Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Как одесской бойне не дали повториться в Харькове весной 2014-го Бойня на трассе Одесса-Киев. Радикалы под молчаливым присмотром полиции напали на активистов Сигнал для Зеленского. Почему в России заговорили о массовой выдаче дончанам паспортов РФ Пилорама имени Дяди Сэма
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Курс молодого бойца Майдана

Всем поклонникам «цветных революций» доподлинно известно, что главным идеологом так называемой ненасильственной борьбы является некий Джин Шарп. Однако мне не приходилось встречаться с разбором хотя бы одной из книг этого автора. Пора исправить это упущение

Про Джина Шарпа так или иначе слышали все. Говоря про «цветные революции», редкий комментатор забывает упомянуть о нём. Его считают главным идеологом ненасильственной борьбы, которая позволяет относительно бескровно свергать недемократические режимы. В России наиболее известна его работа «От диктатуры к демократии». В ней, как считается, содержатся готовые рецепты свержения диктатур.

Но так ли это? Вообще, что это за произведение? Так ли уж оно полезно? Кого и к чему оно готовит? Давайте разбираться.

Первые тревожные звонки

Первое сомнение в том, что мы имеем дело с серьёзным произведением, появляется прямо после прочтения вступления. И сразу же цитата:

«Чувства пафоса и гнева против жестокости, а также восхищения хладнокровным героизмом бесконечно храбрых мужчин и женщин укреплялись посещением мест, где опасность все еще оставалась большой, но сопротивление храбрецов продолжалось. Это поездки в Панаму во время правления Норьеги, в Вильнюс, столицу Литвы, в период продолжавшихся советских репрессий, на площадь Тяньаньмэнь в Пекине во время праздничной демонстрации свободы и в момент, когда в ту страшную ночь впервые были введены бронетранспортеры, а также в штаб демократической оппозиции «демократической Бирмы» в джунглях у Мейнерплау»

Конечно же, посещение мест трагедий позволяет налиться праведным гневом. Однако сдаётся мне, что желающие свергнуть кровавую тиранию и так настроены вполне решительно. И не пафосных обличительных речей (коих в книге очень много) они ждут от автора, а конкретных советов. Так зачем же лишний раз убеждать читателей, что зло — это зло? Или зло является таким страшным злом, что приходится постоянно напоминать, что это зло. А иначе, не дай бог, все просто забудут про это.

Впрочем, это малый грех. Гораздо более серьёзно то, какими источниками при исследовании диктатур пользуется автор.

«На протяжении ряда лет автор знакомился с людьми, которые жили и страдали при правлении нацистов, некоторые из них прошли через концентрационные лагеря. В Норвегии мы познакомились с теми, кто боролся с фашистами и выжил, а также узнали о тех, кто погиб. Мы разговаривали с евреями, избежавшими лап фашистов, а также людьми, помогавшими спасти их. Знание террора коммунистического правления в различных странах в основном получено из литературы и в меньшей степени от личных контактов»

Простите, какой именно литературой пользуется автор, при получении знаний о «коммунистическом терроре»? «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына? «Лубянка — Экибастуз» Дмитрия Панина? «Воспоминания бывшего секретаря Сталина» Бориса Бажанова? Но ведь всё это, мягко говоря, предвзятые источники.

Но это не главное. Смотрите. Вот перед нами простой обыватель в стране с ужасной диктатурой. Вот он страшно страдает от этой самой диктатуры. Возможно, он даже сидит в тюрьме. А вот он вырвался на свободный Запад. Что он вообще может знать о том, как устроена эта самая диктатура?

К сожалению, у нас в обществе есть некий страх перед очевидцами. Дескать, моего деда в 37-м расстреляли (как вариант, прадеда раскулачили) и я точно знаю, что Сталин был кровавым упырём, уничтожившим десятки миллионов человек. Простите, но откуда вы это можете знать? Из того факта, что пострадали ваши родственники, ещё не следует ни то, что жертв было так много, ни то, что вы об этих жертвах знаете. Или. Мне 55 лет, я жил в Советском Союзе и точно знаю, как партийная верхушка разворовывала страну. Однако, если вам 55, то когда распался Советский Союз, то вам было 28. При этом до 18 лет вы учились в школе. С 18 до 20, служили в армии. С 20 до 25, получали высшее образование. И 3 года работали. Откуда вы вообще что-то можете знать о верхушке КПСС? Из слухов? Из перестроечной прессы?

Вообще, если каждому известно выражение «врёт, как очевидец», то откуда этот пиетет перед рассказами очевидцев? Совершенно непонятно.

Так что же Шарпу вообще могли рассказать люди, страдавшие от фашистов, евреи, сбежавшие от фашистов, и советские эмигранты? Что все эти люди могли поведать о сущности кровавых диктатур? Думаю, ничего. Так, может быть, стоило несколько более основательно подойти к объекту изучения? Ответа нет.

Первая глава полностью состоит из идеологической шелухи. Диктатура — это плохо, демократия — это хорошо, борьба с диктатурой священна и прочая патетическая чушь. И всё бы оно ничего, но первая глава называется «Реалистичное представление о диктатуре». Как-то после такого названия ожидаешь увидеть в тексте меньше пропаганды, а больше этих самых реалистических представлений. Но нет, одна сплошная патетика.

Так что же, перед нами очередная пропагандистская агитка? Давайте не будем спешить.

Парадигма

Идеология — это очень большое учение. Но как правило, суть этого учения можно выразить в очень коротком тексте. Так, суть христианства выражается всего двенадцатью предложениями. Именно столько предложений содержится в Никео-Цареградском Символе веры. Вот этот короткий текст, в котором содержится сущность учения, его ядро, его главная идея, в данном тесте я буду называть парадигмой.

Парадигма всей идеологии ненасильственной борьбы изложена в начале третьей главы книги («Откуда берётся сила?»). Давайте рассмотрим эту парадигму.

Начинается всё просто:

«Принцип прост. Диктаторы нуждаются в помощи людей, которыми они правят, без этого они не в состоянии обеспечить и сохранить источники политической власти. Такие источники политической власти включают в себя:

− Авторитет – уверенность людей, что власть является законной и что их моральный долг подчиняться ей;

− Человеческие ресурсы – число и значение лиц и групп, которые подчиняются, сотрудничают или предоставляют помощь правителям;

− Умения и знания, необходимые режиму для выполнения конкретных действий и предоставляемые сотрудничающими с ним лицами и группами;

− Нематериальные факторы – психологические и идеологические факторы, заставляющие людей подчиняться и оказывать помощь правителям;

− Материальные ресурсы – степень контроля или доступа правителей к имуществу, природным ресурсам, финансовым ресурсам, экономической системе, а также средствам связи и транспорта;

− Санкции – необходимые для существования режима и проведения его политики наказания, грозящие или применяемые против непослушных или отказывающихся сотрудничать, чтобы заставить их подчиниться и сотрудничать»

Не стоит придираться к терминологии. Ведь кое-что из этого списка можно отнести к источникам власти режима, а кое-что — к инструментам. Пусть всё относится к источникам. Наверное, нам сейчас объяснят, откуда эти источники берутся. В следующем абзаце такая попытка делается.

«Все данные источники, однако, зависят от принятия режима, от подчинения и послушания населения, от сотрудничества многочисленных людей и многих институтов общества. Их присутствие не может быть гарантировано»

К сожалению, это только попытка. Причём далеко не самая удачная. Ведь фактически абзац, в котором должно открываться то, откуда берётся власть, просто повторяет некоторые положения предыдущего абзаца. Положения, которые он и должен объяснять! Но и это ещё не всё. Фактически автор говорит: «Власть диктатора зависит от принятия режима, от подчинения и послушания». Давайте заглянем в «Википедию» и узнаем, что такое власть.

«Власть — это возможность навязать свою волю, управлять или воздействовать на других людей, даже вопреки их сопротивлению»

Возможность управлять людьми вопреки их желанию — это и есть подчинение и послушание. Шарп нам говорит, что подчинение и послушание диктатору зависит от принятия режима и… от подчинения и послушания! Уважаемые читатели, это называется тавтологией и является одной из грубейших логических ошибок! То есть, Шарп вообще ничего не сказал нам об источнике власти диктатора! Но именно на этот источник он и направляет свой основной удар. Завершаем чтение парадигмы.

«Полное сотрудничество, послушание и поддержка увеличивают число необходимых источников силы и, соответственно, расширяют возможности власти любого правительства.

С другой стороны, сокращение сотрудничества с агрессорами и диктаторами со стороны народа и институтов может истощить источники силы, от которых зависят все правители. Без таких источников власть правителей ослабляется и в конечном итоге тает»

Здесь автор должен был нам объяснить, почему люди подчиняются власти. Вместо этого, он говорит, что люди подчиняются власти потому, что они подчиняются. И далее выводит «гениальный» план действий: давайте престанем подчиняться, и власть рухнет. И вот на этом масленом масле стоит вся (подчёркиваю, вся!) идеология ненасильственной борьбы. Именно из этого выводятся все практические советы в борьбе. И это уже трагично.

Четыре хотелки

Вообще-то, эта часть пятой главы называется «Четыре механизма изменений» и должна показывать, какие изменения в обществе вызывает ненасильственная борьба и как это происходит. Однако без знания того, что такое власть, эти механизмы повисают в воздухе. И превращаются в то, что в интернете называется метким словом «хотелки». Давайте посмотрим, как это происходит.

«Первый механизм наименее вероятен, хотя были случаи его проявления. Если члены группы противника эмоционально тронуты страданиями от репрессий против мужественных участников ненасильственного сопротивления или рационально убеждаются в справедливости дела движения сопротивления, они могут принять цели участников сопротивления. Данный механизм называется переменой убеждений»

Хотя этот механизм и наименее вероятен, здесь он раскрыт наиболее полно. Здесь показано не только какие изменения происходят в обществе (слуги власти отказываются сотрудничать с ней), но и почему так происходит (из-за угроз репрессий, под влиянием мужества бойцов сопротивления). Возьмём это раскрытие за образец и посмотрим, как раскрыты другие механизмы.

«Если на повестке дня стоят вопросы, не имеющие фундаментального характера, требования оппозиции в ходе ограниченной кампании не рассматриваются как угрожающие, а противостояние в некоторой степени изменило соотношение сил, данный конфликт может привести к заключению соглашения, сделке или компромиссу. Данный механизм называется приспособлением»

Здесь сразу же встаёт вопрос: что такое «изменение сил», которое может повлиять на власть? Один из примеров такого изменения приводится чуть выше.

«Например, дисциплинированное мужественное ненасильственное сопротивление перед лицом жестокости диктаторов может вызвать обеспокоенность, недовольство, неуверенность или в наиболее серьезных ситуациях даже восстание среди собственных солдат диктаторов и населения»

Другими словами, если вы решите не повиноваться властям, то население и даже солдаты диктатора встанут на вашу сторону. Собственно говоря, то, что за вами пойдут в случае вашего неповиновения, и является основным механизмом ненасильственной борьбы по Шарпу. Смотрите сами.

«Ненасильственная борьба может оказаться гораздо боле мощной, чем представляется при рассмотрении механизмов перемены убеждений или приспособления. Массовый отказ в сотрудничестве и неповиновение могут настолько изменить социальную и политическую обстановку, особенно соотношение сил, что способность диктатуры контролировать экономический, социальный и политический процесс управления обществом на деле исчезает. Вооруженные силы противника могут стать настолько ненадежными, что они просто не могут подчиняться приказам, касающимся репрессий против участников сопротивления. Хотя лидеры противника остаются у власти и по-прежнему преследуют свои изначальные цели, они потеряли способность к эффективным действиям. Это называется ненасильственным принуждением»

Это третий механизм. А вот и четвёртый.

«Самоуправление, отказ сотрудничать и неповиновение участников сопротивления становятся настолько широкими, что у противника не остается даже видимости контроля над ними. Бюрократический аппарат отказывается подчиняться своему руководству. Войска и полиция противника поднимают мятеж. Традиционные последователи противника и население откалываются от бывшего руководства, отказывая ему вправе управлять. Поэтому их поддержка и подчинение прекращаются. Четвертый механизм изменений – разрушение системы противника – настолько полон, что у противника нет даже необходимой силы сдаться. Режим просто разваливается на части»

Откуда у Шарпа такая уверенность в том, что если один человек отказывается подчиняться, то его примеру последуют многие? В реальной жизни подавляющему большинству людей неинтересна политика. Они заняты несколько другими делами: заработком денег, семейными делами, обустройством своего быта. Им вовсе неохота лишаться работы и положения в обществе ради мифической демократии! Надо ухаживать за женщинами, надо растить детей, надо обустраивать дом. Именно это составляет большую часть забот большинства людей! А для того чтобы успешно справляться с этими заботами, надо подчиняться правилам общества. Так почему же, если вдруг кто-то перестаёт подчиняться правилам, то эти люди должны пойти за ним? Ответа нет, и не будет.

С солдатами и чиновниками ещё более смешной пример. Любая, уважающая себя, власть обеспечивает своим слугам более высокий уровень жизни. Обеспечивает именно за службу и соблюдение правил. И тут появляются люди, которые перестают этим правилам подчиняться. Причём практически всегда выдвигается требование по лишению слуг власти их привилегий! Ради чего слуги власти должны жертвовать своим высоким положением и присоединяться к протестам? Боюсь, большинству поклонников ненасильственной борьбы такие вопросы вообще в голову не приходили.

Вот здесь-то как раз и проявляется вся слабость теоретических рассуждений Шарпа. Не объяснив, почему люди подчиняются, сведя это объяснение к тавтологии, Шарп выбил почву из-под своих механизмов изменений в обществе. Фактически мы имеем дело не с программой борьбы, а со сказками, в которых добро всегда побеждает зло. Знать, как устроена власть необходимо, хотя бы для того, чтобы свергнуть её.

Стратегии и планы

Вообще идея неповиновения сквозной нитью проходит через всю книгу. В шестой и седьмой главах обсуждается важность планирования и разработки стратегий демократической оппозиции. Собственно говоря, предыдущее предложение является практически полным пересказом шестой и седьмой глав книги. Нет, там, конечно же, говориться множество прекрасных слов, которые при ближайшем рассмотрении оказываются… просто красивыми словами без какого-либо наполнения. Вот пример.

«Однако любое стратегическое планирование требует от разработчиков стратегии сопротивления глубокого понимания всей ситуации конфликта, включая рассмотрение физических, исторических, правительственных, военных, культурных, социальных, политических, психологических, экономических и международных факторов»

Наверное, после этого предложения стоит ожидать, что нам сейчас объяснят, что означают все эти факторы. Может быть, нам расскажут, на какие из этих факторов стоит обратить пристальное внимание. Может быть, нам покажут способы определения наиболее важных факторов при разработке стратегии. Не надейтесь! Ничего этого в книге даже приблизительно нет!

Общие слова — вот, что меня больше всего бесит в текстах и выступлениях подобного рода. Допустим, кто-то говорит: «Нам необходимы институциональные реформы». Отлично! Кто бы был против! А делать-то что надо? С моей скромной точки зрения, такие фразы вставляются в текст лишь для того, чтобы придать ему более интеллектуальный вид. Когда за красивыми словами в лучшем случае скрываются банальности, а в худшем, вообще ничего.

Но вообще-то, в этих главах приводятся списки вопросов, которые будут полезны сопротивлению. Пример.

В частности, в стратегиях должны содержаться ответы на множество фундаментальных вопросов, таких как:

  • Какие основные препятствия стоят на пути к свободе?
  • Какие факторы будут способствовать достижению свободы?
  • На какие основные силы опирается диктатура?
  • Какие слабости имеет диктатура?
  • Насколько уязвимы источники силы диктатуры?
  • Какие силы на стороне демократов и основного населения?
  • Какие слабости имеются у демократических сил и основного населения и как они могут быть преодолены?
  • Каков статус третьих сторон, непосредственно не вовлеченных в конфликт, кто оказывает помощь или может ее оказать как диктатуре, так и демократическому движению, а также какими способами?
    Но, опять же, это только вопросы. А как обстоят дела с ответами? Может быть, стоило привести хотя бы один пример того, как конкретное сопротивление отвечало на эти вопросы и как эти ответы использовались в борьбе? Таких списков вопросов в указанных главах много. Но без ответов почерпнуть что-либо полезное из этих списков крайне затруднительно.

Итак, в разделе «Планирование» у Джина Шарпа есть либо общие, мало что означающие слова, либо вопросы без ответов.

Внешний мир

Государства не находятся в безвоздушном пространстве. Они постоянно взаимодействуют с другими государствами и международными организациями. Стоит ли это учитывать в своей борьбе? Шарп отвечает на этот вопрос ещё в первой главе.

«Однако давление международного сообщества может оказаться весьма полезным, когда оно поддерживает мощное движение сопротивления внутри страны. В таком случае, например, международный экономический бойкот, эмбарго, разрыв дипломатических отношений, исключение из международных организаций, осуждение со стороны органов ООН и т. д., могут оказать большую помощь. Тем не менее, при отсутствии мощного внутреннего движения сопротивления такие действия едва ли будут предприняты»

То есть, давление со стороны международного сообщества (а если быть совсем откровенным, Запада) будет. Давление окажет существенную помощь в борьбе с режимом. Но этого давления, скорее всего, не будет, если сами жители страны не организуют сопротивление режиму.

Собственно говоря, это всё, что с точки зрения Шарпа, нужно знать о внешнем мире читателю. Все места в книге, где говориться про внешний мир, так или иначе, повторяют уже сказанное.

Дисциплина и методы

Не стоит удивляться тому, что Шарп требует постоянного соблюдения дисциплины.

«Поддержание высокой дисциплины в ненасильственных акциях требуется на всех стадиях конфликта. Такие факторы, как бесстрашие и поддержание дисциплины ненасильственных действий, требуются всегда. Важно помнить, что для осуществления конкретных изменений часто требуется участие большого количества людей. В то же время такое количество людей в качестве надежных участников можно привлечь, лишь поддерживая высокие стандарты организации движения»

В конце концов, соблюдение дисциплины и подчинение вышестоящим присутствуют в любой работающей организации. Поэтому сопротивление не должно пренебрегать дисциплиной.

И вишенка на торт. Все, кто читал, а так же, большинство из тех, кто слышал о Джине Шарпе, знают, что в его книги описаны конкретные методы борьбы с режимом. Их там набралось 198 штук. Проблема в том, что часть этих методов читатель вообще применить не сможет. Вряд ли читатель сможет применить такой метод, как:

96. Международное торговое эмбарго

Или

154. Разрыв дипломатических отношений

Но и с оставшейся частью дела обстоят не совсем хорошо. Вот несколько пар методов.

51. Молчание

52. Бесконечное произнесение речей

Или

98. Быстрый уход («забастовка-молния»)

99. Сидячая забастовка

Или

115. Выборочные забастовки

115. Всеобщие забастовки

Как мы видим, эти методы противоречат друг другу. Да, и сам Шарп говорит:

«Например, уличные демонстрации и процессии против диктатуры могут быть весьма эффективными, однако могут стоить жизни тысячам демонстрантов. Однако высокая цена, заплаченная демонстрантами, фактически может и не оказать большего давления на диктатуру, чем ситуация, когда все находятся дома или проводится забастовка, либо широкие акции отказа от сотрудничества со стороны гражданских служащих»

Нелегко применять методы Шарпа в борьбе с режимом! А по-другому и быть не могло. Когда кто-то пытается делать то, чего он не понимает, результат может быть только один. Путаница в оценке объекта воздействия приводит к ошибкам в действиях. Если вы не знаете, почему люди подчиняются властям, то вы не сможете разрушить это подчинение. Именно потому, что он не знает (или делает вид, что не знает) природу власти, Шарп не может ответить на вопросы, заданные им же в главах про планирование. Отсутствие планов порождает неясность в методах и непонимание того, какой конкретный метод надо применять в данной ситуации.

Всё это должно было быть в книге. Но этого там нет.

Картинка

Вот перед нами человек, прочитавший обсуждаемое произведение Шарпа, и не обладающий особым критическим мышлением. Попробуем нарисовать картинку, которая сложится у него в голове, если он полюбит эту книгу.

Режим ужасен. С режимом надо бороться. Борьба с режимом будет успешна, если люди перестанут подчиняться властям. Поэтому я должен перестать подчиняться, показывая окружающим, что это возможно. Нас пока что немного, но у нас есть мудрые стратеги, точно знающие, что делать. Окружающие пойдут за нами и так же перестанут подчиняться властям. Как только нас наберётся достаточное количество, можно устраивать массовые акции неповиновения в масштабе всей страны. Эти акции будут обязательно поддержаны международным сообществом (Западом). Режим падёт.

Как я уже не раз здесь говорил, это сказка. Сказка именно в том, что окружающие не пойдут за борцами с режимом. А чиновники и полиция будут хорошо выполнять свои функции в отношении протестующих. Протест будет подавлен.

Пособие

И можно было бы спокойно выкинуть книгу на помойку, если бы не одно НО. Эта сказка несколько раз становилась явью буквально на наших глазах. В некоторых странах всё именно так и происходило: рост недовольства в обществе, начавшийся протест, расширение протеста, неспособность власть противопоставить что-либо протесту, падение режима. То, что никогда не может осуществиться, осуществлялось несколько раз! В чём причина?

И тут-то надо понимать, что именно за книжку мы держим в руках. У нас в руках находится пособие, для начинающего борца с режимом. По-другому обсуждаемый текст оценивать нельзя. А что надо знать молодому борцу? Да вот то, что я только что описал. Молодому борцу нельзя сомневаться в победе — достаточно знать, что он демократия победит точно. Молодому борцу вовсе не обязательно знать, как именно будет достигнута победа — достаточно знать, что стратеги понимают это за него. Молодому борцу вовсе не надо знать, какие цели ставят перед собой генералы этой войны — достаточно знать, что режим и без того ужасен. Пособие для молодого борца с режимом должно сформировать именно такое мировоззрение у молодёжи. И если Джин Шарп ставил перед собой именно такие задачи, то он с ними справился.

Ну, и если существует пособие для молодых борцов с режимом, то где-то должно существовать и пособие для стратегов. Сказки, описанные в этой книжке, вовсе не годятся для планирования захвата власти в стране. А без стратегов движение недовольных, начитавшихся Шарпа, вообще не представляет никакой опасности для любого режима.

Только не стоит говорить об этом детям из сопротивления режиму. Они вас всё равно не поймут.

Иван Рюриков

Просмотров: 541
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Раскрыта одна из тайн крещенской воды Заметки о дохристианской истории Руси Степан Разин - восстание или война с захватчиками Учите русский язык, он прекрасен! Как ставить защиту вокруг себя и очищать пищу? Старые державы славян. Докиевский период былого народа нашего