвращение к животному.

В свою очередь, авторитетная на Западе 70-летняя трендсеттер Ли Эделькорт – директор компании по прогнозированию будущего Trend Union пророчит "карантин потребления". Мол, коронавирус пошатнет люксовые бренды и вообще высокую моду и "стильный" образ жизни, "накроет" гостиничный бизнес, международный туризм, сильно сократит трансграничный товарообмен. "Непрерывный экспорт синтетических сари в Индию и пластмассовых предметов домашнего обихода в Африку, который существенно подрывает экономику этих стран, а заодно и загрязняет окружающую среду, прервётся, а вместе с тем появятся новые возможности для местных ремесленных сообществ, кустарного производства, прикладного искусства", – считает она, прогнозируя более патриархальный и здоровый мир.

Назад в средневековье или вперёд – в электронный концлагерь?

Многие подобные прогнозы содержат явные антиномии: отбрасывание либеральных "ценностей" и свобод в условиях дальнейшей атомизации людей и при усилении электронного контроля торит дорогу, скорее, не в патриархальное общество, а в электронный концлагерь.

Парад диктатур, установившись повсеместно, через цепь военных конфликтов на фоне эпидемий и других природных (или рукотворных?) бедствий через несколько итераций приведёт к мировой диктатуре с единым правителем-царём во главе. Христиане хорошо знают, кто будет этим мировым императором. Так не за этим ли все и затеяно?

Такие благотворные, на первый взгляд, последствия, как прекращение сверхпотребления, передышка природы (вот и Тибр с венецианскими каналами уже очистились, и самолётная гарь в небе развеялась – привет Грете Тунберг!), сворачивание толерастии окажутся лишь промежуточными этапами. Извращенцев могут, например, вновь начать "закрывать", эмигрантов перестать пускать, зато госконтроль за каждым человеком, за семьями, наоборот, ужесточится. И в этом Китай, безусловно, способен преподать Европе и Америке уроки.

Впрочем, здесь много зависит от духовного климата в обществе – его отдельных граждан и элит, состояния тех самых "скреп", над которыми так любят потешаться наши либералисты. В России при всех потерях на этом фронте скрепы хоть и заржавели, но ещё не рассыпались в прах, как в бывшей "старой доброй Европе". Русские ещё и не такие беды и атаки переживали – нам не привыкать! Генетическая память подскажет, что делать: мишура "хипстерства" осыплется, креаклы научатся чему-нибудь созидательному, в деревнях вспомнят, как пахать землю и доить коров. А на возрождённых заводах несостоявшиеся юристы и менеджеры по продажам начнут точить гайки на все случаи жизни.

Лишь бы власти наши к тому времени отстроились от "глобальной повестки дня", чужих валют и императивов. А соотечественники вспомнили, что они друг другу не клиенты-конкуренты или докучливые "брёвна" поперек дороги, а братья-сёстры и добрые соседи. Тогда и никакой вирус нам не страшен!

Самохин Андрей

Просмотров: 596
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Коловрат символ Солнца Мегалиты горной Шории. Экспедиция Сидорова Г.А. Об Асах, ариях и Расе Великой Древние Славянские имена Старинные русские меры веса и площади Свастика - обережный символ славян