Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Фальстарт космической гонки Прогноз-2018: Будем нащупывать новое «дно» Будут ли "Соединенные Штаты Европы" воевать с Россией США ищут повод для войны с Россией
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Марин Ле Пен – президент: условия самого невероятного сценария

Избиратель Макрона в последний момент перед вторым туром может решить остаться дома. Для этого нужно совсем немного: слабая кампания Макрона и незначительный рост рейтинга Марин Ле Пен – всего на 2–4%

Результаты первого тура президентских выборов во Франции стали не только успехом Эммануэля Макрона, но и триумфом социологов, которые практически единогласно в точности спрогнозировали результаты. Результаты также практически полностью сгладили интригу второго тура, где в соответствии с прогнозами уверенно побеждает с разницей как минимум 20% лидер движения «В путь!» (приблизительный ориентир – 60% на 40%). Однако во всем этом единодушии появляется точка зрения, что итоги могут полностью разойтись с данными социологов. Есть факторы, делающие второй тур вовсе не таким рутинным, как это выглядит на первый взгляд.

Проблема первая – большое разочарование традиционных правых и левых сил, лишенных возможности во втором туре главных выборов страны выбирать по классической схеме между республиканцем и социалистом. Нынешние выборы отличались новым идеологическим расколом, который противопоставляет прогрессистов и антиглобалистов, но лишает значительную часть электората возможности осуществлять свой выбор в рамках традиционной парадигмы. Это первые президентские выборы в истории Франции, когда две самые крупные политические партии, сменяющие друг друга у власти, вдруг потеряли возможность бороться во втором туре за пост главы государства. Избиратели, привыкшие к логике правые-левые и не желающие поддерживать ни Макрона, ни Марин Ле Пен, оказались в трудной ситуации между выбором в пользу так называемого полезного голосования (за меньшее зло) и голосованием ногами.

Разумные эгоисты

По данным OpinionWay, только 41% избирателей Франсуа Фийона готовы поддержать Макрона, и 31% – Марин Ле Пен. Избиратели Николя Дюпон-Эньяна раскололись ровно пополам: по 37% за Марин Ле Пен и Макрона. Полевение электората Макрона, а также публичная поддержка крайне непопулярного Франсуа Олланда существенно снижают привлекательность лидера движения «В путь!» именно для правой части электората.

Ключевой же базой подпитки рейтинга Макрона остается левый избиратель, но и он оказался на распутье. Кризис социалистов в совокупности с динамичной и очень успешной кампанией харизматичного лидера «Непокорной Франции» привел к удивительно высокому результату Жан-Люка Меланшона – почти 20%. Однако он единственный, кто отказался рекомендовать своим избирателям поддержать Макрона. По данным OpinionWay, 50% отдавших за него голоса готовы поддержать лидера движения «В путь!», но 17% уже решили голосовать за Марин Ле Пен, а 33% предпочитают воздержаться. И это только начало кампании за второй тур. Интрига закручивается вокруг якобы скрытно ведущейся кампании с целью перетянуть избирателей Меланшона в лагерь Национального фронта. В интернете циркулирует листовка «Будущее вместе – это и с Марин Ле Пен», где по пунктам приводятся схожие тезисы программ двух кандидатов. В твиттере набирает популярность хештег #sansmoile7mai: «7 мая – без меня», а выбор между Макроном и Марин Ле Пен преподносится как выбор между чумой и холерой. Меланшон от этих лозунгов дистанцируется, но в сети появляется все больше призывов именно его симпатизантов как проголосовать ногами, так и поддержать лидера Национального фронта.

Проблема вторая – становление Национального фронта и Марин Ле Пен как все более системной политической силы, не только обозначившей свое прочное место на политической карте Франции, но и проецирующей его заметное расширение. Сегодня нередко можно встретить заявления экспертов и социологов, что избрание Марин Ле Пен – это вопрос времени, на следующей кампании она получит реальный шанс. «Может, не так страшен черт, как его малюют?» – вопрос, который все чаще задает себе французский избиратель, а треть, как говорила известный специалист по Национальному фронту Нонна Майер, хотя бы раз в жизни голосовал за Национальный фронт.

Превращаясь из маргинальной, радикальной силы в системную и более респектабельную, Марин Ле Пен начала притягивать в свой лагерь крупных правых политиков, не просто отказавшихся голосовать за Макрона, но агитирующих поддержать лидера Национального фронта во втором туре, – ситуация исключительная по сравнению с 2002 годом. И мотивы тут представлены комплексные, делающие поддержку Марин Ле Пен вопросом не простого принудительного выбора, а колоритной, сложной структуры побуждения.

Так, бывший министр при Николя Саркози Кристин Бутен заявила, что «Макрон – это невозможно. Он воплощение всего, что я не терплю: либеральный либертаризм, глобализация, деньги, банки», – отмечала она в интервью «Фигаро», подчеркивая, что голосование за Марин Ле Пен вовсе не означает поддержку Национального фронта. Бывший депутат от правых Франсуаз Остелье, отвечавшая за кампанию Франсуа Фийона в северных департаментах страны, готова проголосовать за Марин Ле Пен из чисто прагматических соображений: по ее мнению, это создаст условия для победы «Республиканцев» на парламентских выборах, формированию большинства в Национальной ассамблее и возможной коалиции Николя Баруа (поддержавшего Фийона и считавшегося его главным претендентом на пост премьер-министра) и Национального фронта. Правда, сам Баруа уже пытается осторожно заигрывать с Макроном, предлагая ему себя в качестве главы коалиционного правительства, если правые, конечно же, получат большинство по итогам выборов в июне (обязательная оговорка, чтобы не прослыть предателем). Но интересно тут и другое – часть республиканцев в поисках спасения для своей партии готовы отдать пост президента Марин Ле Пен, считая, что это вернет им шансы на парламентских выборах.

Среди правых есть и те, кто делает свой выбор и по чисто идеологическим мотивам: мэр города Виссу Ришар Тринкиер от республиканцев (правда, поддержавший на выборах Николя Дюпон-Эньяна) в своем твиттере дал понять, что проголосует «за Францию», исключив поддержку Макрона или иные варианты электорального поведения («против всех» или голосование ногами). Он известен исламофобскими высказываниями и отчетливо демонстрирует интерес к ключевым, причем наиболее радикальным тезисам программы Национального фронта, а его призыв однозначен: за Ле Пен во втором туре.

При этом не надо забывать, что большинство лидеров «Республиканцев» в той или иной форме высказались за соблюдение «республиканской дисциплины». Фийон, Саркози и Жюппе, три ключевых лидера Республиканской партии, призвали голосовать против Марин Ле Пен. Лидеры тех регионов, которые победили в 2015 году Национальный фронт с помощью левых, – Ксавье Бертран, Кристиан Эстрози и Валери Пекресс выступают за активную поддержку Макрона. Возникла даже идея организовать в Ницце совместный с Эстрози митинг Макрона. И Эстрози, и бывший министр сельского хозяйства Брюно Ле Мэр не исключают, что они будут работать в команде Макрона. «Мы не можем позволить превратить Францию в неуправляемую страну», – заявил Эстрози. Лидеры движения «В путь!» активно окучивают республиканских лидеров, зачастую не замечая протянутой руки руководителей Соцпартии (например, бывшего премьера Мануэля Вальса). Речь идет о предоставлении инвеституры на парламентских выборах или о предложениях занять министерские посты или даже пост премьера.

Макрон, Ле Пен и физика

Проблема третья – идеологический туман Макрона. Как показало исследование OpinionWay, только 39% тех, кто проголосовал за лидера движения «В путь!» в первом туре, верят в то, что его победа улучшит их персональное положение (у Марин Ле Пен таковых аж 74%). Это самая низкая цифра среди всех кандидатов первого тура, указывающая, как сказал социолог Бруно Жанбар, на отсутствие у Макрона именно содержательно привлекательного проекта для значительной части его электората. А половина его избирателей и вовсе проголосовала за него исходя из нежелания видеть во втором туре Марин Ле Пен и Франсуа Фийона. Это ведет к тому, что второй тур президентских выборов превращается не в дуэль Макрона и Марин Ле Пен, а в битву аргументов за или против последней.

Проблема четвертая – те самые indecis – неопределившиеся, которых так боялись социологи и эксперты перед первым туром (именно они могли перекроить всю электоральную карту), но не оказавшие существенного влияния на итоги голосования. По последним данным Ipsos, 12% из тех, кто точно пойдет голосовать, не хотят раскрывать свой выбор; 15% тех, кто примет участие в голосовании, допускают изменение своего мнения. К ним добавляются те, кто не решил, пойдет ли голосовать вообще.

Колеблющиеся – самый главный риск для Макрона, на это указал взбудораживший экспертное сообщество физик Серж Галам, предсказавший в свое время итоги референдума в Великобритании, победу Дональда Трампа на президентских выборах в США и победу Франсуа Фийона на праймериз правых (когда все еще верили в президентские будущее Алена Жюппе). «Смешно смотреть, насколько социологи гордятся своими прогнозами. Они правы, но ничто не застраховывает от новых ошибок», – предостерег он, подчеркнув, что не нужно сбрасывать со счетов возможную победу Марин Ле Пен. Во-первых, указывает он, она ведет крайне динамичную кампанию. Действительно, в первые дни после выборов она сразу вернулась к активным поездкам, в то время как Макрона критиковали за преждевременное и некрасивое празднование своей победы в престижном парижском ресторане «Ротонд» (как будто второй тур уже в кармане). Во-вторых, указывает физик, в день голосования могут сыграть разные мотивы отказа от поддержки того или иного кандидата: «Избиратели, проголосовавшие за Фийона или Меланшона, строили свой анализ исходя из критики либо олландизма, либо либерализма. Для них проголосовать за Макрона во втором туре вопрос этический и идеологический. Вдобавок их переполняет горечь обиды украденной победы, ведь и Фийону, и Меланшону не хватило всего чуть-чуть для прохождения во второй тур».

В своей модели Серж Галам показывает, что если исходить из того, что сейчас рейтинг Марин Ле Пен 42% (это самый большой показатель из всех социологических групп), а явка составит рекордно низкие 76%, то в итоге лидер Национального фронта может набрать 50,07%. Это при условии, что 90% из тех, кто был готов проголосовать за Марин Ле Пен, придут на участки, в то время как избиратели Макрона составят лишь 65% от тех, кто декларировал свое намерение поддержать лидера движения «В путь!». Иными словами, избиратель Макрона в последний момент перед вторым туром может решить остаться дома. Для этого нужно совсем немного: слабая кампания Макрона и незначительный рост рейтинга Марин Ле Пен – всего на 2–4%.

Сам исследователь многократно оговаривается, что это лишь гипотетическая математическая модель, которая совершенно не указывает на реальные шансы Марин Ле Пен занять Елисейский дворец. Однако своим анализом он призывает коллег быть осторожней и учитывать шире факторы, которые эксперты склонны недооценивать.

Но справедливости ради стоит отметить, что пока шансов на реализацию описанного выше сценария все же не очень много. По данным Ipsos, уверенность в своем выборе у опрошенных остается весьма высокой, а колеблются как раз вовсе не избиратели Макрона (всего 8%), а электорат Марин Ле Пен (15%). Еще один аргумент против Марин Ле Пен – относительно низкий приоритет ее профильных тем для избирателя: борьба с терроризмом стоит лишь на четвертом месте среди проблемных тем, миграция – на пятом. Первые же места занимают такие вопросы, как трудоустройство, социальная защита и покупательная способность. Наконец, весьма убедительным аргументом против всех разговоров вокруг возможной победы Марин Ле Пен является тот факт, что на сегодня, как ни крути, разница в рейтингах составляет 20%, в то время как и в преддверии референдума в Великобритании, и в преддверии выборов президента США конкуренция велась за считаные проценты.

В действительности одной из самых незаметных ловушек для Макрона может стать именно его уверенность в своей победе, что сильно влияет на ожидания электората в отношении итогов выборов. Если Марин Ле Пен не пройдет, а Макрон уже одной ногой в Елисейском дворце, проще оставаться в стороне от не самого понятного и часто не самого приятного выбора. Это может быть именно тем случаем, когда отсутствие интриги и рутинизация кампании могут повлиять на исходные данные голосования.

Игорь Бунин, Татьяна Становая

Просмотров: 1079
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Мольфары - потомки славянских волхвов Карпат Добро всегда побеждает зло Аленький цветочек Как людей разводят на работу? Правда об Иисусе Христе, Магдалине, Иоане Крестителе и Тамплиерах Город Богов плывущий в космосе