— Господин Кива, вы как бандеровец выведите свою Социалистическую партию на шествие, посвященное годовщине УПА (запрещена в РФ — ред.)?

— А почему вы решили, что я бандеровец?

-Ну, вы же до того, как возглавить Соцпартию, были в «Правом секторе» (запрещен в РФ — ред.), члены которого воевали под бандеровским красно-черным флагом, признавали Бандеру своим «вождем и учителем» и разделяли идеологию интегрального национализма.

— Я в «Правом секторе» родину защищал. А в партии «Правый сектор» я не состоял. Чтобы у вас было понимание, что эта организация, а не партия, первой взяла в руки оружие и пошла защищать Родину, она первой встала на защиту территориальной целостности и на защиту суверенитета точно так же, как это сделал мой дед, Герой Советского Союза, когда на СССР напали фашисты.

Когда на Украину напала Россия, я точно так же встал и пошел защищать свою Родину. А мне все равно, в каком формате было идти: в добровольческом батальоне или в системе МВД. Моя задача была в том, чтобы выполнить свой мужской долг и свою мужскую обязанность.

— То есть бандеровскую идеологию вы не разделяете?

— Послушайте, я не разделяю ту идеологию, которая ослабляет обороноспособность моей Родины, а все то, что ее укрепляет и приведет к возврату ее территории, я буду поддерживать и буду укреплять.

Бандера — это исторический персонаж, который заслуживает своего присутствия в украинской истории и идеологии. Его нельзя вычеркивать. Точно так же, как и Сталин присутствовал в идеологии и истории СССР. Бандера — это тот, кто любил свою родину. Бандера — это украинец, который был готов принести себя в жертву Украине.

— Так все-таки вы как человек, уважающий Бандеру, и ваши соратники-социалисты будете принимать участие в завтрашнем шествии украинских националистов?

— Нет, завтра мы не принимаем участия. Но для нас Покрова является одним из важнейших праздников. В Украине это также и праздник защитника отечества, это праздник тех, кто готов пожертвовать своими жизнями ради Родины.

В основе социалистической идеологии лежит самопожертвование и защита своей земли. Сегодня левый электорат станет той мощной структурой, которая будет готова защищать территориальную целостность Украины.

— Скажите, а левые в таком случае должны принимать участие в шествиях украинских националистов, посвященных годовщине УПА?

— Эти шествия посвящены не только годовщине УПА, но в них принимают участие и те люди, которые являются стержнем нации, защитой нации, защитой целостности нашей страны; это и шествие добровольческого движения в том числе. Поэтому не коверкайте и не сводите завтрашний праздник до формата Степана Бандеры, которого я лично уважаю, и к которому я уважительно отношусь как к личности, готовой к самопожертвованию во имя своей земли.

То, что вам, русским, не нравится Бандера, то это не значит, что он есть отрицательный персонаж в истории Украины. Бандера — это тот человек, который пожертвовал собой ради своей страны.

— Вы, будучи главой Социалистической партии, как относитесь к идеологии интегрального национализма, которую исповедовали Бандера и Шухевич?

— Идеологии либерального национализма?

— Нет-нет, интегрального национализма? Ее как раз Бандера и Шухевич исповедовали.

— А, интегрального национализма… Я вам больше хочу сказать: в моем понимании сегодняшнее социалистическое движение не только в Европе, но и в самой Украине, получило новый импульс. Это будет платформа, которая будет строить страну патриотизма с новыми людьми, готовыми к самопожертвованию…

— Так все-таки по поводу своего отношения к идеологии интегрального национализма что-то скажете?

— Нет.

— Социалисты — это всегда интернационалисты, а вот Илья Кива интернационалист?

— Вы правильно все говорите. Они объединены общей идеей, но в сегодняшней ситуации, когда суверенитет моей Родины нарушен, я больше националист, чем интернационалист. И в этом заслуга Владимира Владимировича Путина и кремлевского режима.

Заслуга Кремля в том, что у нас появился сегодня такой мощный стержень как украинские националисты. Не нацистов, а все-таки националистов. И я этому — самое прямое подтверждение.

Я был рожден в СССР, чтил идеи социального равенства, воспитывался в крайне коммунистической семье и имел самое теплое отношение к России, считая русских братским народом. До 35 лет я не разговаривал на украинском и, честно говоря, я сильно не воспринимал Украину как государство.

Но с приходом военного сапога российской армии в Украину и с первым убитым моим товарищем (он погиб под Дебальцево) во мне родился националист. И самое главное: сына своего я буду воспитывать на этих устоях. Если мне пришлось идти защищать Родину, то и сыну, может быть, придется.

Нас, украинцев, русских и белорусов, Родину учили любить за одними партами, поэтому за свою землю мы будем умирать с одинаковым остервенением. И своего сына я буду воспитывать в этих же устоях, в которых меня воспитывал мой дед.

— Возвращаясь к УПА, годовщину которой завтра отметят украинские националисты. Как вы относитесь к Волынской резне, которую устроила УПА? Это был, по-вашему, геноцид польского народа?

— Послушайте, любая война — это грязь. Для того, чтобы оценивать эти ситуации, надо в них оказаться в то время, и в том месте.

Вот вы попробуйте оценить мои действия под Дебальцево, когда нас расстреливали и вели по коридорам смерти, которые нам устроила российская армия. Человек, который не стоял тогда со мной рядом, не имеет права давать мне какую-либо оценку. А действия, которые тогда были предприняты, нам сегодня кажутся безумными, а, может быть, и кровожадными. Но я вам хочу сказать, что все действия, которые были направлены на защиту своей Отчизны и земли, являются правомерными и имеют право на существование.

— То, что украинские националисты тогда, в 1943 году, вырезали 100 тысяч мирного польского населения — женщин, стариков, детей, мирных крестьян — это были действия, направленные на защиту своей земли и отчизны?

— Вы знаете, что советский режим уничтожил порядка 100 миллионов человек, начиная с Гражданской войны. Вспомните, голодомор на Украине. Тогда это все было сложно понимать и воспринимать.

Я не оправдываю уничтожение детей и женщин. Это мое восприятие как офицера, и как военного. Но я знаю, что есть обстоятельства, которые требуют от тебя безжалостного уничтожения противника, потому что от этого зависит будущее твоей Родины. Всё!

Я не буду оправдывать убийства детей, но мне не жалко противника.

Николай Подкопаев