Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Наша империя. Цифры и факты Взывая к Путину: Кучма сравнил президента с богом и попросил прощения Террор вернулся к укрогенералам Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 10 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Кто поддержит Россию?

Российский след

Прошедшие выборы в Европарламент показали, что противоречия в ЕС усиливаются. Сторонники «евроинтеграции» сильны, но их теснят разномастные «евроскептики» и радикальные силы. В настоящее время идет процесс создания коалиций, которые и определят расклад сил в парламенте ЕС. Для создания фракции нужно сформировать политическую группу в составе не менее 25 депутатов минимум из 7 государств ЕС.

Эксперты прогнозируют, что для преодоления «евроскептических» настроений ведущим партиям придется оформить «Большую коалицию» из умеренных левых и правых сил. Это потенциально 468 мандатов (из 751) или даже 523, если к «коалиции» присоединятся «Зеленые – Европейский свободный альянс». У «евроскептиков» есть шансы объединить 123 мандата, без учета независимых кандидатов (с ними, теоретически – до 228). 

При этом можно ожидать формирования еще одной (или двух?) групп в Европарламенте - из числа радикальных партий. На сегодняшний день этот процесс только оформляется. Существует два центра притяжения – французский Национальный фронт (Марин Ле Пен) и Партия независимости Великобритании (Найджел Фарадж). Каждая из этих партий хочет быть лидером в политической группе, поэтому в данный момент они формируют альтернативные союзы.

Национальный фронт уже в целом достиг договоренностей с Партией свободы (Нидерланды), «Австрийской партией свободы», «Лигой Севера» (Италия), «Флаамс Беланг» (Бельгия). Однако до оформления полноценной политической группы Ле Пен не хватает депутатов еще из двух стран. Их она может рекрутировать из независимых или представителей малых партий. Партия независимости Великобритании уже является членом политической группы -европартии «Европа за свободу и демократию» (ЕСД). Партия Фараджа выразил уверенность в том, что сможет достичь договоренностей с малочисленной Партией финнов и более влиятельной Датской народной партией (также участник ЕСД).

Следует отметить, что и Ле Пен, и Фарадж отвергли возможность какой-либо ассоциации с партиями, имеющими негативную репутацию: «Золотым восходом» (Греция), «Йоббик» (Венгрия), Национал-демократической партией (Германия).

Усиление праворадикальных сил вызвало серьезное беспокойство правящих элит европейских государств. Так, премьер-министр Франции назвал победу Национального фронта на выборах в Европарламент «землетрясением». Глава МИД ФРГ отметил: «Мы со страхом и удивлением наблюдаем, как победил французский Национальный фронт. Мы с таким же ужасом смотрим на то, что представителем Германии в Европарламенте будет депутат от немецкой правой Национальной партии».

Несмотря на то, что «евроскептики» и радикалы представляют собой весьма пестрый набор политических сил, занимающих разные позиции по ключевым вопросам европейской повестки (включая и украинский вопрос), некоторые издания увидели в их усилении «российский след». Например, Нью-Йорк Таймс напрямую связала «ультраправую лихорадку» в Европе с Россией: «Российское влияние на ультраправые силы в Европе наблюдается повсеместно… Россия обеспечивает себе поддержку с помощью финансирования … Ее сторонники в Европе – в отличие от левых поклонников во время «холодной войны» - сейчас по большей части придерживаются ультраправых убеждений, а иногда – и фашистских».

Оставим в стороне агитпроповский уклон этой публикации и посмотрим, насколько на самом деле сильна потенциальная поддержка России среди партий, получивших мандаты в Европаламенте, и кто входит в их состав?

Россия собирает «лайки»

На основании обобщения публично заявленных позиций партий и высказываний их лидеров, можно условно определить силы, симпатизирующие России или готовые к этому. Результаты, для наглядности, представлены в таблице:

Партии, «симпатизирующие» России

Страна

Партия

Мест

% от общего числа мест

Позиции относительно России и ее действий; солидарность с позициями России

 

Франция

«Национальный фронт» Марин Ле Пен

24

24,95%

Цитаты Марин Ле Пен: «Я признаю, и я этого не скрываю, что в некоторой степени восхищаюсь Владимиром Путиным. Он совершает ошибки, но кто их не совершает»; «Господин Путин – патриот. Он дорожит суверенитетом своего народа. Он понимает, что мы защищаем единые ценности – ценности европейской цивилизации»

Великобритания

«Партия независимости Великобритании» (правоконсервативная, популистская)

24

26,77%

Цитата лидера партии Найджела Фараджа о Путине: «Как деятель, но не как человек, меня восхищает Путин - то, как блестяще он справился с сирийским кризисом».

Германия

Национал-демократическая партия (ультраправая, антииммигрантская, антиисламская)

1

1%

Цитата вице-президента партии: «Западные предупреждения об эскалации ситуации в Украине – чистое лицемерие, учитывая двадцатилетнюю скрытую финансовую поддержку прозападных и антироссийских сил в Украине».

Австрия

«Австрийская партия свободы» (ультраправая, националистическая, антиисламская)

4

19,7%

Представители партии были среди наблюдателей от «Евразийского совета за демократию и выборы» на референдуме в Крыму.

Лидер партии Хайнц-Кристиан Штраке осудил европейскую политику по отношению к Украине и призвал Брюссель прекратить «изображать марионетку США».

Италия

«Движение 5 звезд»

17

21,1%

Лидер движения Беппе Грилло: «По толпе на площади в Киеве стреляли не русские. Там были американские силы. Это сложная ситуация»; «В Крыму прошел референдум по независимости, за проведением которого наблюдали 150 инспекторов ООН. В нем приняли участие 85%, имеющих право на голосование, и 95% сказали «да». Я уважаю результаты референдума».

«Лига Севера»

5

6,15%

Голосовала против закрытия «Южного потока». Организовывала конгресс с участием российских политиков

Нидерланды

Партия свободы (правоконсервативная)

4

13,2%

Планирует сформировать с «Национальным Фронтом» Франции единую коалицию

Греция

Коалиция радикальных левых (СИРИЗА) (социализм, коммунизм)

6

26,57%

«Мы не должны принимать и признавать правительство неонацистов на Украине» (цитата главы СИРИЗА Алексиса Ципраса). Ципрас заявил, что Европа снова экспериментирует с «холодной войной» против России из-за событий на Украине

«Золотой Восход» (ультранационалистическая, ультраправая)

3

9,38%

Лидер Николаос Михалолиакос сказал: «Россия и Греция – естественные союзники»

Бельгия

Флаамс Беланг (ультраправая)

1

4,14%

Представитель партии был на конгрессе «Лиги Севера» с участием российских политиков

Дания

«Датская народная партия» (правоконсервативная, антииммигрантская)

4

26,6%

Цитата заместителя председателя партии Сёрена Эсперсена: «Относительно Крыма можно констатировать, что все его жители хотят, чтобы полуостров стал частью России».

Швеция

Шведские демократы (ультраправая, антииммигрантская)

2

9,7%

Представитель партии был на конгрессе «Лиги Севера»

Венгрия

«Йоббик» (ультраправая, антиисламская, антисемитская)

3

14,68%

Поддерживала Россию во время конфликтов в Грузии, Украине, Сирии. Поддержала события в Крыму. Имел место прецедент с обвинением одного из деятелей партии в «шпионаже в пользу России»

Польша

«Конгресс новых правых» (правоконсерваторы, экономические либералы, отдельные элементы шовинизма)

4

7,06%

Лидер партии обвинил Польшу в подготовке «террористов с Майдана»

Сумма мандатов

102

 

Таким образом, потенциально и условно «пророссийские» силы в Европарламенте имеют 102 мандата (13,6% мест). При этом они не образуют какой-либо стройной коалиции. В целом, их можно разделить на несколько групп:

«Респектабельные» партии, отличающиеся умеренным национализмом (в русле антииммигрантских программ), наличием позиций по экономической проблематике (с которых они и критикуют ЕС). К этой категории можно отнести Национальный фронт, Партию независимости Великобритании, а также Датскую народную партию, «Движение 5 звезд» и «Лигу Севера» (Италия), Партию свободы (Нидерланды), партию «Шведские демократы». Их успех связан преимущественно с экономическим популизмом (что характерно, они из экономически успешных стран), призывом к отказу от ответственности за «слабые» страны ЕС и защите национальных производителей. Второстепенными для этой риторики являются призывы к ограничению иммиграции, поскольку она отнимает места у местных рабочих. Основа электората этих сил – рабочий класс («голубые воротнички»), мелкие предприниматели, в том числе фермеры, консервативные католики.

Ультраправые партии с элементами неофашизма. К их числу можно отнести Австрийскую партию свободы, Йоббик (Венгрия), «Золотой Восход» (Греция), Флаамс Беланг (Бельгия), Национал-демократическую партию (Германия) и ряд других. У этих партий относительно небольшой, но устойчивый электорат.

Радикальные левые партии, исповедующие коммунистическую идеологию: например, Коалиция радикальных левых (Греция). Ее успех (как и успех крайне правого «Золотого Восхода») следует связывать с тяжелой ситуацией в экономике страны, в которой греки винят Евросоюз.

Консерваторы всех стран, соединяйтесь?

Итак, Россия может рассчитывать на поддержку некоторых групп в Европарламенте. Но чтобы ее получить договариваться придется с каждой из них отдельно.

Столь разношерстный состав требует, также, и идеологической «настройки»: в целом приемлемый для разных групп «консерватизм», может, однако, вызвать ассоциации с элитарностью, а у левых сил, еще и с отказом от социальных обязательств. В связи с этим необходимо позиционирование «консерватизма» как культурного феномена, в политике сочетающего защиту «ценностей» с приверженностью справедливому (социальному) и демократическому государству (и аналогичному устройству ЕС). Консолидирующим фактором может стать и продвижение идеи уважения национального суверенитета (= суверенитета народа, территориального сообщества), как, в том числе, экономической автономии.

Отметим еще один момент: поддержка отдельных групп в Европарламенте не означает, что у нашей страны аналогичное число «симпатизантов» в парламентах соответствующих государств. Для примера Национальный фронт располагает всего двумя мандатами в Национальном собрании Франции. У Партии независимости Великобритании 3 места в Палате Лордов и ни одного в Палате общин. Более менее устойчивые позиции у «Австрийской партии свободы» (22% мест в нижней палате и 6,5% в верхней), итальянского «Движения 5 звезд» (16,5% мест в нижней и 13% мест в верхней палате) и некоторых других. У ультраправых партий позиции слабее: как правило, менее 10% (кроме «Йоббик», имеющей 11,6% мандатов).

Эксперты уже обращали внимание на то, что выборы в Европарламент отличаются бОльшим радикализмом, чем национальные выборы, связывая это с различным отношением избирателей к «своей» и европейской политическим системам. Однако, стоит полагать, что в данном случае работают механизмы избирательного законодательства: они более жестко фильтруют «контрэлиты» и радикальные силы на внутренних выборах. Плюс играет роль феномен национального лидерства (президент, премьер-министр, лидеры «системообразующих» партий и т.д.), консолидирующего вокруг себя электорат, что не работает на европейских выборах. Поэтому, думается, прошедшие выборы показывают «оборотную сторону» мировоззрения европейского обывателя и заставляют задуматься о прочности европейских правящих элит.

Таким образом, в европейских странах есть силы, готовые рассматривать Россию как фактор в решении европейских проблем, в том числе как противовес «атлантизму», «интеграции» и стоящим за этими явлениями группам «мировой» элиты. Эти силы имеют определенную поддержку электората, независимо от того, допущены они в национальные парламенты или нет. Они разношерстны и не сплочены, что говорит о необходимости формирования консолидирующей идеологии, возможно шире рамок заявленного нами «консерватизма». При этом, очевидно, России следует позиционировать как своих союзников «респектабельные» партии. Что касается радикалов, исповедующих неофашистские, антисемитские и другие подобные взгляды, то, напротив, их усиление – почва для диалога между Россией и «официальным» Евросоюзом, в том числе в контексте украинской проблемы.

Николай Миронов,

генеральный директор Института приоритетных региональных проектов

Просмотров: 875
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Радоница (Радуница) - Родительский день Художественные изделия из кожи Дурак - идеал рыночной экономики Казаки-эсэсовцы Славянские образы буквицы Русские головные уборы: кокошник, кичка, шапка, косынка