Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Майдан в Армении накануне решающих событий, взгляд с Украины Будни МВФ: Украина на пороге дефолта, а Порошенко примеряется к американским нарам Политическое Обозрение: Новости за 17 сентября 2018 (7526) Израиль спасает сирийских террористов от окончательного разгрома
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Кто такие «милитаристы» и чего они хотят

Россия всегда погибала от внутренних проблем. Внешнюю политику ей удавалось выстраивать, а вот сама с собой она разбиралась с трудом.

Оппозиционные течения вообще растут у нас, как грибы. Отколоть часть населения и противопоставить её действующей власти, похоже, не составляет никаких усилий. Широкая русская натура, в которой с завидной лёгкостью уживаются несовместимые противоречия, предоставляет удобное поле для манипуляций. Наша доверчивость и открытость не позволяют нам распознать риски в зародыше, и мы чаще всего прозреваем, когда, откровенно говоря, уже поздно.

Ещё несколько месяцев назад можно было сказать, что оппозиции в России по сути нет. Она бесцветна, беззуба, ведёт себя по-идиотски и не пользуется популярностью в народе. «Эхо Москвы», Ксения Собчак и примкнувшие к ним макаревичи опустили либеральное сообщество до степени полной недееспособности и сделали его изгоем. Но уже сегодня ситуация в корне изменилась.

Наивно было бы думать, что, вложив столько средств в обустройство России по своему вкусу, наши зарубежные покровители оставят нас в покое. Поняв, что недовольство на либеральной основе уже не прокатывает, нам подобрали противоположный идеал, отвечающий нашим чаяниям и надеждам, не встречающий у нас психологического неприятия и сопротивления.

Технологии по расщеплению менталитета используют матрицу, которая уже находится в коллективном бессознательном, но не проходит в сознание. «Партнёрам» не составило труда понять, что до тошноты наевшаяся демократии Россия инстинктивно тянется к сильной руке, жаждет порядка и решительных действий. Крах западных ценностей и подъём национального духа подсказали им идейную базу для нового и очень перспективного антиправительственного проекта.

За прошедший год в России фактически удалось вырастить ещё одну оппозицию, сильную, живучую и активно поддерживаемую значительной частью населения, загадочным образом противостоящую одновременно и правительству, и западникам-либералам.

Это новоиспечённое движение, непреложным итогом деятельности которого должна стать смена власти, не имеет своей партии, собственных лидеров и заявленной программы. Оно действует целиком и полностью в рамках сетевой войны.

Скользкая и увёртливая идеологическая платформа не позволяет навесить на эту нью-фронду какой-либо ярлык. Её называют то «путинслилщиками», то караул-патриотами, то радикалами, то «партией войны». Наверное, Ростислав Ищенко придумал ей наилучшее имя – милитаристы.

Её антилиберальный вектор всячески пиарится и является, по сути, прикрытием, обеспечивающим признание. Антиправительственная нацеленность, напротив, очень завуалирована, избирательна и никогда не пытается воздействовать на зашкаливающую популярность Путина.

Она сосредоточена на троллинге отдельных персонажей от власти, сочинением и организацией фейковых противоречий между ними и, в целом, на дискредитации проводимого Кремлём курса.

Характерной чертой этого вылезшего на свет демона является истерический патриотизм, выражающийся в бурных переживаниях за страну, терзаемую неумелыми наместниками – негодяями-министрами, ворами-губернаторами и разными Сурковыми. Такая позиция не позволяет применить к приверженцам милитаризма какие-либо законные методы сдерживания.

Придраться здесь не к чему. Любая критика немедленно вызовет ответные обвинения в недостаточной любви к Родине и Русскому миру, который убивают в Новороссии и продают с потрохами в Центробанке.

История происхождения нового российского милитаризма, представляющего ныне реальную политическую силу, начинается с воссоединения Крыма и России. Для Запада неожиданностью был не только аншлюс полуострова, но и восторженная реакция на это событие со стороны населения. Рейтинг Путина взлетел до небес. Русским вернули чувство национальной гордости и уверенность в собственных силах.

Скажем сразу – протестное движение, развернувшееся на Украине после майдана, не нуждалось в разогреве извне. Люди боялись, что их будут преследовать и запретят им говорить на родном языке. Благодаря энергичным усилиям киевской хунты они очень скоро стали бояться, что их просто убьют.

В таких условиях даже самый ленивый и мирно настроенный может взяться за оружие, чтобы защитить себя. То есть в самом начале конфликт в Незалежной действительно был только украинским. Поэтому первой задачей противника было любыми путями вовлечь в него Россию. Ментальной основой привязки сделали патриотический подъём, связанный с русской весной.

Попытки осуществить это намерение начались с деятельности Игоря Стрелкова, в чём-то действительно спровоцировавшего ответное объявление АТО. Остаётся открытым вопрос, действовал ли он сознательно, или его просто использовали.

Но его постоянные подростковые претензии к российскому руководству, не оказывающему ему должной помощи, абсурдные с точки зрения воинского устава и ещё более деструктивные в свете его добровольчества, повернули общественное мнение так, как это не смог бы сделать ни один политтехнолог. В итоге к началу лета население всей планеты с разными чувствами напряжённо ожидало, когда же Путин вторгнется на Украину.

Собственно, в это время партия милитаристов обретает очертания, различимые невооружённым глазом, а проводимая ею информационная атака берёт противника в клещи. С одной стороны, Путин оказывается предателем перед гражданами России и Донбасса из-за слишком мягкой позиции по Новороссии, которую до сих пор не защитили регулярными войсками и не взяли в РФ.

С другой стороны, выходит, что Путин подставил бизнес-элиту, оказавшуюся под санкциями из-за его слишком жёсткой позиции по той же Новороссии, которую он так и не сдал, несмотря на всё давление. Куда ни кинь, всё клин.

Однако это было лишь начальным этапом игры в новый радикальный патриотизм — современные политические конструкции не могут существовать без двойного и даже тройного дна.

Запущенная спираль проекта по разобщению российского общества в реальности состоит из нескольких разноуровневых витков, охватывающих всё пространство общественно-политической жизни. 

Деятельность милитаристов не ограничивается критикой действий Кремля на Донбассе и на самом деле имеет три тренда:

— первый – политика России на Украине;

— второй – экономическая стратегия российского руководства;

— третий – псевдопатриотическая идея о независимой России, действующей в своих интересах без оглядки на мировое сообщество.

Первый тренд является промежуточным и используется как инструмент при работе со вторым. Третий представляет собой общую базу, клей, соединяющий два первых тренда.

С самого начала эти три направления были тесно связаны и переплетены между собой. Большой ошибкой было бы попытаться разделить их и рассматривать отдельно. Партии пророссийских патриотов-радикалов на Донбассе и патриотов-радикалов в российской экономике, действующие в одном стиле с применением одних и тех же инструментов, опирающиеся на одинаковую идейную основу, не могут иметь различный генезис. Мы долго относили их к разным полям деятельности противника, тогда как на самом деле они были составными частями одного и того же сценария.

Недаром санкции так упорно связываются «нашими друзьями» с политикой России на Украине. С точки зрения здравого смысла это выглядит абсурдно. Однако по факту экономические неприятности РФ и трудноразрешимый украинский вопрос имеют один источник, общую цель и покоятся на едином основании.

Стоит вспомнить, что радикальных патриотов, переросших теперь в милитаристов, ещё пару лет назад просто не существовало. Падение потребительского спроса и некоторый экономический застой 2012 – 2013 гг. даже западными и оппозиционными экспертами не трактовались в катастрофическом ключе.

Причём спад экономики происходил на фоне ещё высоких цен на нефть и постепенного выхода других стран из мирового кризиса. Однако, несмотря на это противоречие, никто не кричал о предательстве элит и либеральном заговоре в Кремле, хотя политическая ситуация после Болотной была далеко не самой стабильной, а рейтинг Путина был ниже, чем теперь.

Так же, как партия милитаристов стремится внести раскол в правящие круги, используя войну на Донбассе, так и партия экономической войны вносит раздор в социум, используя существующие финансовые проблемы.

Во всех трёх трендах милитаристы для собственной поддержки опираются на позиции известных политиков, экономистов, общественных деятелей, подавая их как своих идеологов. Можно привести некоторые примеры. В первом – украинском – тренде используется Игорь Гиркин. Во втором – экономическом – специалисты в финансовой сфере, чьи взгляды в чём-то оппонируют официальным и попадают под определение радикализма: Глазьев, Делягин, Хазин и т. д. В третьем – идеологическом – Фёдоров, предлагающий реформировать конституцию.

Разумеется, названными кандидатурами доказательная база «партии войны» далеко не исчерпывается. Ясно и то, что профессионалы-аналитики, общественники и экономисты ни во сне, ни наяву не давали клятвы играть на милитаристском поле и содействовать таким образом подрыву авторитета власти.

Схема идейной поддержки строится на выдернутых и подходящих к случаю цитатах и общем мнении, которые могут сильно отличаться от реального положения дел. Но здесь, как говорится, кто успел схватить инициативу, тот и съел результат.

Для широкой публики он заключается в том, что политику, проводимую Путиным, милитаристы стараются развернуть в направлении более решительных действий. На самом деле это означает, что во внешней политике усиленно продавливается курс «взять всё и захватить», а во внутренней всё отчётливее проступают контуры шариковского «взять всё и поделить».

Агрессия, содержащаяся в предлагаемых милитаристами сценариях, едва ли не превышает агрессию «Правого сектора», не говоря уже о киевской хунте. Те, по крайней мере, не призывают к полной зачистке 40-миллионной Украины или её денацификации в спецлагерях, куда граждан, очевидно, предлагается загонять по признаку недостаточной преданности Путину. Если, согласно технике айкидо, довести радикальные мечты до логического конца, мы должны:

— начисто разрушить нашими же кровью и потом созданные минские договорённости;

— залить кровью соседнюю страну, населённую такими же славянами, большинству из которых Путин, честно говоря, фиолетово безразличен;

— посадить в Киеве пророссийское правительство в лице Захарченко, Дейнего и Пушилина, которое никто никогда не признает, и теперь для этого будут все основания.

После этого нам надо будет на много десятилетий забыть о сотрудничестве с ЕС и США и вообще о нормальной жизни, потому что в эти десятилетия мы будем беспрерывно воевать с ними. Причём война эта будет проходить исключительно на украинской – в основном донбасской – территории до последнего жителя Незалежной и Новороссии, о чём патриоты, кричащие «Путин слил!», конечно, не предупреждают ни тех, ни других.

Согласно тем же мечтам, но уже применительно к российской экономике, мы должны:

— немедленно отрезать РФ от всех международных платёжных систем;

— выгнать взашей Кристин Лагард;

— утопить мешки с долларами в Северном Ледовитом океане;

— есть только то, что выросло в Краснодарском крае и Иркутской области.

Тогда, конечно, вопрос о вреде и пользе санкций и контрсанкций отпадёт сам собой: после этой операции немногих выживших в течение полугода ждёт переход на натуральное хозяйство.

То, что все технологии манипуляции сознанием основаны на отрицании здравого смысла, проистекает из самой их цели. Если в коллективное бессознательное внедрена мысль о том, что все беды России проистекают из-за экспорта сырья, подчинённости МВФ и Владислава Суркова, переубедить граждан будет невыполнимо.

Можно сколько угодно уверять население, что экономика складывается из множества факторов, и сводить все беды к Набиуллиной и Улюкаеву бессмысленно. Можно долго твердить, что Президент, которому они оказывают столь высокое доверие, нисколько не глупее, чем они, и не станет держать рядом с собой предателей, разрушающих страну у него на глазах.

Можно, наконец, сказать, что Новороссию сливают уже больше года и почему-то никак не сольют до конца. Напрасные старания: логика легко подчинится доводам бессознательного, и все дискуссии будут бесполезны.

Настоящая проблема не в дилеммах «отказаться или не отказаться от доллара», «вор или не вор министр» и «вводить или не вводить войска». Как верно сказал Вазген Авагян, не здесь сейчас пролегает линия раздела.

Ключевая задача милитаристского проекта сводится к тому, что под видом неопатриотизма нам внушают перевёрнутую и совершенно чуждую нам национальную идею, основанную не на гуманности и дружеских отношениях со всем миром, а на разрыве всех связей и изоляции.

Русское мышление в своей основе соборно, ему не свойственно замыкаться в себе. Мы очень открыты миру и не стремимся воевать с ним, под каким бы предлогом нас на это ни провоцировали. Нашей природе отвечает объединение, а не разделение. Для нас всё, что основано на вражде, – от лукавого.

Поэтому, когда вас призывают нарушить мир, пусть хрупкий и неустойчивый, вместо того чтобы его сохранить, – не слушайте. 

Когда вас призывают к ссоре вместо обсуждения, – не соглашайтесь. 

Когда вас заставляют закрыть двери перед теми, кто пришёл к вам с просьбой, – не делайте этого. 

И если вам велят убивать, приводя для этого очень убедительные доводы, – гоните прочь того, кто это сказал. Он вам точно не друг.

Юлия Бражникова

Просмотров: 1005
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как иностранцы искажают русский язык на примере слова "ночь" Тайны подземных городов Крым. Руское море (все серии) Бог Ярило Являлся ли хан Батый князем Ярославом? Небесные корабли наших богов и предков