Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Как происходит уничтожение семьи, частной собственности и государства Новые санкции Вашингтона: удар России в поддых или самострел в ногу? Тайная экспансия: Как Китай забирает Украину за долги Кремль по ошибке сотрет Америку с лица Земли
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Кремль долго терпел унижение от США. Настала очередь Европы

Пол Робертс о том, к чему ведет отсутствие дипломатии

Распад Советского Союза привел к тому, что были устранены ограничения для унилатерализма Вашингтона. Неоконсерваторы, пришедшие к власти, сразу же ухватились за эту возможность и заменили дипломатию угрозами и принуждением. Взять хотя бы один позорный пример из деятельности режима Джорджа Буша-сына, когда замгоссекретаря Ричард Армитидж приказал Пакистану делать то, что ему приказано или эту страну вбомбят в каменный век. Мы узнали об этом инциденте от самого пакистанского президента, который и сделал то, что ему было приказано.

В случае с Россией в эру Путина такой уровень угрозы чрезмерен, поскольку Россия может отбомбиться в ответ. Поэтому угрозу сократили до «делайте то, что вам приказано или мы введем санкции».

Санкции — это утверждение господства одной страны над другой. Они — утверждение того, что тот, кто вводит санкции, обладает внезаконными международными полномочиями отдавать другим суверенным государствам приказы о том, что делать или страдать от последствий, если они эти приказы не выполнят.

После того, как препятствия для вашингтонского унилатерализма были устранены, санкции стали инструментом внешней политики США и заменили собой дипломатию. Режим Клинтона использовал их против Ирака. Когда ООН сообщила, что результатом санкций режима Клинтона против Ирака стала гибель 500 000 иракских детей, еврейку-госсекретаря Клинтона по национальной ТВ-программе «60 минут» Лесли Сталь спросила стоили ли санкции гибели полумиллиона детей. Мадлен Олбрайт сказала: «Да, цена стоила того». Точно так же евреи относятся к палестинцам. Поскольку палестинскую землю украл Израиль, то какой смысл сохранять палестинцев.

Ответом Израиля является их убийство. Как сказал один израильский министр, мы лишь делаем то, что американцы сделали с настоящими американцами, которые известны как индейцы. Поскольку Америка делит это преступление с Израилем, то не приходится удивляться тому, что Вашингтон всегда ветирует в ООН любое действие против Израиля за его преступления против палестинцев. Два преступных государства стоят воедино против всего мира.

И, с точки зрения Вашингтона, «оно стоило того» на протяжении всего начала 21 века, когда Вашингтон последовательно уничтожал целиком или частично семь стран и продолжает уничтожать еще несколько.

Всякий раз, когда какая-то страна не следует приказам Вашингтона, Вашингтон вводит санкции. Иран, Северная Корея, Россия и Венесуэла сносят санкции Вашингтона. Более того, Вашингтон принуждает другие страны, включая своих европейских союзников, также ввести санкции или Вашингтон введет санкции и против них.

Это срабатывало до тех пор, пока утверждение Вашингтоном своего господства над всем миром не стало чрезмерным. Случилось это, когда Трамп, руководимый Израилем и неоконсерваторами-агентами Израиля, одновременно действующими в качестве советников Трампа, денонсировали ядерное соглашение с Ираном, которое было подписано Соединенными Штатами, Ираном, Россией, Китаем, Францией, Соединенным Королевством и Германией, и вышли из него.

Когда европейские вассалы Вашингтона не последовали примеру Вашингтона и не вышли из этого соглашения, которое они ранее подписали, Трамп пригрозил им санкциями.

Вся Европа уже страдает от высокой безработицы. Санкции Вашингтона ухудшают положение Европы, которая успела возобновить выгодный бизнес с Ираном. Наконец-то Европу проняло. Вашингтон говорит Европе, что Европа должна страдать в экономическом отношении, чтобы Вашингтон мог реализовывать свое господство, от которого она не получает никаких выгод.

Это уже чересчур даже для властей европейских стран и Британии, которые были и остаются вассалами Вашингтона с 1945 года. В новостных интернет-СМИ уже сообщается о восстании, хотя в пресститутских СМИ об этом не говорится ни слова. Чиновники ЕС и стран Европы говорят, что настало время, чтобы Европа сама представляла свои собственные интересы, а не интересы Вашингтона. Даже глава ЕС примкнул к этому восстанию.

Будет ли это восстание продолжительным или это всего лишь гримасничание европейских чиновников, давно привыкших состоять в платежной ведомости Вашингтона, а теперь вставших в позу ради еще больших денег? Сколько придется Вашингтону отстегнуть, чтобы утихомирить это европейское восстание?

Владимир Путин годами сглатывал оскорбления и провокации, ожидая, что высокомерие Вашингтона расколет европейскую часть его империи.

Возможно, терпение Путина оплачивается. И, возможно, именно это происходит сейчас.

Имеются признаки того, что Вашингтон себя изолирует. Вашингтон приказал Индии и государству-члену НАТО Турции не покупать российские системы вооружений. Но обе страны показали Вашингтону «птичку» с использованием среднего пальца, отвергли вмешательство Вашингтона в их дела и продолжили работу над закупками.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сказал, что настало время Европе воссоединиться с Россией и прекратить нападки на неё. Повернет ли ЕС, это порождение ЦРУ, против Вашингтона?

Это возможно. Вашингтон стал угрожать Германии санкциями, если Германия будет участвовать в российском газопроводном проекте «Северный поток-2», который будет нести российский энергоноситель в Европу. Вашингтон предпочитает, чтобы Европа закрылась от нехватки энергоресурсов, но не зависела от России, поскольку эта зависимость сокращает власть Вашингтона над Европой.

Меркель изменила своей продажной природе. Она заявила, что США больше не являются надежным политическим партнером и что Германии «нужно взять свою судьбу в свои собственные руки». Недавний опрос общественного мнения показывает, что 82 процента немцев согласны с ней в том, что Вашингтон является «ненадежным партнером».

Вашингтон, барахтающийся в своей легендарной некомпетентности, сейчас ухудшает отношения своей империи со всеми, угрожая торговыми войнами своим собственным союзникам. Внутри трамповского режима нет никого, кто обладал бы достаточной компетентностью, чтобы понять, что «торговая проблема» Америки создана исключительно ею самой же, а не Мексикой, Канадой, Китаем и Европой.

Крайне серьезная торговая проблема Америки возникла благодаря глобализму, неолиберальной экономической политике и действиям нью-йоркских инвестиционных банков.

Торговый дефицит США в торговле с Китаем возник благодаря выводу в офшоры американских рабочих мест. Товары — такие, как Levis, кроссовки Nike shoes и компьютеры Apple, — которые когда-то производились в Америке американскими рабочими, сейчас производятся за рубежом, где зарплаты и издержки на соответствие разного рода нормативам существенно ниже. Когда эти товары, произведенные за рубежом для американского рынка американскими корпорациями, возвращаются в США для продажи, они поступают как импорт. Таким образом, офшорное производство американских корпораций является прямой причиной американского торгового дефицита.

Однако, об этом непреложном, неоспоримом факте никогда не говорят ни пресститутские СМИ, ни неолиберальные экономисты, ни статистические агентства США. Они делают вид, что все это — вина или Китая, или Мексики, или Канады. Вы никогда и не подумаете, что все это — прямой результат жаждущих прибыли американских корпораций.

Случилось так, что с распадом Советского Союза власти социалистической Индии и коммунистического Китая приняли решение, что капитализму принадлежит будущее, и открыли свои рынки труда для иностранного капитала.

Американские фирмы, которые не хотели покидать свои родные города и предавать свою рабочую силу, чтобы перевести в офшоры своё производство, подвергались принуждению сделать именно это под угрозами со стороны нью-йоркских инвестиционных банков. Местным производителям было приказано перенести свои операции в Китай, где более низкие издержки на рабочую силу приведут к резкому росту прибылей, или подвергнуться захвату той корпорацией, которая поднимет прибыли путем перевода операций за рубеж.

Причина, по которой рабочие места в отраслях с высокой производительностью и высокой добавленной стоимостью ушли из Америки, состоит в жадности Уолл-Стрит, руководителей и акционеров корпораций. И, как всегда бывает, правящие группы интересов и их вашингтонские марионетки возлагают вину на иностранцев, таким образом, защищая самих себя.

Однако, сейчас они начали то, что намеренно описывается как «торговая война».

Но фактически, режим Трампа не находится в состоянии войны ни с Китаем, ни с другими странами. Режим Трампа находится в состоянии войны с американскими корпорациями, которые перенесли в офшоры свое производство товаров, предназначенных для американских рынков, и с нью-йоркскими банками, которые вынуждали к этому переносу. Тарифы лягут не на китайский экспорт, а на переведенное в офшоры производство американских корпораций. Эти тарифы поднимут цену, которую американцы платят за те товары, которые американские корпорации производят в Китае.

Тарифы Трампа на сталь и алюминий поднимают цену исходных материалов, используемых в производствах на территории США. Повышение цен на исходные материалы означает, что вырастут также и цены на товары, которые производятся в США с использованием стали и алюминия, что нанесет ущерб конкурентоспособности США. Это противоположно тому, как должен работать протекционизм. Протекционизм работает путем снижения издержек на исходные материалы и посредством защиты производства с помощью тарифов на те товары, которые конкурируют с товарами иностранного производства. Другими словами, цены на товары, произведенные внутри страны снижаются, а цены на конкурентный импорт повышаются.

Неолиберальные экономисты лгали, когда давали заверения в том, что высококвалифицированные американские рабочие места, перенесенные в офшоры, будут замещены еще более высококачественными рабочими местами для американцев. Как явно демонстрируют официальные данные о заработной плате, новые рабочие места хуже прежних; они состоят из низкооплачиваемых рабочих мест в сфере услуг, что характерно для занятости в странах третьего мира.

Перевод рабочих мест в офшоры стал для Америки катастрофой. Ставший результатом этого торговый дефицит — меньшая её часть. Потеря хорошо оплачиваемых рабочих мест нанесла ущерб покупательной способности потребителей. А для того, чтобы поддержать свой уровень жизни потребители стали замещать выпадающий доход задолженностью. Результатом стало то, что 41 процент американцев не в состоянии собрать 400 долларов в тех случаях, когда они сталкиваются в непредвиденными обстоятельствами.

Бюджетам тех штатов, которые ранее были производственными локомотивами, также был нанесен такой ущерб, который поставил под вопрос их способность удовлетворять свои пенсионные обязательства. Пользу от перевода рабочих мест в офшоры получили небольшие группы руководителей и акционеров корпораций, а массированные издержки от этого понесла вся американская экономика и рабочая сила.

Еще хуже ситуация станет из-за роботизации. Умные люди, которые с таким удовольствием работают над тем, чтобы заменить роботами людей, на самом деле глупцы. Они разрушают социальную систему. Рабочие места, которые из—за роботизации потеряют люди, нельзя будет защитить тарифами. Более того, роботы не покупают дома, мебель, автомобили, одежду, развлечения, пищу, напитки, смартфоны, компьютеры. Все деньги, которые будут сэкономлены при замене людей роботами, не будут доступны для приобретения товаров, которые произведут роботы. Потребительский спрос обрушится. Единственное решение состоит в социализации производства, которое сделает всех членов общества собственниками произведенного. Но даже это — лишь частично решит проблему, поскольку нерешенным останется вопрос о том, что люди будут делать со своим временем и что станет с теми людьми, которые не захотят работать и развивать свои способности.

Капитализм — вопреки утверждениям о том, что он эффективно распределяет ресурсы во времени — имеет очень краткосрочный временной горизонт. Этот горизонт определяется выгодой в следующем квартале. Все в этой системе краткосрочно. Мы достигли той точки, в которой руководители разрушают свои компании погружая их в задолженность — лишь бы выкупить акции компании, чтобы поднять их курс и максимизировать свои «бонусы за производственные показатели».

Подрывая мощь своей собственной экономики, стремясь к краткосрочной максимизации прибыли, США наращивают свою агрессивность и воинственность. Грабеж становится способом того, как сохранить систему на плаву. Таким образом, господство над другими становится средством выживания.

При режиме Трампа дело дошло до критической точки. Личность Трампа, стремящегося к тому, чтобы запугивать других, спариваясь с воинственностью неоконсервативного гегемонизма производит войну во множестве её форм. Экономическая война, при помощи которой Вашингтон угрожает своим вассалам, может привести к тому, что Европа станет независимой и дружественной по отношению к России.

Упадок гегемонистской мощи Вашингтона является предпосылкой к возрождению американской экономики. Когда станет невозможным грабеж, политика обернется внутрь страны. Необходимо будет восстановить ответственность корпораций, в том числе перед своими же работниками, потребителями и населением, а не только перед акционерами. Необходимо возродить антитрестовский закон Шермана*, необходимо расчленить монополии и банки, слишком большие, чтобы обвалиться, а выведенное в офшоры производство должно быть возвращено домой путем обложения корпораций налогами в соответствии с тем, производят ли они свои товары для американского рынка в стране или за рубежом.

С исторической точки зрения, внешняя торговля была неважна для экономического развития США. Поднимающийся средний класс производил крупный потребительский рынок, которого было достаточно для процветания крупномасштабных производственных предприятий. Эта процветавшая Америка была уничтожена глобализмом. Для возрождения Америки необходим новый класс лидеров, лишенных надменности и спеси «исключительности», которые будут способны отказаться от роли глобального хулигана и сосредоточиться на проблемах в своей стране.

Пол Крэг Робертс (Paul Craig Roberts), доктор экономических наук, бывший заместитель министра финансов США по экономической политике в администрации Рональда Рейгана. Работал редактором и обозревателем газеты «Уолл-стрит-джорнел», журнала «Businessweek» и информационного агентства «Scripps Howard News Service». В своё время был автором постоянной колонки в газете «The Washington Times». Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.

Пол Робертс
Просмотров: 488
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Искажение в названии романа Л.Н. Толстого "Война и Мир" Таинственная карта неба - три луны над Землей Богиня Тара Влияние мультфильмов на сознание детей Русский язык в современном мире Переезд в деревню