Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Фееричный обман: Польша в обход НАТО готова повоевать на Украине Тактика выжженной земли: единственная тактика ВСУ На Западе сегодня всё больше расширяется тезис, что надо принести в жертву Украину Никакой человечности: как Киев относится к своим солдатам, попавшим в плен
Новости Сегодня
Новости Партнеров

Лукашенко открестился даже от Великой Отечественной

Батька рассказал, как его страна страдала от войн, которые Россия вела на земле Белоруссии

Великая Отечественная война была «не нашей войной». И вообще только после обретения независимости Белоруссия научилась сама распоряжаться своей судьбой, а не жить «по указкам» Кремля. Об этом белорусский лидер Александр Лукашенко заявил в интервью телевизионному информационному агентству Казахстана «Хабар».

Разговор был приурочен к состоявшемуся на минувшей неделе официальному визиту президента Белоруссии в Нур-Султан. Поэтому неудивительно, что в нем он постарался обозначить существующие у двух государств точки соприкосновения. Другое дело, что в изложении Александра Григорьевича общим у них, оказывается, является советское прошлое, когда обеим республикам приходилось жить по чужим подсказкам. И постоянно сталкиваться с вереницей «нестыковок» и «проблем». Но теперь — после обретения независимости — стало, по его мнению, гораздо лучше. Не нужно «спрашивать глупые разрешения», все можно решать самим.

«Но самое главное — Белоруссия, да и Казахстан, они ведь всегда были под чьей-то плеткой… Кто-то нами понукал, кто-то пытался на колени поставить. Особенно в Белоруссии», — делает свой вывод Лукашенко. И затем переходит к пространному рассуждению о том, что «все эти войны — не наши войны».

«Отечественная война 1812 года, Наполеон прошелся до Москвы и назад вернулся через Белоруссию. Всё разграблено, всё было уничтожено. Потом Первая мировая война. Дошли до того, что от Белоруссии осталась только узенькая полосочка — часть восточных губерний отошло России, а до Минска отошли к Польше по Рижскому договору. Потом Вторая мировая война, у нас — Великая Отечественная война. Полностью Белоруссию стерли с лица земли. Это не наши были войны. Мы, тем не менее, горя хлебнули», — цитирует президента Белоруссии его пресс-служба.

Понятно, что это только несколько тезисов из объемного интервью белорусского лидера. Но, грубо говоря, их можно сравнить с той самой ложкой дёгтя, которая легко испортит бочку самого сладкого мёда. Нет, конечно, политическая «гибкость» Александра Григорьевича хорошо всем известна. Как и то, что он часто позволяет себе говорить какие-то абсолютно взаимоисключающие вещи. Но в данном случае, он просто превзошел самого себя.

Он что, забыл, что белорусы, как и все славяне, для «истинных арийцев» были не люди и подлежали тотальному уничтожению? Лишь малой части из них, в крайнем случае, была уготована участь рабов Третьего рейха. И никакая «многовекторность» здесь не помогла бы. Потому и бились советские люди с врагом не на жизнь, а насмерть. И вдруг, лидер Белоруссии, где погиб каждый третий, заявляет публично, что это была «не наша война»… О чем он вообще?

— На самом деле, это прямое свидетельство того, какое идеологическое направление сейчас распространяется в Белоруссии, — считает член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько. — В данной ситуации совершенно очевидно, что Лукашенко разрушает общую историческую память, которая является базой для нашей общей идентичности. Конечно, кому-то весь этот бред слушать смешно. Потому что если это была не их война, то тогда и за освобождение от немцев, которые хотели поработить и уничтожали белорусов миллионами, тоже следует благодарить других (Москву, русских?), к которым, видимо, Александр Григорьевич ни себя, ни республику свою не причисляет.

Вообще это очень хороший «звонок» для того, чтобы задуматься о гуманитарных и о культурных программах. О том, что в реальности главной проблемой для нас являются даже не экономические противоречия между Россией и Белоруссией, а проблемы именно гуманитарные. Ведь если для Лукашенко и его новой «шляхты» ни Отечественная война 1812 года, ни Первая мировая, ни Великая Отечественная не являются своими войнами, тогда ценности у нас, получается, совершенно разные.

И глупость полная, что Белоруссия и Казахстан ходили, как он говорит, «под плеткой». Вообще-то и в советское, и в имперское время там строились школы, строились дороги и предприятия. О чем, в принципе, следовало бы помнить тем, кто пытается изучать историю наших, теперь уже независящих друг от друга, стран.

— Но что и кому белорусский лидер хочет доказать?

— Я думаю, что, с одной стороны, он хотел понравиться почти такому же «долгосрочному», сохраняющему все еще рычаги влияния в республике Елбасы Назарбаеву, который тоже высказывался в похожем ключе. И который проводит в чем-то аналогичную политику, завершением которой является переход казахской письменности на латиницу — по крайней мере, таковы планы.

А с другой стороны, для того, чтобы попытаться создать, возможно, какой-то союз между теми государствами, которые недалеко от России, но которые испытывают постоянное недовольство. И вот он пытается, так сказать, создать некий «пояс государств», которые бы могли каким-то образом, если не разрушить Россию и принудить ее к выполнению всех своих условий, то хотя бы принудить к уступкам определённым.

Я как раз не удивлен этим пассажам. Но для кого-то послужит хорошим ушатом холодной воды. Потому что очень долго белорусы у себя разрушали нашу общую идентичность, которая относилась еще к Средним векам, к Новому времени, к имперскому периоду. Но нас утешали: «Это все ерунда».

Там, действительно, стремились к тому, чтобы из Отечественной войны 1812 года с Наполеоном сделать просто некую «чужую войну». Там с бюста Пушкина в Могилеве заставляли снять слишком «агрессивные» стихи поэта, обращенные к полякам. Но все это раньше оправдывалось тем, что, дескать, Белоруссия является страной, где чтят нашу общую советскую историю, чтят партизан, память Великой Отечественной… и т. д.

А сейчас мы видим, что это тоже разрушается. Советский пласт истории — его, как и на Украине, как и в других республиках бывшего СССР, сейчас тоже будут разрушать.

— Почему? Что их так пугает в этом нашем общем прошлом?

— Дело в том, что общая память, общая идентичность постоянно заставляет людей задумываться: а почему, если все общее — язык, память, религия, почему мы живем в разных государствах? Тем более, что в Белоруссии мы живем существенно беднее, чем в России? Почему мы не в одном государстве — союзном, российском, в каком-нибудь другом?

А для Лукашенко и его стремления удержаться у власти это смертельно опасно. Потому что он в таком общем государстве будет, скорей всего, никем со своими диктаторскими замашками и манерами. Которые, наверное, даже монархов Средней Азии прошлого заставляли бы краснеть.

— Но мы так придем к тому, что Белоруссия просто повторит историю соседней Украины с ее сегодняшним циничным отношением к войне и ее героям. А кто там теперь официально признан героями, хорошо известно.

— Почему — придем? В Минске уже это происходит. Лукашенко берет на вооружение всю ту гуманитарную составляющую, которую разрабатывали до этого белорусские националисты. Просто раньше вся эта составляющая относилась там к периоду Средневековья, к периоду Нового времени, к имперскому периоду. А сейчас он начал разрушать то, что для всех очевидно святое — память Великой отечественной войны. От Украины это не отличается абсолютно ничем.

В Белоруссии точно так же борются с георгиевской ленточкой. Просто делают это, скажем так, негласно. И это идет через устные распоряжения или распоряжения в соцсетях. Там точно так же (как и в Казахстане) пытаются заменить ее ленточкой в цветах национального флага. В Казахстане ведь Монумент славы тоже «подправили» — георгиевскую ленточку заменили лентой в цветах флага Казахстана.

Это идет во всех бывших республиках. Просто у нас есть определённые лоббисты Лукашенко, у которых с ним общий бизнес, и которым это выгодно. Они постоянно пытаются закрывать на это глаза, говорить, что все не так. Но вот Лукашенко, впрочем, как и Назарбаев в свое время всячески доказывает — нет, это действительно так.

Я, кстати, могу напомнить еще один казус. В свое время Александр Григорьевич сказал, что наиболее пострадавшими народами в Великую Отечественную были белорусы и ленинградцы. Оказывается, по его мнению, у нас ленинградцы — тоже особый народ.

— Он об этом в Петербурге сказал, куда приезжал этим летом по приглашению Владимира Путина.

— Да, конечно. Но бредовость подобных нынешних его речей очевидна. Хотя определенная логика в них есть — это максимальное дистанцирование от России. Выстраивание собственной идентичности, но на русофобской основе.

Просто раньше это делали с помощью апелляции, скажем, к Костюшко, Калиновскому… Нынешний министр иностранных дел Владимир Макей вообще как-то сказал, что Костюшко, Калиновский, Домейко — национальное достояние Белоруссии. С чего вдруг? Это чистейшие поляки, которые были участниками польских восстаний против Российской империи. Они белорусами себя не считали никогда. Наоборот — вешали православных белорусов, священников — всех, кто не разделял их стремления к восстановлению Речи Посполитой в границах 1772 года.

Так что это очень своевременный сигнал для нас: гуманитарная политика в Белоруссии сегодня — русофобская. Просто это мало афишируется Минском ради получения материальной прибыли. Ради получения дешевой нефти, газа, кредитов, рынков сбыта.

Сейчас Россия начала эти механизмы экономических дотаций и субсидирования сокращать, тормозить. На требование о компенсации за налоговый маневр очень хорошо ответил Осипов (Олег Осипов, пресс-секретарь главы российского правительства — ред.): нельзя получить компенсацию за то, что тебе не принадлежит.

Они требуют газ по внутрироссийским ценам, несмотря на то, что в рамках ЕАЭС цены на энергоносители должны прийти к единому знаменателю только в 2025 году. Все время апеллируют к ценам в Смоленской области. Но все-таки они — независимое государство, а не регион РФ. Пусть становятся регионом. И претендуют тогда на внутренние цены.

Здесь много, о чем можно говорить. Белорусское руководство постоянно пугает своих граждан: «Придут злобные российские олигархи и все у нас скупят». А «российские олигархи» в реальности — там, где им удалось войти в управление, — повышают зарплату в три раза.

И почему-то граждан не пугают тем, что их могут «скупить» китайские олигархи. Или арабские. А теперь уже — и казахстанские. Они чем-то отличаются от российских?

— Наверное, в Минске скоро узнают. Во всяком случае, Казахстан будет теперь поставлять нефть в Белоруссию. Лукашенко, вроде как, договорился.

— Казахстан, во-первых, выступает с совершенно другими ценовыми предложениями. Во-вторых, Казахстан резко возражает против реэкспорта нефти и нефтепродуктов. А мы как раз допускали подобный вариант.

Россия, в принципе, допускала вариант, при котором наше государство выступало в качестве сырьевого придатка Белоруссии. Мы поставляли по внутрироссийским ценам нефть, которую они перепродавали на Запад — либо в чистом виде, либо в виде нефтепродуктов. Более того, еще продавали ее на Украину в значительном количестве.

Теперь, если хотят, пусть договариваются с Казахстаном. Но Россия всегда будет защищать свои национальные и государственные интересы. Нравится это господину Лукашенко или не нравится — это уже значения иметь не будет.

— Речь даже не об этом. Просто трудно поверить, что о «не нашей войне» сказал президент страны, где была Хатынь.

— Что вы удивляетесь? Вот сейчас, например, в Белоруссии Верховный суд отклонил апелляцию по делу осужденного Вадима Шевченко. Это ополченец-белорус, воевавший в Донбассе. Сам он говорит, что его дед, который воевал в Великую Отечественную войну как раз с немецким фашизмом, перевернулся бы в гробу, узнав, что в современной Белоруссии человека осуждают за борьбу с фашизмом уже современным.

Но если это происходит в современной Белоруссии, то, наверное, о многом говорит. О том, какая там идейная база, какие там ценности — у руководства, конечно. У народа ценности в значительной степени прежние. Но куда ведет руководство — вот эта местечковая новая «шляхта» соседней страны — совершенно понятно.

Светлана Гомзикова
Просмотров: 737
Рекомендуем почитать
 
Новости Партнеров



Популярные новости
Скороговорки для развитие речи Кто на самом деле закрепощал украинских крестьян? Свастика - обережный символ славян Русский язык - то, о чём мы не догадываемся Чем опасны пси–генераторы? Невыгодные изобретения, которых боится мир