Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Пленки Коновода Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 04 декабря 2016 (7525) Конгресс ссорит Трампа с Россией Украина готовит в Донбассе «майдан»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Майдан превращается в Запорожскую Сечь

...Кто-то настойчиво стучал в окно ресторана, расположенного на втором этаже киевской гостиницы «Украина». Поворачиваться не хотелось, потому там был майдан - пыльный и страшный, такой, каким я увидела его после бала. В пустом зале я была одна, видимо, настолько давно одна, что мальчик-официант при каждой строчке заказа вспыхивал от счастья. Туристов в Киеве теперь мало. «Спасибо, что приехали! - расцвела уборщица, открывая номер, - а то у нас заработков нема!» Вот тебе и весь украинский национализм… Когда на майдане шли бои и из окон гостиницы стреляли неизвестные снайперы, они всей сменой - и официант, и уборщица - сидели в подвале, а я у телевизора в Москве, и между нами была пропасть.

В окно стукнули опять. Я повернулась и ахнула: это была пыльная новогодняя гирлянда, которой гостиницу украсили накануне нынешней революционной зимы, а снять забыли. На фоне похоронных венков и лампадок это несоответствие декораций смотрелось дико. Поэтому на мою карту памяти майдан запишется именно таким: пропитанным болью, вонью и дымом. И чем-то еще, неопознанным и намертво впитавшимся в волосы. Наверное, запахом недавней смерти, который никак не выветривается и преследует тебя потом, как болезнь.

Свой - чужой

Все могло быть иначе, попади я туда в самом начале пьесы. Верю тем, кто рассказывает про романтику ночных дежурств и подлинное коммунарское братство - термосы, пирожки и одеяла, которые сюда несли, и правда были от души, как и искреннее желание сделать мир лучше. «Это было как…наша Олимпиада!» - восторженно рассказывали киевляне. Но та картина, которую я увидела в марте, выглядела так: лысые мостовые с выдранной брусчаткой и горы цветов в память о «Небесной сотне» - их для удобства продают здесь же, на майдане, чтобы далеко не ходить. Пожухлые охапки гвоздик никто не убирает, потому рядом с баррикадами из мусора вырастают новые, из цветов. Пахнет неубранными туалетами, по соседству с которыми раздают борщ, бутерброды с салом и кашу. Дрожат на ветру похоронные венки, мишура от неубранных новогодних елок и детские рисунки, на которых российский флаг перечеркнут черным крестом. Между палаток бродит студент-аниматор в костюме мишки, предлагая сфотографироваться. «Можно и за рубли», - смущенно сипит он из-под маски. А над всем этим безумием возвышается сгоревший Дом профсоюзов - будто бы на дворе не 2014-й, а 1944-й и немцы из Киева только что ушли...

Ощущение ада! Город, который до сих пор не вышел из-под гипноза, стоит на краю черной воронки по имени Майдан и питается энергией некрополя… Не хочу обидеть тех, кто майдан боготворит, но врать не могу: после него хочется бежать в церковь. Или в душ.

Пахнет дымом - это топят печки грязные мужики в камуфляже, не «Правый сектор», нет - скорее безработные, те, кому велено держать майдан действующим. Они озлоблены, но безопасны. Плакаты, на которых русские изображены исключительно бурлаками на Волге, а украинцы - запорожскими казаками, пишущими письмо султану, не в счет: проверено на себе - по-русски можно говорить абсолютно свободно, в цепочке ненависти («Путин - Россия - русские») язык пока никакого места не занимает.

- Почему вы отсюда не уходите? Вы же своего добились?

- Как это - всего? А Януковича на гиляку (виселицу. - Авт.)? Он же тиран! Диктатор! Сталин! - пытаются они убедить самих себя.

Последний в этом месте, наверное, задохнулся бы от смеха… На роль тирана Янукович явно не тянет, из всех его грехов главный - дом в Межигорье, пышное убранство которого показали по телевизору. Ну и еще «отжим бизнеса», которым славилась его власть, на что жаловались абсолютно все.

Суть этой ненависти - зависть, а она от бедности. За последнюю четверть века в жизни этих мужиков ничего не изменилось.

- У нас в Украине 16 миллиардеров, и 14 среди них - жиды! - простодушно делятся они вновь приобретенными знаниями.

Я сказала им, что я не из Москвы, а из Таллина, вот они и откровенничают. И рассуждают вслух: это правильно, что русским в Прибалтике не дали гражданство, мы тоже не дадим. Сначала надо все сделать для своих!

Поэтому ночью, когда по улице мимо проходит вооруженный патруль бойцов самообороны, я на всякий случай вжимаюсь в стену. Стая бездомных собак, которая трусит в соседнем переулке, кажется безопаснее, потому что собаки вооружены только зубами, а люди - до зубов. Линия «свой - чужой» в дни революции может пройти там, где не ждешь.

Кого считать Петлюрой?

Михаил Булгаков все это уже однажды описал в «Белой гвардии». Сплошные параллели: действие тоже происходит зимой и почти на тех же улицах.

Вот куда мне надо - в Музей Булгакова! Там наверняка знают, кого в нынешнем Киеве считать Петлюрой. Вот этих, захвативших майдан? Или тех, кто подписывает революционные законы? И кто выступит в роли большевиков и воспользуется результатами анархии?

- И я, и Музей Булгакова в полном своем составе были участниками майдана, - отрезвляюще чеканит слова директор музея Людмила Викторовна Губианури. - Роман «Белая гвардия» был о Гражданской войне, а наша война - против криминальной власти. Мы не захотели в этом жить и имеем на это полное право, потому что были нарушены все законы, по которым может жить современный человек в XXI веке. 80 процентов майдана - это люди с двумя высшими образованиями и знанием иностранных языков. Это цвет нации! Посмотрите список ребят, которые погибли, все мальчики - поэты, художники, музыканты. Они защищали палками свою землю и свое право на жизнь! Музей Булгакова возник в независимой Украине, мы недавно делали конференцию всех русских музеев и русских театров с большой просьбой не защищать нас, потому что нас не от кого защищать! У нас единственная просьба - чтобы нас Россия оставила в покое!

- Я не видела на майдане людей, о которых вы говорите. Только люмпен-пролетариат...

- Что вы от них хотите, - обиделась Людмила Викторовна. - Они уже здесь три месяца! Они спят в палатках, плохо едят, не моются - но это наши защитники! Они потому и не уходят - куда ж они уйдут, если Янукович дает позывные, что он - президент! Революция не может состоять только из интеллигентов. Приходите на майдан в воскресенье, когда там проходит вече, - вы увидите, сколько там стихов и живописи. Эта та молодежь, которая выросла в независимой Украине. Настоящие украинцы, они не знают, что такое Советский Союз! Им неинтересны все эти рассуждения по поводу русского мира, но зато они представляют, что такое жизнь в Европе.

«Ага!» - внутренне рассмеялась я, вспоминая, как полчаса назад молоденькая продавщица в магазине советовала: «Возьмите эти конфеты! Почти как советские!»

Зря смеялась. Через день после этого интервью на двери музея появилось объявление: «Лицам, поддерживающим военную оккупацию Украины, вход в наш музей нежелателен»…

Термин «булгаковщина» мы привыкли относить к Москве, подразумевая чертовщину на Патриарших прудах. А оказалось, он больше подходит Киеву.

Запад им поможет

Но эксперимент по попытке полюбить майдан следовало довести до конца. И в воскресенье я пошла на вече.

Лица на этот раз и правда были другими. Как и речи - группа женщин предпенсионного возраста горячо обсуждала идею военного переворота: «Власть в стране должны взять генералы. И двигать, двигать уже скорее войска на Крым!»

Вдруг по толпе прокатился радостный гул - на сцену входила большая группа живущих на Украине иностранцев с флагами. Примерно так же, помню, народ реагировал в Грузии, когда через пару-тройку недель после войны 2008 года жители Батуми выстроились в цепочку, мимо которой в машине с открытым верхом проехал невесть откуда взявшийся чернокожий гражданин. «Запад нам поможет!» - явственно прочитывалось в том гуле. И в этом тоже.

Участники митинга стали один за одним выходить к микрофону, представляя себя как фрукты из рекламы сока «Фруктовый сад»: «Я - голландец! Мы любим вас, украинцы!», «Я - датчанин. В России пока не знают, что такое свобода, но тоже скоро поймут», «Я - турок. Турция поддерживает вас с самого начала!»

«Ну а наш Крым ждет ваш флот», - гостеприимно отозвался ведущий. Все восторженно зааплодировали.

«В пятницу мы уже будем в Европе! А Путину скажем фак!» - храбро выкрикнул еще один носитель европейской ментальности. «Дякуэмо, дякуэмо!» - обрадовалась толпа.

С периодичностью примерно раз в две минуты со сцены кричали: «Слава Украине!» - будто зомбировали. «Героям слава!» - заходилась в восторге площадь. Я бы написала, конечно, что это действо напоминает коллективную молитву в тоталитарной секте, но… Проблема в том, что сектой тут являются все.

Революционная бесконечность

- У Украины такая история! Ну почему вы из сундуков вытащили и сделали героем Степана Бандеру и этот скомпрометировавший себя лозунг? - спрашиваю активиста майдана Владимира Кочеткова-Сукача.

- А чем Бандера себя скомпрометировал? - взрывается тот. - Тем, что за ним НКВД гонялся? И убил? Хотите знать, что происходит? Здесь переплавляется кровь. Когда человек проходит настоящую опасность и понимает, что его завтра могут убить или посадить в тюрьму, он говорит: я не сдамся! И принимает тот лозунг, который для него актуален. Бандера, Шухевич и их сподвижники вели обыкновенную повстанческую жизнь.

- Но почему ваша революция никак не заканчивается?

- Потому что майдан должен быть точкой для мобилизации протестов, в случае если ситуация снова приобретет опасные формы. То ли это будет начало российского вторжения, то ли попытка внутренней контрреволюции.

- То есть это процесс бесконечный?

- А сколько было французских революций? Больше 60 лет ушло суммарно. Мы с конца ноября все время ждали разгона. Я проводил на майдане по 6 - 8 часов нон-стоп на протяжении всего этого времени!

Энтузиазм Владимира незамеченным не остался. Теперь он работает в антикоррупционном комитете вместе с Татьяной Черновол. «Это та журналистка, которая первая через забор залезла в резиденцию Януковича», - не без гордости охарактеризовал он свою шефиню.

- А почему вы не лезете через забор к Арсению Яценюку, Юлии Тимошенко или Петру Порошенко?

- Что там залазить? Все видели этот домик несчастный Яценюка. Вы ставите вопрос, что мы должны гоняться за любым богатым. Нет! Хочет человек иметь - пусть имеет. Порошенко - миллиардер, но мне ничего плохого не сделал. Мне плохо сделал Янукович, и он за это будет наказан.

- Какая-то у вас избирательная справедливость…

- У нас будет схема, аналогичная Грузии, - максимальное выведение в электронный вид всех операций, связанных с тендерами и госзакупками, чтобы снизить пространство, где коррупция возможна.

- Ага. Только там вся эта борьба закончилась пытками в тюрьмах...

- Я лично встречался с Саакашвили и могу составить впечатление о его диктаторских замашках. Но это не имеет отношения к тому, что коррупцию в стране он поборол!

- У вас есть прогноз насчет того, что с Украиной будет дальше?

- Есть, и он замечательный! Сейчас Россия начнет отступать, все проплаченные люди успокоятся, начнется процесс восстановления государственности и реформ. И за годик-два все в корне начнет меняться. То, что Крым не будет русским, понятно всем, кроме русских. Потому что только 40 процентов крымчан готовы к переходу в другое государство.

- Как! Там же все 97!

И тут мой собеседник рассвирепел:

- Если вы говорите, что вы - журналист объективный, то этот разговор ни о чем! - сказал он и ушел, вернув мне мою визитку.

Синдром Майдана

Это хорошо. По крайней мере честно. Гораздо тяжелее в сегодняшнем Киеве общаться со старыми друзьями и понимать, что они вот-вот станут бывшими. Слово «Крым» для русских и украинцев стало общим паролем к одной шкатулке. Сидишь, не зная, о чем говорить, и прячешь глаза, хотя не чувствуешь себя виноватым. И человек напротив тебя тоже прячет и тоже не чувствует.

Особенно тяжко объяснять то, что происходит, молодым - в их 25-летнем мире Крым всегда был украинским.

- Это же ужас, - в потрясении говорят они, - вы только представьте: люди проснулись в другой стране!

Как никто другой представляем! Уже однажды просыпались... И, ухнув потом в черную дыру, долго выкарабкивались наверх. Но выбрались. И самая главная несправедливость на самом деле заключается именно в том, что украинцам предстоит ухать туда повторно. Их мир сейчас рушится из-за ощущения всеобщей обманутости. На майдане думают, что их обвели вокруг пальца, - не для того они тут погибали, чтобы уйти под власть олигархов. Главный итог киевской революции в том, что «донецких» сменили «днепропетровские». И за это стоило погибать?

Те, кто симпатизировал России и майдан критиковал, тоже пребывают в легкой прострации: получается, они способствовали «оккупации» Крыма. А у тех, кто майдан поддерживал, а таких многие тысячи («Не было ни одного из моих знакомых, кто бы не возил сюда еду, одеяла и бинты, - рассказывал успешный киевский коллега, которого сложно заподозрить в любви к походной романтике. - Авт.), - подорвана психика. Привычка к адреналину, который киевляне получали на протяжении трех зимних месяцев, делает их революционными наркоманами.

Гетмана геть! Опять?

«Когда ж это все закончится? Не в смысле выборов и бесконечной борьбы власти и оппозиции. Когда разгребут эту черную воронку в центре Киева, которую зачем-то законсервировали, придав натуральному свинарнику сакральный смысл?» - раздумывала я, выходя с пресс-конференции лидера партии УДАР Виталия Кличко и разглядывая, как ветер гоняет по майдану мусор. И тут услышала:

- Защитите Киев! Не распускайте самооборону! Мы боимся пророссийских георгиевских кавалеров с ножами!

Это были активистки майдана с самодельными плакатами. Все три зимних месяца они были востребованы - ездили сюда по ночам, стирали иногородним белье, резали бутерброды. А теперь оказались никому не нужны. Это ли не трагедия?

- Милиция не справляется. Под видом самообороны происходит большое количество мародерства, - вежливо объяснял им Кличко голосом практикующего психиатра.

- Вы боитесь не этого, - неожиданно заключил он, напрочь опровергая шуточки насчет своеобразного боксерского интеллекта. - Вы боитесь того, что те, кто придет во власть, будут такими же, как и прежние…

Мысль, которую мы, россияне, пытались донести до украинцев с первого дня их революционного шабаша, до Киева все-таки долетела, несмотря на информационную блокаду. И это было поразительно...

- Вы, наверное, именно за Кличко проголосуете? - уважительно поинтересовалась я у активисток, закручивающих в трубочки свои плакаты. Их ответ заставил меня молчать до самой Москвы.

- А зачем нам ОДИН лидер? - удивились они. - Общий лидер нужен людям - рабам, которые хотят царя. А у нас вече. Это Украина! В Украине была всегда козацька рада. Так вот: козацька рада и есть майдан!

Вам понятно? Именно это устройство общества, описанное Гоголем в «Тарасе Бульбе», и представляется киевским революционерам идеальным. Как только гетман перестанет устраивать народные массы, ему немедленно кричат: не любо, геть, хотим нового! И так каждые два месяца...

Поэтому правы были те, кто на днях попытался разбить на майдане грядки и разводить свиней и кур. Здесь все надолго. Зачем расходиться, если ближайшее «геть» может прозвучать уже завтра?

Голос психолога в толпе никто не услышит

Прокомментировать эти зарисовки из жизни сегодняшнего Майдана согласился доктор психологических наук, заместитель директора института психологии РАН Андрей ЮРЕВИЧ:

- Джина, выпущенного из бутылки, рациональными средствами загнать обратно довольно трудно. Революционную толпу вообще очень сложно остановить даже в тех ситуациях, когда цели революции достигнуты. Отсюда феномен того, что начинают делать революционеры, придя к власти - это уничтожать друг друга. Кроме того, такая возбужденная агрессивная толпа сразу остановиться не может: многие люди просто отвыкают от естественного образа жизни, от размеренных будней, когда нужно вставать с утра и идти на работу. И, кстати, феномены гражданских войн, которые очень часто сопутствуют революциям, во многом объясняются тем, что агрессивные настроения продолжают выплескиваться. Новые власти пытаются обуздать ту революционную энергию масс, используя которую они к власти и пришли. Но одно дело - использовать эту энергию во время революционных действий, другое - ее приручить и утихомирить.

Механизм вывода людей из этого состояния существует, но беда в том, что психологи не работают с большими массами населения. В толпе голос психолога услышан не будет. Если бы из этой толпы можно было бы извлекать людей небольшими группами и работать, тогда, наверное, результат был бы. Конечно, желательно, чтобы психологи работали и с самими революционерами тоже, но об этом можно только мечтать, потому что революционеры считают, что они абсолютно непогрешимы. Хотя психологические исследования революций говорят о том, что если бы эти люди в свое время обращались к психологам - то, возможно, они революционерами бы и не стали.

Предсказать, когда это все на Майдане закончится, довольно трудно. Украина ходит по кругу - регулярно они революционным путем приводят кого-то к власти, через какое-то время возникает массовое недовольство революционно выстроенной властью, эта власть свергается и т.д. Вроде бы рационально пора понять, что жизнь от этих революций лучше не становится. При всем нашем ментальном сходстве с украинцами здесь и кроется граница существенных различий, потому что 20 век научил Россию тому, что революции бессмысленны, они не оказывают позитивного влияния на жизнь, зло таится в самом человеке, а не в социальной системе. У нас, вероятно, выработался иммунитет к революциям, чего нет у наших украинских братьев. В них заметна некая магическая установка, вера в то, что жизнь радикально изменится от того, что одна власть сменится на другую.

Галина Сапожникова

Просмотров: 1324
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Другой взгляд на историю Руси Город, плывущий в космосе - Город Бога Свобода от денег Свастика - обережный символ славян О рунах и тайных знаниях славян Немецкие солдаты о советских солдатах