Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

После 2017 года ЕС сдадут в архив Запад плюнул Украине в лицо: страна идёт в правильном направлении Киеву включили обратный отсчет Американцы в панике, Алеппо взят: О чем поговорим, господин Керри?
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Кто они были, "фрязи"?»: шаги к разрешению топонимической загадки

Многие из читателей слышали про подмосковные г. Фрязино, посёлки Фряново и Фрязево. Путешественники путают их постоянно. Немногие "особо любопытные" знают, что эти топонимы "как-то связаны с итальянцами", как ответили и знатоки программы "Что? Где? Когда?" в 1993 году [см.]. "Заинтересованные лица" дадут ссылку на Вики, а "въедливые краеведы" не преминут указать, что эти топонимы восходят к архитекторам-строителям Московского Кремля конца XV – I половины XVI веков. Однако, при более пристальном внимании к проблеме, всё оказывается сначала "не совсем так", а затем почти "совсем не так", как мы привыкли думать.

Названия большинства населённых пунктов Подмосковья восходят к фамилиям-прозвищам их былых поместных и/или вотчинных владельцев. Не составляют исключения и город-наукоград Фрязино, упоминавшийся в 1584–1586 годах как деревня «Фрязинова, а Самсоново тоже на речке Любосевке» Бохова стана Замосковной волости [1], и посёлок Фряново, впервые упоминавшийся как пустошь «Фрязиново» около 1573/74 года [2] ставшая деревней «Фрязиново, а Фрянево тож» Шеренского стана той же волости к 1585/86 году [3]. В былые времена в Подмосковье упоминалось сельцо Фрянево стана Радонеж, ближе к Троицкому монастырю и утраченное ныне сельцо Фряново, Старково тож (Старые Старки) в XVIII веке упоминавшееся у д. Ботово (Ногинского р-на). И поныне существуют посёлок Фрязево (Ногинского р-на), деревни Фрязино (Раменского р-на) у истока р. Дорка и деревни Фрязино на Клязьме (Судогодского р-на Владимирской обл.).


Нередко можно встретить мнение, что названия подмосковных Фряново, Фрязино, Фрязево произошли от строителей Московского Кремля «итальянцев-фрязинов», которые «поселяясь в Москве в качестве мастеров или служилых людей, приобретали, как тогда полагалось, небольшие подмосковные владения, чтобы завести хозяйство» [4], или «за службу были жалованы сёлами и поместьями» [5].

Действительно, в произведениях древнерусской литературы, Новгородской первой летописи и Хождении игумена Даниила «фрязями» назывались выходцы из Южной Европы романского происхождения в отличие от «немцев» — выходцев из Западной Европы [6]. Однако отождествлять «фрязей» с «итальянцами» не вполне корректно. На протяжении своей долгой истории Италия была раздробленной феодальной страной, объединившейся лишь в конце XIX века. До наших дней сохраняется деление на исторические провинции, а сами жители Италии на вопрос о своей национальности, скорее укажут на принадлежность той или иной этнической группе или на определённую местность, где жили их предки. Если говорить об упоминаниях «фрязей» в русских источниках XIV–XV веков, то к ним относились и жители генуэзских колоний в Крыму – Каффе (Феодосии) и Суроже (Солдайя, Судак) и др.

Оборонительные стены Каффы

Оборонительные стены Каффы. Фото автора, 2012 г.

Оборонительные стены Солдайи

Оборонительные стены Солдайи. Фото автора, 2012 г.

Известно, что давние политические связи Москвы со странами Южной Европы воплотились в бракосочетании великого князя московского Ивана III Васильевича (1440-1505) с Софией Палеолог из династии императоров Византии, которое состоялось в 1472 году. Этот брак состоялся при посредничестве служившего московскому государю монетного мастера Ивана Фрязина (Gian-Battista della Volpe).

Посол Иван Фрязин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог. Худ.: В.В. Муйжель. До. 1924 г.
Посол Иван Фрязин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог. Худ.: В.В. Муйжель. До. 1924 г.

В составе свиты невесты в Россию прибыл племянник Ивана Фрязина, архитектор Антон Фрязин (Antonio Gislardi), в 1485 г. строивший Тайницкую, а в 1488 г. – Водовзводную (Свиблову) башни Московского Кремля. В 1485-1495 годах в Москве работал архитектор Марк Фрязин (Marco Ruffo), который вместе с Петром Фрязином (Pietro Antonio Solari ), прибывшим в Москву в 1490 году, возводил в Кремле Грановитую палату. В 1494–1511 годах Нижегородский Кремль строил архитектор Пётр Френчужко Фрязин. В 1494–1519 годах в Московском Кремле работал Алевиз Фрязин Старый (Aloisio da Milano), в 1505–1516 гг. – Алевиз Фрязин Новый, а в 1508 году Бон Фрязин трудился над возведением колокольни Ивана Великого. Стоит упомянуть и Петра Малого Фрязина, строившего в 1532-1536 годах. Однако, из истории русского права XV-XVII веков известно, что иностранные подданные не имели права на владение землёй в Московском государстве...

Приезд Софьи Палеолог в Москву. Лицевой летописный свод (Шумиловский том). Миниатюра XVI в.
Приезд Софьи Палеолог в Москву. Лицевой летописный свод (Шумиловский том). Миниатюра XVI в.

Как во времена Ивана III так и Алексея Михайловича иностранные мастера-ремесленники, архитекторы и «люди свободных профессий» получали право на въезд лишь в том случае, если они приезжали на службу государю, и также были обязаны вернуться восвояси после окончания контракта. Вольных мастеров-иностранцев, имевших бы частную практику в России XV-XVI веков, не могло существовать по действовавшим тогда законам. Состоя на государевой службе, иностранцы именовались «кормовыми иноземцами», поскольку в отличие от сословия русских «служилых людей» получали за службу государево денежное жалованье – «корм», а не земельные наделы с крестьянами («поместья») [7].

В Москве иностранцы имели право проживать лишь на территории специальных мест – «иноземных слобод» [8] или «гостиных дворов», находясь под контролем городского начальства. Их общение с местными жителями было строго ограничено. Естественно не могло идти и речи и о покупке иностранцем земли как таковой в личную собственность («вотчину»), а тем более за пределами Москвы [19]. Впрочем, и сами иностранные мастера не горели особым желанием обзаводиться здесь собственным хозяйством. Приехавший в 1475 году архитектор Аристотель Фиораванти в 1483 году пытался раньше срока покинуть Московию, после чего, по распоряжению великого князя, был пойман, «ограблен» и посажен под караул [9], а приглашённый на 3–4 года и прослуживший 11 лет Пётр Фрязин в 1539 году бежал и был пойман [10].

В Судакской крепости. Фото 2012.

В Судакской крепости. Фото 2012.

Широкое фряжское влияние на архитектуру, культуру и быт Московского государства II пол. XV – I пол. XVI веков, отразившееся, в частности, во «фряжском письме» – «натуралистичных» приёмах в иконописи, «фряжских листах» – гравированных картинах, "фряжском серебре" [30] и распространении «фряжских вин», хранившихся во «фряжских погребах», нельзя недооценивать. Однако, происхождение названия деревень Фрязиново, Фряново и пр. к строителям Кремля отношения, по всей видимости, не имеет.

***

В Судакской крепости. Фото 2012.

В Судакской крепости. Фото 2012.

Первые торговые контакты Руси с «фрязями», проживавшими на территориях возникших в XII веке генуэзских и венецианских колоний Северного Причерноморья относятся ещё к домонгольскому времени. Путь в Константинополь лежал через крупный фряжский город Солдайя, на русский лад называвшийся Сурожем (ныне г. Судак). По археологическим данным русский квартал города сформировался уже в XI веке [11].

В Судакской крепости. Фото 2012.
В Судакской крепости. Фото 2012.

В Судакской крепости. Фото 2012.
В Судакской крепости. Фото 2012.

К 1288 году относится первое летописное упоминание купцов – «гостей-сурожан» [12]. Впервые в Москве сурожане упоминаются под 1356 годом [13]. Известный русский историк Иван Егорович Забелин (1820–1909) (в 1902-1905 гг.) считал, что сурожане были представителями «итальянских торговцев» [14]. Доктор исторических наук и академик Михаил Николаевич Тихомиров (1893–1965) предполагал (в 1957 г.), что «гостями-сурожанами» назывались русские купцы, торговавшие с фряжскими факториями черноморского побережья, добавляя, впрочем: «Связи Москвы с итальянскими коло­ниями в Крыму были постоянными и само собою разумеющимися. Поэтому фряги, или фрязины, не являлись в Мо­скве новыми людьми. Историки, впро­чем, до сих пор не отметили ту любо­пытную черту, что московские торговые круги в основном были связаны не вообще с итальянскими купцами, а имен­но с генуэзцами» [15]. Современный исследователь торгового мира средневековой Руси кандидат исторических наук Валерий Борисович Перхавко, соглашаясь с генуэзским происхождением гостей-сурожан, связывает переход отдельных представителей генуэзских купеческих династий на русскую службу в XIV–XV веках (Саларёвых, Ховриных, Шиховых и др.) с формированием в конце XIV века в Москве известной торговой корпорации «гостей», ведавшей торгово-политическими связями Руси с фряжскими поселениями черноморского побережья [16].

Гости. Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане». Худ.: И.Я. Билибин, 1905 г.
Гости. Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане». Худ.: И.Я. Билибин, 1905 г.

Действительно, иностранцы, перешедшие в русское подданство, принявшие православную веру, поступившие на службу великому князю [20] и вступившие в привилегированное торговое сословие гостей», получали ряд льгот, среди которых, как подчёркивал известный русский историк Николай Иванович Костомаров (1817–1885), выделялось исключительное право покупать вотчины, владеть землёй и людьми, которым не обладали прочие, немногочисленные торговые сословия (гости имели отличие от "гостиной сотни", от "товарищей из торговых людей гостиной сотни" и, конечно, представителей "суконной сотни") [17].

О богатстве и знатности обрусевших выходцев из генуэзских колоний напоминает название Сурожского стана Замосковной половины Московского уезда, располагавшегося к северо-западу от Москвы, впервые упоминавшегося в Духовной грамоте Ивана Калиты и существовавшего вплоть до областной реформы начала XVIII века [18].

Об именитых родах выходцев из фряжских колоний в Подмосковье напоминают и названия известных с XV века сёл Солослово, Саларьево (Саларёво) и Тропарево, (все к западу и юго-западу от Столицы) принадлежавших гостям-сурожанам Салёревым и Тропарёвым, названия посёлка Софрино (Пушкинский р-н) и сёл Ховрино и Головино (на севере Москвы), которыми владели сурожане Сафарины-Ховрины [21]. Именно к этому списку стоит отнести и название посёлка Фряново [22].

Сурожский стан
Сурожский стан. Из: Веселовский С.Б., Перцов В.Н. Исторические карты Подмосковья. История сел и деревень Подмосковья XIV-XX в. Вып. 4. М., 1993.

Переход фрязей-сурожан на службу великим князьям историки относят ко второй половине и концу XIV века. К примеру, к тому времени относится упоминание о выезде основателя рода Ховриных-Головиных Стефана Васильевича [23]. Однако древние пергаменты сохранили указание на переход выходцев из фряжских земель на службу Москве ещё во времена Ивана Калиты (1288–1340) в I половине XIV века.

Указание на это содержится в «Грамоте великого князя Дмитрия Ивановича [Донского (1350–1389)] Андрею Фрязину о пожаловании его Печерою в кормление», датированной 1363-1389 годами [24]. В документе буквально указано, что право сбора государственных пошлин и налогов в Печорском крае (ныне - в Республике Коми и Ненецком автономном округе) Калита даровал некому Матфею Фрязину [25]. Это право было утверждено за ним грамотами старшего сына Калиты – Симеона Ивановича Гордого (1317–1353) и третьего сына Калиты - великого князя Ивана II Ивановича Красного (1326–1359). Наконец, сам Дмитрий Донской закреплял это наследуемое право за племянником Матфея – Андреем Фрязином.

Правом сбора государственных пошлин с определённых областей государства могли располагать лишь наиболее высокопоставленные представители «гостей-сурожан», в число которых, по всей видимости, и входили Матфей и Андрей Фрязины, пользовавшиеся этим правом, согласно документу, на протяжении целых трёх десятилетий.

Этнографическое или географическое происхождение, обычно указывавшееся в древнерусских текстах после имени (напр. Феофан Гречин, Пахомий Серб, Лука Смолянин и др.) [26], в данном случае выступало в качестве родового прозвища – фамилии. Возможно, именно это родовое прозвище дошло до нашего времени в названии посёлка Фряново на речке Ширенке, Фрязина на Любосеевке, Фрязина на Клязьме, Фрязева на Вохонке...

Знатные гости-сурожане сохранили своё высокое положение и после падения Константинополя в 1453 г. и захвата войском султана Мехмеда II генуэзских колоний в 1475 году. В конце XV века, в ходе борьбы с оппозицией, Иван III переселил семьи наиболее влиятельных торговых людей из Подмосковья в окрестности покорённого в 1478 г. Великого Новгорода, Пскова и Вологды [27], а крупные части освободившегося земельного фонда в пределах Замосковной волости передал сведенцам из Новгорода, среди которых числился и новгородский воевода Василий Васильевич Гребенка Шуйский (ум. ок. 1480), перешедший на московскую службу и давший своё имя славному своими руинами подмосковному селу Гребнево (Бохов стан).

В число вынужденных переселенцев вошли и представители рода Фрязинов. Так под Вологдой появились деревни с названием Фрязиново-Фрязино [28]. После разгрома Новгорода Иваном IV Грозным привилегии «гостей» были отменены, а в 1666 году последовал и запрет на приобретение ими вотчин без особых подписных челобитных [29].

Вологда
Вологда. Вид район Фрязинова и на ц. Апостола Андрея Первозванного во Фрязинове на берегу реки Вологды. Фото автора, давний 2009 год.

Так закончилась земная слава былых волостителей земного мира, сурожан и фрязей и забытых всеми Фрязинов. Ни мало не скопив, удалились они далёко, туда, откуда и просвету не видать, наравне с простыми душами, которыми владели, и от которых отличались лишь своим удачным происхождением.

Автор: А.Ю. Послыхалин, 2013. trojza.blogspot.com.

 

P/S. Работа над этим постом длилась с 2009 года, то есть, если посчитать, четыре года, и была сопряжена с экспедициями в Вологду, Судак и Феодосию, а также Керчь и Стамбул. Статья написалась за два дня. Собранный материал об экспедициях москвитян на Печору в 1327/28, 1333 и 1337 годов будет выложен, как найду в себе смелость его довести до читаемого варианта.

Первоначальное название статьи "Кем они были, "фрязины" было изменено, поскольку "фрязи", - это, всё-таки, жители генуэзских колоний, а "фрязины", - те обрусевшие выходцы, что дали свои прозвища/фамилии селениям. Как говорится, "Фрязи-фрязинам – рознь" =)

Прим. и лит.
1. См.: Писцовые книги Московского государства XVI века. Отд. I. –СПб. 1872, с. 214-215.
2. См.: Писцовые книги Московского государства XVI века. Отд. I. –СПб. 1872, с. 12.
3. См.: Писцовые книги Московского государства XVI века. Отд. I. –СПб. 1872, с. 258..
4. Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX веков. –М., 1955, с. 387; см. также: Веселовский С.Б. Московское государство: XV-XVII вв. Из научного наследия. –М., 2008, с. 65.
5. Чехерева Г.А. Наукоград Фрязино. –Щёлково, 2006, с. 5..
6. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. IV. М., 1987, с 208. См.:

7. Cм.: Мулюкин А.С. Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI и XVII веков. –СПб. 1909, с. 94.
8. Забелин не знает, где была в Москве "фряжская слобода" или, хотя бя, "фряжский гостиный двор", но уверен, что была. Тихомиров ищет фряжскую слободу, но не знает где она могла бы быть. Костомаров уверенно пишет: "В Москве не существовало никакого особого «фряжского двора», несмотря на то, что здесь в XVI веке находились персидский, шведский (на Неглинной), литовский и армянский (на Сретенке), греческий и английский двор (на Варварке)" [Костомаров Н.С. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях. СПб. 1862, с. 85-86]. Впрочем, к XVI веку своё влияние в Московском государстве утратили и итальянцы-"фрязи" и русские "фрязины".
9. См.: Софийская вторая летопись // Полное собрание русских летописей. Т. VI. –СПб., 1853, с. 235.
10. См.: Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т.I (1334-1598). –СПб., 1841, с. 2020, № 140.
11. См.: Перхавко В.Б. Гости-сурожане // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 150.
12. См.: Полное собрание русских летописей. Т.2. –М., 1962, стб. 920.
13. См.: ПСРЛ. Тт. 9-10. М., 1965, с. 228; т. XXV. –М.-Л., 1949, с. 162..
14. См.: Забелин И. Е. История города Москвы. –М., 1902, с. 86-87..
15. Тихомиров М.Н. Древняя Москва XII-XV вв. –М., 1992, с. 78, 80..
16. См.: Перхавко В.Б. Гости-сурожане // Вопросы истории. 1993. № 6. С. 150..
17. "Они образовывали уже как бы несколько отличное от других членов гостиной сотни сословие. В их жалованных грамотах дозволялось им ездить в пограничные государства, находящиеся в мирных отношениях с Россией и торговать разными товарами, исключая заповедных; гость и его дети, братья, племянники, жившие с ним не в разделе, освобождались от суда и расправы воевод и дьяков и судились в определенном приказе, - при Алексее Михайловиче в Приказе Большой Казны, - имели право е целовать креста сами, если это им нужно было по судебному делу, но посылали вместо себя своих людей, могли держать для дома безъявочно и безвыимочно всякое питьё, освобождались от всяких поборов во время пути по рекам и дорогам, от мыт, перевозов, головщины и тому подобного; от лежащих на торговых посадских людях обязанностей мостить мосты, давать суда и запасы, ставить подводы на ямах для казенной надобности, от выбора в службу в гостиной сотне, имели право топить бани и держать во всякое время в доме огонь; могли покупать вотчины; дворы их освобождали от тягла, дачи подмоги на земский двор, от постоев и всяких тяглых повинностей» (Костомаров Н.И. Очерк торговли Московского государства. –СПб., 1862, с. 139-140).
18. См.: Готье Ю.В. Замосковный край в XVII веке. Опыт исследования по истории экономического быта Московской Руси. –М. 1906, с. 578.
19. Впрочем, история знает единственное исключение из этого правила, случившееся в 1492 году и описанное в Симеоновской летописи, когда некий монах-Августинец капеллан Иван Спаситель Фрязин "закона своего отрёкся и чернечество [монашество] оставил, женился, поняв [взяв] за себя Алексеевскую жену серинова "и князь великий пожаловал его селом". Во "Временнике Императорского московского общества истории и древностей Российских". М., 1849 г. Т. III. Смесь с. 10-12 содержится большой разбор этого уникального случая, произошедшего, скорее, по большой любви к красивой русской женщине, а не политическим причинам. Впрочем, комментатор "Временника" Оболенский идёт дальше: "он был иконописец, и мы твёрдо уверены, что он был основатель того способа писания икон, который у нас до сих пор зовётся Фряжским письмом" (с. 11). =)
20. Условия перехода на русскую службу "навечно", а не "на имя государя". Подробно описаны у А.С. Мулюкина.
21. См.: Веселовский С.Б. Московское государство: XV-XVII вв. Из научного наследия. –М., 2008, с. 63-65.
22. Серьёзный исследователь Степан Борисович Веселовский (1876-1952) в публикации "Подмосковья" 1955 года [Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX веков. –М., 1955] не вводил в свою эффектную работу, изданную в 2008 г. [Московское государство: XV-XVII вв. Из научного наследия.] под названием "Подмосковье в древности" таких рубрик, как "Названия, связанные с выходцами из южных стран", к которым отнесено в издании 2008 г. и статья о Фрязино /Фряново/Фрязиново. "Южной страной" специалист такого уровня Италию не назвал бы. Но особенно интересно другое. В издании 2008 года статья под названием "Фрязино, Фрязиново" (с. 65-67), кстати, весомо отличающаяся от текста 1955 года (хоть в конце статьи и указано, что впервые статья была опубликована в 1955-м), расположена МЕЖДУ группой поселений, имена которых связаны с генуэзскими выходцами и группой поселений, происхождение которых историк соотносил с людьми, приехавшими в составе свиты Софьи Палеолог. Несмотря на все неприятные казусы издания 2008 года, такое "пограничное" положение текста косвенно свидетельствует о некотором колебании автора, к какой же рубрике её отнести.
23. Временник Императорского Московского общества истории и древностей российских. Кн.10. М., 1851, с. 89.
24.См.: Акты социально-экономической истории. Т. III. –М., 1964, с. 144-145, № 4. Ср.: Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Академии наук. №6. T. 1. (1294-1598). –СПб. 1836, с. 3.
25. Первоисточник был обнаружен в Сборнике Новгородских и Двинских грамот, хранившемся в Императорской Публичной библиотеке и впервые опубликован в 1836 году в Актах археографической экспедиции [ААЭ. СПб., 1836. Т. I. № 6. С. 3]. Вторично грамота публиковалась в Актах социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV- начала XVI в в третьем томе 1964 года [АСЭИ. М., 1964. Т. III. № 4]. В дореволюционный период он был исследован такими учеными как председатель археографической комиссии, археографом Павлом Михайловичем Строевым (1796-1876) и историком-археографом Яковом Ивановичем Бередниковым (1793-1854). Грамоту исследовал также известный русский филолог и историк, основоположник исторического изучения русского языка, древнерусского летописания и литературы Алексей Александрович Шахматов (1864-1920) [См.: Шахматов А.А. Двинские грамоты. //Вестник права. -1903. - Книга первая. Январь. - С. 211 – 212.]. Документ был опубликован также в фундаментальном издании «Грамоты Великого Новгорода и Пскова» под редакцией видного историка Сигизмунда Натановича Валка (1887-1975) [Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л. АН СССР. 1949].
Приведем документ полностью: «1363-1389. Грамота Великого Князя Димитрия Иоанновича, о пожаловании Андрея Фрязина Печорою. Се аз Князь Великий Дмитрей Иванович пожаловал есмь Ондрея Фрязина Печорою, как было за его дядею за Матфеем за Фрязином; а в Перми емлет подводы, так было и доселе, а вы, Печеряне, слушайте его и чтите, а он вас блюдет, а ходит по пошлине, как было при Иване, и при моем дяде при Князи при Великом при Семене, и при моем отци при Князи при Великом при Иване, так и при мне» [Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Академии наук. №6. T.1. (1294-1598). СПб. 1836. С. 3].
26.См.: Смирнова Э.С. Рецензия на В.Н. Лазарев. Фрески старой Ладоги // Византийский временник. Т. XXIV. –М., 1964, с. 223, прим. 21.
27.См.: Перхавко В.Б. Торговый мир средневековой Руси. –М., 2006, с. 456-463.
28. См. подробнее: Лукомский Г.К. Вологда в её старине. Вологда, 1914, с. 113.
29. Костомаров Н.С. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях. СПб. 1862, с. 140.
30. Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка. Т.3. СПб., 1912, стб. 1357.
 

Просмотров: 2137
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Почему христианство на Руси запретило Гусли? Память о прошлых воплощениях Мегалиты горной Шории. Экспедиция Сидорова Г.А. Почему Ваську-кота зовут Васькой? Троллинг как работа Крым. Руское море (все серии)