Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» В Киеве возрождают проект «Новороссия» Мат в Алеппо Как либералы продавали Россию: «Крыса съест три зернышка, миллион провоняет»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кризис 2015 года: что дальше?

Если не изменим экономическую политику, будем отброшены на задворки истории

В наступившем 2016 году не проходит и дня без того, чтобы российские и мировые СМИ не «обрадовали» нас очередной порцией шокирующих фактов, мрачных оценок и не менее мрачных прогнозов относительно состояния и перспектив развития отечественной экономики.

Цены на нефть упали ниже $30 за баррель. Правительство намерено еще на 10% секвестировать расходную часть бюджета в дополнение к тому сокращению, которое уже запланировано. Грядет очередная волна увольнений госслужащих. Госдума приняла закон, приостанавливающий индексацию заработных плат государственных гражданских служащих, а также пособий и компенсаций на 2016 год. Рубль упорно несется к отметке 100 за $1, а вслед за ним рвутся вверх и цены на потребительские товары.

Джордж Сорос заявляет, что имеющихся у России резервов хватит не больше, чем на 2 года. Ему вторит министр финансов А.Силуанов, полагающий, что Резервный фонд и ФНБ могут быть «проедены» уже в 2016 году.

Агентство Bloomberg провело опрос зарубежных экономических аналитиков, которые включили Россию в десятку стран с худшей экономикой. В этом рейтинге из 93 стран мы заняли «почетное» четвертое место от конца. Хуже ситуация только в Греции, Бразилии и Венесуэле. Даже Украина впереди нас в этом списке. И так далее, и тому подобное…

Пессимизм оценок возник не на пустом месте. Он базируются на статистике, которая, увы, не вселяет оптимизма в самых заядлых жизнелюбов. По данным Росстата, ВВП России в 2015 году сократился на 3,7%. В текущем году, по расчетам Минэкономразвития, при среднегодовой цене на нефть в $25 спад продолжится, хотя «будет меньше, чем фактическое снижение 2015 года» (что значит «меньше», непонятно: то ли 3,5%, то ли 1%. Для любого специалиста это огромная разница).

Примерно такие же оценки экономического кризиса в России дают и международные эксперты. МВФ в последнем обзоре мировой экономики (World Economic Outlook Update, WEO) ожидает в 2016 году сокращения ВВП России на 1%.

* * * * * *
Нередко в наших СМИ высказывается мнение о том, что кризис вызван западными санкциями против России. Эта точка зрения не выдерживает никакой критики. Устойчивое ухудшение всех основных макроэкономических показателей, включая снижение темпов экономического роста, отмечалось еще с 2011 года (2011 – 4,3%, 2012 – 3,4%, 2013 – 1,3%) задолго до введения санкций в условиях исключительно высоких цен на нефть. Санкции лишь «добавили» трудностей в российскую экономику, а не создали их.

В этом контексте я разделяю оценку, высказанную вице-премьером А.Дворковичем в выступлении на площадке Asia Society в Гонконге. По его прикидкам, из 3,5% падения ВВП в 2015 г. на счет санкций можно отнести 0,5 процентных пункта, а остальные 3% – результат падение цен на нефть. То есть, если взять величину спада за 100%, то лишь 15% вызваны санкциями, а 85% – тесной зависимостью отечественной экономики от экспорта нефти и цен на нее. Из этого следует вывод: снятие санкций само по себе не способно привести к восстановлению роста отечественной экономики.

Некоторые обозреватели проводят параллель между кризисами 2015 и 2009 годов, подчеркивая, что в основе и того, и другого – падение мировых цен на нефть. При этом, исходя из количественных параметров сокращения ВВП (2009 г. – 7,9%, 2015 г. – 3,7%), они считают нынешний кризис в России менее болезненным, чем предыдущий.

На мой взгляд, сравнение двух кризисов в РФ неправомерно, и вот по какой причине. Снижение мировых цен на нефть и, соответственно, падение ВВП России в 2009 году было связано с глобальным финансово-экономическим кризисом, который носил краткосрочный характер. Мировой ВВП в 2009 г. сократился на 2,4%, но спад длился всего полгода (1-й и 2-й кварталы 2009 г.). Снижение цен на нефть было вызвано сокращением мирового потребления «черного золота» и других энергоресурсов на 1,1% (эквивалентно 130 Мт нефти). В том году ВВП России по времени повторял динамику мирового ВВП и спроса на нефть, т.е. падал в течение первых двух кварталов 2009 г., а затем стало потихоньку восстанавливаться.

В 2015 г. ВВП России падал на протяжение всех четырех кварталов, хотя никаких признаков кризиса в мировой экономике не было и нет: в 2015 г. мировой ВВП вырос на 3,1%. Прогнозируемый спад производства в России в 2016 году также не коррелируется с темпами роста мировой экономики, которые, по расчетам МВФ, еще более ускорятся и составят 3,4%. При этом экономика наших главных партнеров по группе БРИКС – Китая и Индии – вырастет соответственно на 6,3% и 7,5%, США – на 2,6 и ЕС – на 1,7%.

Резкое снижение мировых цен на нефть во второй половине 2014-2015 гг., соответственно, было обусловлено не падением объема мирового ВВП и спроса на нефть (по данным Агентства энергетической информации США, потребление «черного золота» в мире в 2015 году выросло на 3,4% - с 92,09 млн. б/с до 95,19 млн. б/с), а совершенно другими причинами. К ним в первую очередь относится снижение импорта энергоносителей Соединенными Штатами в результате «сланцевой революции», наращивание собственного производства и отмена запрета на экспорт американской нефти, замедление темпов роста потребления (не падением абсолютных объемов потребления, а именно замедление темпов роста) нефти в Китае, снятие санкций с Ирана и возвращение этой страны на мировые рынки энергоресурсов. Важнейший фактор – успешное внедрение энергосберегающих технологий в западных странах, которое привело к снижению энергоемкости производства (например, в Европе потребление газа с 2010 года снизилось на 20%). Соответственно, производство нефти растет быстрее, чем ее потребление (превышение на 2 млн. б/с).

Иначе говоря, возникла совершенно новая ситуация: темпы роста мировой экономики уже не являются главным фактором, определяющим мировые цены на нефть. Следовательно, экономика России, которая сильно зависит от экспорта нефти и мировых цен на нее, может падать не только во время мировых кризисов, но даже в периоды расцвета и устойчивого роста глобальной экономики, что и происходит сейчас.

Кроме того, снижение темпов экономического развития России в 2011-2013 гг. свидетельствует, что даже сверхвысокие цены на нефть уже не обеспечивают нам рост ВВП. Даже в случае восстановления высоких цен на нефть после 2016 г. нас ожидают вялые темпы роста (по расчетам МВФ, не более 1%) либо даже стагнация. Сырьевая модель экономического роста полностью исчерпала себя.

* * * * * *
Конечно, даже в новейшей истории России объективно были времена хуже и труднее, например, жесточайший кризис и «шоковая терапия» первой половины 90-х годов, но в восприятии населением нынешнего спада есть важные особенности. Главная состоит в том, что он произошел после относительно благополучных нулевых годов, когда в условиях политической стабильности и постепенного роста уровня жизни в обществе возникла надежда на лучшее будущее и уверенность в завтрашнем дне. И вот, в глазах большинства все пошло прахом, что, конечно же, отражается на социальном самочувствии.

Наш народ всегда отличался стойкостью и долготерпением. Пережил тяготы Великой Отечественной и мерзости 90-х годов, переживет и нынешний кризис. Однако для сохранения общественного согласия и стабильности, на мой взгляд, нужны два условия:
- ощущение социальной справедливости, которое обеспечивается в том случае, если тяготы кризиса в равной мере ложатся на все слои населения и сегменты общества:
- уверенность в том, что есть выход из сложившейся ситуации, и страна движется к «свету в конце туннеля».

Что касается первого условия, то, к сожалению, пока до него как до Луны. Все тяготы кризиса легли исключительно на самые обездоленные, беднейшие слои населения, а также на средний класс, который в любом обществе является опорой социальной стабильности, а сейчас стремительно размывается и переходит в категорию бедных. Главный фактор здесь - галопирующая инфляция (по официальной статистике – 16%), которую во всем мире называют «налогом на бедняков».

Согласно опроса ВЦИОМ, проведенного в конце декабря 2015 г., 9% населения «едва сводят концы с концами», а 30% сообщили, что денег им хватает только на продукты. В конце 2014 года к этим двум категориям себя отнесли 20%, то есть доля бедных в 2015 году выросла почти в 2 раза и сейчас составляет почти 40% населения.

Реальные зарплаты населения упали на 9,5%. Из-за обеднения сильно сжалось потребление: оборот розничной торговли сократился на 10%, в том числе в декабре более чем на 15% по отношению к декабрю 2014 года. Идут массовые увольнения, как в государственных, так и в частных (мелких и средних) компаниях. Численность безработных в декабре 2015 года, по данным Росстата, составила 4,426 млн. человек, или 5,8%, увеличившись за год на 7,4%. Намного больше отправлены в неоплачиваемые отпуска или переведены на неполную рабочую неделю.

В то же время крупный бизнес процветает как никогда. В обзоре Минэкономразвития «О текущей ситуации в экономике Российской Федерации по итогам первого полугодия 2015 года» приводятся удивительные данные о том, что прибыль крупных российских предприятий, как частных, так и государственных, в условиях кризиса выросла в 2 раза, а по отдельным секторам экономики – в 4,5,6,7 и даже в 17 раз! Фантастический рост прибылей характерен не только для компаний, которые специализируются на экспорте сырья и выиграли от падения курса рубля, но и для тех, которые работают исключительно на внутреннем рынке.

Процветание крупных компаний объясняется не снижением операционных расходов, а исключительно «успехами» в деле повышения цен. Другими словами крупный бизнес воспользовался падением курса рубля и удорожанием импортных товаров для того, чтобы увеличить толщину слоя масла на своем куске хлеба. Чудовищные прибыли, естественно, конвертируются в не менее чудовищные доходы владельцев и топ-менеджеров компаний.

Бизнес вздувает цены вопреки всем объективным экономическим законам и условиям, даже не пытаясь что-то объяснить обществу, очевидно, из полного и откровенного презрения к этому самому обществу. Самый очевидный пример – нефтяные гиганты, которые мало того, что увеличили рублевые доходы от экспорта нефти за счет снижения курса рубля, продолжают вздувать внутренние цены на бензин и получать от этого дополнительные огромные прибыли, хотя нефть в 2014-2015 гг. подешевела в 3 раза, и во всем мире нефтепродукты также подешевели.

Например, в США цена на бензин опустилась до 47 центов за галлон (3,78 л), что составляет порядка 10 рублей за литр по текущему курсу – в 3,5 раза дешевле, чем в России при том, что средняя годовая зарплата в нашей стране составляет 376 тыс. рублей (33278 руб. в месяц), то есть $5 тыс., а в США почти в 10 раз выше – $48 тыс.

Видимо, спохватившись, Минэкономразвития после с июля 2015 года перестало раскрывать сведения о финансовом положении крупного бизнеса, однако по косвенным данным можно сделать вывод, что его прибыли продолжают расти как на дрожжах. Скандальную известность получило выступление на новогоднем корпоративе «Роснано» А.Чубайса, который заявил, что у компании «много денег! Их совсем много» и пообещал всем присутствующим двойную премию.

«Аэрофлот» объявил конкурс на проведение новогоднего корпоратива за 65 млн. руб., однако, столкнувшись с общественным возмущением, отменил конкурс. По сообщениям СМИ в декабре 2015 года у 44-летней уборщице служебных помещений компании «Газпром» Марии П., оставившей свой внедорожник Mitsubishi Outlander (!) на парковке бизнес-центра «Румянцево», украли сумку Dior из крокодиловой кожи стоимостью 2 млн. рублей, которая стала «центральным событием» на показе осень-зима 2015 фирмы Dior в Париже.

Если уж скромные уборщицы из «Газпрома» ездят на внедорожниках за 4 млн. и носят сумки за 2 млн., то можно только представить себе, на чем ездят и какие сумки носят руководители этой ГОСУДАРСТВЕННОЙ компании и их жены! Возможно, им удалось воплотить в жизнь пророчества К.Маркса о том, что через много лет люди будут пользоваться унитазами из золота. Правда, основоположник научного коммунизма имел в виду, что золото к тому времени полностью утратит свое значение всеобщего эквивалента и станет самым что ни на есть обычным металлом. К тому же он писал о человечестве в целом, а не о небольшой его части в лице членов правления российской госкомпании.

На мысли о золотых унитазах наводит утечка в прессу данных о доходах членов правления «Газпрома», в которое входят 17 человек: за девять месяцев 2015 года, т.е. в самый разгар кризиса, они получили вознаграждение в 1,74 млрд. руб., т.е. по 100 млн. рублей на брата (или на сестру). Впрочем, сдается, что сестры, племянники, тети, дяди, зятья, снохи, кумовья, девери, сваты, свояки, золовки, невестки, свекры и прочие ближние и дальние родственники членов правления гокомпаний зарабатывают гораздо больше, возглавляя коммерческие фирмы, получающие крупные государственные заказы от вышеозначенных госкомпаний.

Все это напоминает пир во время чумы. Но, видимо, руководство отечественной экономикой не читало «Маленькие трагедии» А.С. Пушкина. Правительство не просто безучастно наблюдает за тем, как крупные компании соревнуются в безудержном стремлении ограбить население, включая самых обездоленных – пенсионеров и инвалидов, – набивая свои карманы. Оно активно поощряет всю эту вакханалию, разрешая ежегодное повышение тарифов госмонополий. А вслед за ними взвинчивают цены и частные компании, для которых, однако, утвержденные правительством лимиты повышения цен не указ.

Больше того, хотя в 2013 году руководителей госкомпаний, включая РЖД, "Роснефть", "Газпром", РОСНАНО, "Сбербанк", ВЭБ, "Роснефтегаз" и "Транснефть", обязали раскрывать информацию об их доходах и доходах членов семей, в конце марта 2015 года правительство разрешило «фигурантам» скрывать эти данные от общественности, т.е. фактически засекретило их.

Правительство торпедирует любые инициативы, направленные на установление контроля за ценами и достижение какого-то подобия социальной справедливости, например, раз за разом отвергает предложение о введении прогрессивного подоходного налога, который хоть чуть-чуть увеличил бы налоговую нагрузку на сверхбогатых. Правительственные ведомства словно соревнуются между собой, выдвигая чуть ли не каждый день инициативы об увеличении существующих и введении новых налогов, поборов и штрафов с населения, но «священную корову» - налоги на бизнес – не трогают.

На той же закваске замесили и проект антикризисного плана на 2016 год. При обсуждении проекта плана правительство в очередной раз отклонило предложение о введении прогрессивной ставки подоходного налога, а также инициативу об ограничении уровня зарплат топ-менеджмента госкомпаний и перераспределении сверхдоходов глав госкомпаний в пользу низкооплачиваемых сотрудников[i].

Из 737 млрд. рублей половину (310 млрд.) предполагается выделить регионам для покрытия дефицита местных бюджетов, а остальные – крупным компаниям автопрома, легкой промышленности, строительства, транспортного машиностроения и т.д. Малоимущие и средние слои населения, судя по всему, получат дырку от бублика: предложение социального блока проиндексировать пенсии на 8,6% (159 млрд. рублей) было отклонено. Поэтому вполне естественно, Минэкономразвития прогнозирует в 2016 году дальнейшее падение реальных зарплат и доходов россиян, а также спад покупательной способности.

В стремлении переложить всю тяжесть кризиса на малоимущих и средний класс новый план даже более жесток, чем прежний, принятый 28 января 2015 года. Тогда на поддержку населения было выделено хоть что-то - 0,296 трлн, т.е. 12,5% из общей суммы 2,33 трлн. рублей. Львиную часть, естественно, правительство щедро подарило крупному бизнесу (только крупным банкам – 1 трлн. рублей), полагая, видимо, что он страдает больше всех.

* * * * * *
Не лучше обстоит дело и со вторым условием сохранения социальной стабильности.

Все попытки правительства показать обществу «свет в конце туннеля» сводятся к гаданию на кофейной гуще по поводу возможности восстановления высоких цен на нефть и нарочито бодрым заявлениям о том, что «хрупкое дно кризиса» (шедевр словотворчества – как дно может быть «хрупким» известно лишь изобретателям этого термина) «пройдено». Впрочем, периодически звучат и другие вариации на эту тему: «пик спада» (у спада, т.е. снижения, оказывается, есть пик, т.е. высшая точка), «Джомолунгма рецессии», «Эверест стагнации», «апогей перигея» и «перигей апогея» уже «преодолены», «достигнуты», «превзойдены» и «перепрыгнуты». Эти заявления звучат особенно «обнадеживающе» на фоне продолжающегося роста цен, массовых увольнений и обнищания большой части населения.

Многочисленные выступления представителей ведомств экономического блока правительства и капитанов российского бизнеса на последнем гайдаровском форуме в Москве и Всемирном экономическом форуме в Давосе показывают, что в нашей «экономической элите» царят пессимизм, уныние и растерянность.

Наиболее ярко эти настроения выразил Г.Греф. Глава Сбербанка в выступлении на гайдаровском форуме признал, что нефтяной век закончился, «отскока» на нефтяном рынке «не будет уже никогда», что это сулит России неутешительный прогноз, поскольку «мы проиграли конкуренцию, надо честно сказать… мы просто оказались в числе стран, которые проигрывают, стран-дауншифтеров» (дауншифтер – неудачник, аутсайдер).

Герман Оскарович, правда, забыл упомянуть, что с 2000 по 2007 год он занимал должность министра экономического развития, т. е. был одним из главных архитекторов экономической политики, которая и ввергла нашу страну в нынешнее плачевное состояние. В императорской Японии самураи, признавая ответственность за фатальные ошибки и нанесенный суверену ущерб, вспарывали себе животы и тем самым сохраняли честь. В царской России офицеры в таких случаях пускали себе пулю в лоб. На современном Западе государственные деятели с позором уходят в отставку, запираются в семейных особняках и избегают появляться на публике, дабы не подвергнуться общественному остракизму. В нынешней российской элите поступают по-другому, например, переходят с поста министра на должность руководителя крупнейшего банка с государственным участием и назначают себе в период кризиса годовую зарплату в размере 13,5 млн долларов[ii], видимо, полагая, что такая финансовая подушка способна защитить честь гораздо эффективнее, чем удар мечом в живот или выстрел из револьвера в голову.

Примерно в том же ключе выступил на Всемирном экономическом форуме в Давосе 21 января с.г. еще один архитектор экономической политики А.Кудрин, руководивший Министерством финансов в 2000-2011 годах. Он поведал мировой экономической элите, что "ни помощники президента, ни я не полагали, что будет новый такой большой обвал цен на нефть — это создало новую реальность. Поэтому пик кризиса еще впереди".

У людей, хоть немного знакомых с российской политической кухней, такие заявления могут вызвать только оторопь. Начиная с середины 90-х годов задача срочно снять экономику России «с нефтяной иглы» и диверсифицировать ее ставилась во всех государственных документах стратегического планирования в качестве главного приоритета экономической политики (Государственная стратегия экономической безопасности, утвержденная указом Президента России от 29.04.1996 № 608, Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная указом Президента России от 12.05.2009 № 537, Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением правительства от 17 ноября 2008 г. №1662-Р). Однако руководители экономических ведомств, включая Минэкономразвития и Минфин, откровенно игнорировали документы, утвержденные главой государства.

Эксперты били в набат, предупреждая правительство об опасности высокой зависимости страны от экспорта энергоресурсов и настаивая на необходимости диверсификации экономики. Достаточно упомянуть о нашумевшем докладе Алексея Белогорьева и Алексея Степанова из Института энергетической стратегии в 2011 году В нем прямо утверждалось, что «двухлетняя макроэкономическая передышка, по недоразумению названная посткризисным восстановлением, подошла к концу. Вместе с ней все яснее виден и конец нефтяной эры»[iv]. Эксперты с фактами в руках убедительно предупреждали о грядущем резком падении мировых цен на нефть «лучшего министра финансов всех времен и народов» и других архитекторов государственной экономической политики, но тщетно.

* * * * * *
Причина проста: экономический блок правительства со времен Е.Т.Гайдара, т.е. вот уже 25 лет контролирует одна и та же команда либералов. Лица меняются, но неизменной остаются экономическая политика. Именно либеральная модель, абсолютизирующая «стихийную игру рыночных сил», отвергающая активное вмешательство государства, сформировала нынешнюю уродливую однобокую сырьевую структуру экономики. Именно благодаря либеральной экономической политике в стране был создан рай для экспортеров сырья и финансовых спекулянтов: сверхприбыли нефтяников и банкиров привлекали в эти сектора все инвестиционные ресурсы, высасывая их из других отраслей и блокируя развитие высокотехнологичных производств.

Сейчас даже самые упертые последователи Е.Т.Гайдара и Е.Г.Ясина начали, наконец, признавать необходимость проведения структурных реформ, которых так долго и тщетно требовали эксперты, видевшие пороки неолиберальной сырьевой модели российской экономики. Тот же А.Кудрин в интервью РИА Новости подчеркнул, что адаптировать экономику к новым условиям, могут только структурные реформы.

Однако наши либералы весьма своеобразно понимают структурные реформы. Например, в упомянутом выше интервью А.Кудрин связал их с «непопулярными шагами». Иначе говоря, предлагается проводить эти реформы опять за счет снижения уровня жизни большей части населения! Такое видение реформ было характерно и для выступавших на гайдаровском форуме. Они, в частности, предлагали повысить пенсионный возраст и устроить тотальную распродажу оставшейся государственной собственности (судоходная компания «Совкомфлот», «Роснефть», «Сбербанк», Внешторгбанк и др.).

Но главный лозунг наших либералов, звучавший на гайдаровском форуме и в Давосе, – больше свободы бизнесу! Видимо, отмена лицензирования компаний, занимающихся обслуживанием лифтов в сочетании с участившимися случаями падения лифтов и гибели жильцов показалась нашим «освободителям бизнеса» недостаточной. Может быть, предполагается запретить зловредным правоохранительным органам кошмарить несчастных коллекторов, мешая им использовать «коктейли Молотова» и бейсбольные биты в качестве инструмента убеждения несознательных граждан в необходимости возвращать долги в десятикратном размере. Или же имеется ввиду отменить лимиты на ежегодное повышение тарифов естественных монополий. Возможно также, что предлагается запретить противопожарной инспекции проверять швейные цеха не только в районе Стромынки в Москве, но и по всей России. Нельзя исключать, что планируется отменить регистрацию и лицензироване частных клиник и фармацевтических заводов, а также ликвидировать систему государственных испытаний новых лекарственных средств с тем, чтобы бесполезные для рыночной экономики пенсионеры не поглощали бы средства из госбюджета, не коптили бы чистое небо предпринимательской смекалки и не мозолили бы глаза капитанам российского бизнеса.

Примечательно, что предложения, высказанные на гайдаровском форуме выступавшими, в т.ч. представителями экономического блока правительства, практически ничем не отличались от экономических лозунгов самых одиозных лидеров внесистемной оппозиции, жесточайших критиков «кровавого путинского режима» Касьянова и Каспарова.

В общем, цель структурных реформ в понимании либералов понятна… «Назад в будущее» - в милые сердцам либералов «лихие» 90-е годы, когда население России вымирало, госсобственность передавалась «семибанкирщине» и близким к «семье» полукриминальным личностям через залоговые аукционы, цены росли на 2000% в год, а сбережений народа через гиперинфляцию были конвертированы в колоссальные состояния нынешних олигархов!

На самом деле, высказанные «гайдаровцами» предложения никакого отношения к структурным реформам не имеют, поскольку не могут «снять экономику с нефтяной иглы». Они нацелены на сохранение нынешней либерально-сырьевой компрадорской экономической модели, а не на изменение ее характера. Не имеют отношения к структурным реформам и два упомянутых выше антикризисных правительственных плана объемом 2.33 трлн. руб. и 737 млрд. руб., нацеленных исключительно на то, чтобы хоть как-то снизить остроту финансовых проблем в рамках существующей экономической модели. Латают «тришкин кафтан», хотя давно уже пора шить новый сюртук!

В то же время любые альтернативные предложения о проведении структурных реформ вызывают истерическую реакцию со стороны либералов, а авторы этих предложений высмеиваются, подвергаются оскорблениям и остракизму. Так, наша либеральная пресса буквально «с грязью смешала» видного экономиста С.Ю.Глазьева, подготовившего в сентябре 2015 г. доклад «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития».

В этом документе излагается детальная и убедительная программа структурных реформ, которая включает в себя ускоренное развитие высокотехнологичных отраслей промышленности, широкую денежную эмиссию в целях финансирования реального сектора экономики; снижение процентных ставок и создание механизмов рефинансирования промышленных предприятий; сокращение налогов на производственную деятельность и заработную плату; деофшоризацию, включая расторжение соглашений по двойному налогообложению с Кипром и Люксембургом и введение 30-процентного налога на все финансовые операции с офшорными юрисдикциями; стабилизацию курса рубля и прекращение утечки капитала путем введения различных вариантов валютного контроля, например обязательной продажи экспортерами части валютной выручки; обуздание инфляции, в т.ч. временное замораживание цен на социально значимые товары; пресечение картельных сговоров в целях завышения цен; замораживание цен на услуги и продукцию высокомонополизированных отраслей экономики в целях пресечения злоупотреблений монопольным положением на рынке; замену существующей «плоской» шкалы подоходного налога на «прогрессивную»; освобождение от налога низкооплачиваемых категорий населения и повышение налога до 40% на доходы богатых и т.д. Причем все это без какого-либо ухудшения материального положения широких слоев населения.

Но экономический блок правительства глух к предложениям С.Ю.Глазьева. Как и полагается по рецептам Вашингтонского консенсуса, наши экономические ведомства не управляют экономическими процессами, а ограничиваются тем, что регистрируют их, «осуществляя мониторинг».

Пять лет прошло с того момента, как темпы роста ВВП стали резко падать, и большинству специалистов стало ясно, что сырьевая модель роста исчерпала себя, почти два года прошло со времени введения первых санкций, но ничего для изменения экономической модели не сделано. Пока мир шел вперед, мы топтались на месте, а в 2015 году начали откатываться назад. Время потеряно безвозвратно. Прикрытые пышными словами безволие, растерянность, апатия, неспособность к восприятию новых идей в экономической политике особенно ярко видны на фоне энергичной, наступательной и креативной политики внешней. Долго такой разрыв существовать не может: либо задачи внешней политики заставят экономический блок работать по-новому и провести структурны реформы, либо он похоронит попытки России отстоять свой суверенитет и статус великой державы, имеющей право на самостоятельную внешнюю политику.

По мнению экспертов Всемирного экономического форума в Давосе (ВЭФ), России в ближайшие годы будут угрожать бюджетный дефицит, гиперинфляция и безработица. Они считают, что российские власти не способны провести необходимые для выхода из кризиса структурные реформы. Эти обстоятельства побудили опрошенных агентством Bloomberg иностранных аналитиков сделать вывод о том, что «Россию ждет самая длинная рецессия более чем за два десятилетия» (т.е. более длительная, чем спад 90-х годов прошлого века). Это очень опасная тенденция, причем не краткосрочного, а долгосрочного характера. Она способна отбросить нас на обочину мирового прогресса и превратить Россию в отсталое слаборазвитое государство, которое не только потеряет авторитет на международной арене, но и перестанет быть центром притяжения на постсоветском пространстве.

Спад производства России спровоцировал кризис в тесно связанных с нашей страной экономиках Белоруссии и Казахстане, вызвав центробежные тенденции в Евразийском экономическом союзе. Все чаще в Минске, Астане и других столицах постсоветских республик звучат обвинения в адрес России в том, что ее экономическая политика ввергла соседей в кризис, высказываются сомнения в эффективности и даже целесообразности существования ЕАЭС. Многие в Минске и Астане считают, что приверженность России либерально-сырьевой модели в конце концов погубит это объединение.

Благодаря либерально-сырьевой экономической политике Россия стала самым слабым звеном в БРИКС и тащит все экономические показатели группы вниз. Западные журналисты с издевкой пишут, что «объединение стран с быстро растущей экономикой» скоро можно будет переименовать в «объединение стран с быстр опадающей экономикой».

* * * * * *
Через пару дней после окончания новогодних каникул я ехал на работу в маршрутке и стал свидетелем горячей дискуссии о ситуации в экономике и экономической политике. Пассажиры, - понятно, народ небогатый, - обсуждали очередной скачок цен на продукты и коммунальные тарифы, закрытие поликлиник в Москве, пламенную речь Чубайса на корпоративе и т.д. Пожалуй, «сволочи» - самое мягкое и наиболее литературное слово, прозвучавшее в ходе этого стихийного «народного диспута». Остальные существительные и прилагательные по правилам приличия и строгим российским законам не подлежат публикации.

Лично я верю таким индикаторам общественного мнения гораздо больше, чем результатам лукавых опросов ВЦИОМ, который сильно поднаторел в изобретении казуистических формулировок типа «согласитесь ли Вы с временным снижением зарплаты ради того, чтобы не было войны?»

Пока все держится на авторитете Президента, но и этот ресурс не безграничен. Что-то новое носится в воздухе. Кто-то назовет это ветром перемен, кто-то – затишьем перед бурей. Настроения общественности меняются, и те политики, которые уловят вектор этих изменений, окажутся в выигрыше. Время требует перемен, а для них нужна новая команда. Старая ни на что не способна и уже давно исчерпала кредит общественного доверия.

Владимир Комоделов

Просмотров: 1082
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Последний рубеж обороны Тартарии Почему Россия побеждала в главных войнах Кто такие русские Боги и кто такие русские люди? Ответ запорожских казаков турецкому султану Немецкие солдаты о советских солдатах Чем полезна красная свекла