Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 01 декабря 2016 (7525) Как бы юбилей Украины: и четверть века продолжается развал... Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко» Трясись, буржуй!
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кроваво-информационная бойня на гибридном поле

По заявлению начальника Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова, Россия должна быть готовой к так называемой «гибридной войне», которая, наряду с позиционными боевыми действиями, включает в себя также и кибератаки, контролируемые революции, а также многочисленные провокации и «вбросы». Герасимовым был сделан прозрачный намек на архаичность традиционного позиционного противостояния, которое, по сути дела, обосабливается от информационной сферы и протекает исключительно в плоскости кровопролития на четко обозначенных фронтах. Надо сказать, очень актуальное заявление, особенно ввиду того, что всего за последние несколько дней последовал буквально вал вражеских атак на фронте гибридной войны.

В соответствии с существующим, пока еще железобетонным и пуленепробиваемым, отечественным стереотипом, есть два полярно противоположных типа противостояния: горячая война и холодная война. Горячая война – это война в ее классическом понимании, когда есть явно обозначенные враги, у этих врагов есть вполне конкретные вооруженные силы, эти враги друг друга вполне конкретно ненавидят и не желают идти друг с другом на какой бы то ни было компромисс. Холодная война – это противостояние, где в принципе все то же самое, что и в горячей войне, только речь идет не о физическом противоборстве, а о заваливании противоборствующими сторонами друг друга валом компромата (правдивого и не очень), лжи и оскорблений.

Но есть и более изящный вариант, виртуозным образом синтезирующий в себе черты горячей и холодной войн, - это гибридная война. Явление, по меркам истории, еще очень молодое – можно даже сказать, находящееся в младенческом состоянии, а потому можно быть уверенным, что оно еще неоднократно претерпит изменения, причем не исключено, что весьма существенные. Гибридной войне как технологии порядка семидесяти лет, хотя на концептуальном уровне она в общем виде оформилась примерно пятьдесят с половиной лет назад. Разумеется, отдельные ее компоненты и проявления существовали, наверное, на протяжении всей человеческой истории (вспомним сараевское убийство), но гибридной войне как технологии – всего несколько десятков лет.

Итак, под гибридной войной следует понимать систему военно-тактических и информационно-организационных технологий, выстроенных в единую матрицу, с целью сначала ментального, а затем и физического уничтожения врага. Принципиальным отличием гибридной войны является то, что в ней в рамках единого процесса органически сочетаются элементы и холодной, и горячей войн. 

Проще всего спутать гибридную войну с холодной войной. С горячей вроде бы все понятно и очевидно, а вот как только задействуется информационный компонент – тут же возникает путаница. Необходимо помнить, что в ходе холодной войны осуществляется исключительно буквенно-словесно-карикатурная перепалка между сторонами, в ходе же гибридной войны широко используются символы, акции, задействуются всевозможные сумасшедшие фрики, маргиналы и извращенцы – с тем, чтобы вынудить стратегического противника на неадекватные действия с его стороны.

Если опираться на конкретные и наиболее громкие примеры, то можно сказать, что идиотические заявления Филипа Бридлава о ядерной и миграционной угрозе со стороны России – это проявление холодной войны, а вот, например, отстрел майданутыми собственных провокаторов, а равно невменяемая «кровавая няня», убившая ребенка из-за Путина, - это очевидные проявления гибридной войны. В первом случае информация передается в виде слоганов, во втором и в третьем – в виде ублюдочных акций; в первом случае воздействие идет на коллективное сознание, во втором и в третьем – на коллективное бессознательное.

Почему важно понимать отличие гибридной войны от всех остальных типов войн и конфликтов? Хотя бы потому, что гибридная война вскоре станет единственным форматом осуществления массированных антироссийских и русофобских диверсий, преимущественно по трем фронтам: украинскому, северокавказскому и ближневосточному. Воздействие на коллективное сознание стало невыгодным: в условиях глобальной информационной коммуникации завеса западноглобалистского обмана все больше открывается, а западноглобалистская идеология выставляет себя во все более жалком виде. Коллективный разум (во всяком случае, отечественный) все активнее отторгает глобалистский либеральный империализм. А вот коллективному бессознательному плевать на факты и смысл, оно неизбежно основывается на животных инстинктах, и именно по этой причине гибридная война, проводимая Западом, способна надломить психическую организацию зависимых в эмоциональном смысле людей. В этом и состоит главная опасность нынешнего атлантистского информационного проекта.

Наша информационная система за десятки лет прессинга вроде бы более-менее адаптировалась к режиму холодной войны, да и то адаптировалась очень поздно, только буквально за последние несколько лет. Режим же гибридной войны для нас определенно в новинку, и мы пока к нему не готовы. К примеру, удержать нацистов от того, чтобы начать рвать на куски всех без разбора узбеков и мусульман после скотской выходки «кровавой няни», на основании какой бы то ни было аргументации абсолютно невозможно. А удержать необходимо, потому как враги только и ждут неадекватной реакции со стороны эмоционально неустойчивых и интеллектуально незрелых людей – с тем, чтобы на основании этой самой неадекватной реакции дискредитировать нашу страну, завыть на весь мир про «пьяных и тупых русских» с их нацизмом и тому подобное. Аргументация бесполезна – необходима ответная дискредитация по аналогичному алгоритму, только не в кровавом атлантистском формате, а в формате символьно-жестового высмеивания врага на весь мир – благо, он все активнее дает повод.

Пока соответствующих технологий у нас нет, да и опыта соответствующей информационной работы маловато. Однако самое главное, что у нас есть, - это толковое стратегическое руководство, оперативно и грамотно реагирующее на вражеские мульки, и абсолютное большинство населения, примерно девять десятых, стоящее в настоящее время на патриотических и антизападных позициях. Конфигурация заведомо выигрышная, и «слить» выигрышную позицию было бы не только глупо, но и преступно. А чтобы не «слить», необходимо срочно активизировать государственные и общественные умы, лучшие из лучших, - для того, чтобы разработать систему гибридной войны, при которой наша сторона была бы, что называется, на коне. Герасимов стопроцентно правильно и лапидарно обозначил повестку дня в сфере государственной и общественной безопасности.

Гибридная война – это не антитеза взрывов, перестрелок и отрезанных голов, с одной стороны, и прыщавых очкариков за ноутбуками с тоннами сфабрикованного компромата – с другой. Это война посредством универсальных символов, символов, зачастую обагренных кровью, причем информационная сфера отнюдь не защищена от смешения ее с этими символами, с кровавой бойней – даже, напротив, именно информационная сфера смешивается с символикой вражды и агрессии наиболее планомерно, продумано и интенсивно. В этом «фишка» западной информационной политики, ведомой Западом гибридной войны, и чтобы противостоять таковой, нужно для начала ее понимать, а в идеале – поставить вражескую диверсионную политику под свой собственный информационно-управленческий контроль. Это более чем реально – тем более что мы все умнее, а враг все более безыскусен.

Пожидаев Илья Евгеньевич
 

Просмотров: 676
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Строительство русской избы и ее устройство Угланов Александр - замечательный русский художник Тихое оружие для спокойных войн или Как человек попадает в духовное рабство Ученые разрушили русофобские мифы Какие-то выродки посчитали что русские народные сказки вредны для детей Традиция смерти у славян