Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Порошенко подарил Донбасс Америке 22 июня: как превратить День скорби в праздник Жажда новой войны в годовщину войны минувшей Военачальники-троцкисты не сумели подготовить Красную Армию к войне
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кто готов ударить Россию в спину вслед за Эрдоганом?

Фраза Владимира Путина про «удар в спину», которая прозвучала после того, как турецкие ВВС сбили российский Су-24, стала не менее крылатой, чем реактивный самолет. И сделанное в пятницу заявление президента Эрдогана о том, что его страна никогда не наносила таких ударов по России, уже мало что может изменить.

Пока глава Турции в городе Байбурте говорил о том, что хотел бы обсудить ситуацию с Путиным, в России проходили антитурецкие акции «Удар в спину», самая заметная из которых состоялась в Севастополе. «МК» спросил ведущих политологов, можно ли воздушный инцидент над Сирией воспринимать так, как восприняли его Путин и большинство россиян, и от кого еще мы можем ждать ударов в спину?

Алексей МАКАРКИН, первый вице-президент Центра политических технологий:

— Ударить нам в спину на территории Сирии может любая из заинтересованных сторон, кроме разве что самого Асада. Лучше всего об этом сказал киногерой товарищ Сухов: «Восток — дело тонкое». Но помимо военных «ударов в спину» есть и более болезненные. Разочарование в Турции, как бы цинично это ни прозвучало, связано не столько со сбитым самолетом, сколько с разбитыми надеждами на то, что через эту страну пройдет путь России на Восток и ее углеводородов на Запад. Проект «турецкого потока» не состоялся, и в этом главный удар в спину.

Экономические удары болезненнее чисто военных. Вот есть у нас в борьбе с «Исламским государством» (ИГ) и за сирийское урегулирование такой надежный партнер, как Иран. Но разве он не может нанести нам удара в спину в нефтяной сфере, когда активно выйдет на рынок после снятия антииранских санкций? Он обязательно это сделает: его продажи приведут к еще большему падению цен на углеводороды и оскудению российского бюджета.

Проблема России в том, что мы слишком быстро очаровываемся в своем очередном партнере и начинаем полагать, будто наши интересы теперь во всем станут совпадать, а он будет поступать ровно так, как этого хочет Москва. А когда выясняется, что присутствует и конфликт интересов, мы обижаемся на партнера и обвиняем его в предательстве. Мы были очарованы перспективами, связанными с Турцией — теперь разочаровались. То же самое чуть раньше произошло с Болгарией, с Грецией, а в обозримой перспективе может произойти в другом полушарии — по отношению к Аргентине и Венесуэле, которые могут сменить свой курс. Россия не замечает того, что они имеют на это право. Мы, к сожалению, на всех зарубежных партнеров смотрим так, будто бы они должны нам быть вечно благодарны за то, что Россия снизошла до сближения с ними.

Если же вернуться к военным ударам в спину, то и они неизбежны, в том числе – из-за не самого дальновидного отношения нашей страны к военным союзам. В условиях, когда отсутствует выстроенная система союзов с нашим участием, которая дисциплинирует страны и делает их более предсказуемыми по отношению к нам, жить очень трудно. А у нас ничего, кроме ОДКБ, практически нет. И если члены НАТО после инцидента с Су-24, пусть и высказав турецким властям приватно то, что думают, но публично выступили на стороне Анкары, то они — союзники. А члены ОДКБ набрали воды в рот. Это, увы, — говорит о качестве наших военных союзников. По сути у нас их, к сожалению, нет. А значит, и удара можно ждать от кого угодно, и на подмогу никто не поспешит.

Леонид СЮКИЯЙНЕН, профессор Высшей школы Экономики, член экспертного совета МВД РФ:

— В Сирии мы получаем удары в спину постоянно: со стороны тех, кто на словах борются с ИГ, а на деле – едва ли ни поддерживают этого «противника». Мы будем получать удары от тех отрядов оппозиции, которые вроде бы выступают за политический диалог, но с другой стороны — активно борются за силовое свержение Асада. Они срывают политический процесс, локомотивом которого является Россия. Я могу только надеяться, что не будет со стороны России больших жертв в Сирии. Но невозможно зарекаться от потерь, ведя военную операцию там, где любой кажущийся союзник в любой момент может открыть огонь по тебе. Не говоря уже о том, что прямую войну российскому присутствию в Сирии объявили, помимо отрядов ИГ, множество разнообразных отрядов, которые не подчиняются никому.

Игорь КОРОТЧЕНКО, директор Центра анализа мировой торговли оружием :

— После развертывания в Сирии комплексов С-400, мы осуществляем полный контроль над воздушным пространством интересующих нас территорий. Сбивать наши самолеты больше никто не сможет. Турки не рискнут идти на новые провокации, с США у нас заключен меморандум о безопасности полетов, такие же меморандумы, очевидно, будут заключены с Францией и другими странами НАТО, решающими задачи на Ближнем Востоке. Но, повторюсь, меморандумы — это хорошо, но главная гарантия — надежность наших войск ПВО.

Ожидать ударов исподтишка от Ирана и Ирака не следует, с ними у нас нет проблем, они абсолютно надежны. А вот среди стран Персидского залива – желающих устроить провокацию против России предостаточно. Они ненавидят нас не меньше, чем Турция. Ненавидят за то, что мы поломали их игру в регионе, их бизнес (в том числе — контрабандный) на углеводородах: из-за России они потеряли деньги. Они будут мстить. Поэтому мне представляется, что Россия должна жестко сказать Катару, Саудовской Аравии и некоторым другим: если мы обнаружим на их территориях базы боевиков, причастных к гибели россиян — то без всяких согласований сразу же нанесем по ним удар крылатыми ракетами.

Михаил Зубов

Просмотров: 6091
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Бойкот московской Олимпиады-80. Как это было День Сварога и Семаргла Что великие люди говорили о России Тайны русской косы Замалчиваемая империя Русов. Великая Тартария Сибирский Стоунхендж. В кузбасской тайге найден древний город