Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Почему Роскомнадзор прав в своих претензиях к Google Тайный агент Вашингтона: Саакашвили раскачивает политическую обстановку на Украине по заданию США? Сравнительный анализ русского и немецкого культурно-психологического типа в битвах Великой Отечественной войны — I Пенсионная реформа на Украине — мина, заложенная под правительство
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Международная оценка армии Украины

Оборонный потенциал «незалежной»: утрата позиций компенсируется милитаризацией

День Рождества — 7 января 2017 г.— стал болезненным напоминанием о подлинной трагедии Украины: длительность затяжного вооруженного конфликта на востоке страны, по разным соображениям официально именуемого властями «антитеррористической операцией», перешагнула рубеж в 1000 суток, пишет украинский еженедельник «2000».

Без малого три года АТО остается неисчерпаемым источником человеческого горя (погибли тысячи, ранены десятки тысяч людей), беспощадных экономических потрясений для граждан и государства в целом, вынужденного невиданными ранее темпами наращивать расходы на оборону и проводить политику милитаризации страны, скажем прямо, в ущерб многим социальным программам и проектам развития.

Насколько плодотворны и эффективны усилия государства (и речь идет не только о правительстве, но и о рядовых гражданах, добровольно оказывающих помощь армии) в деле укрепления оборонного потенциала Украины? Мы слышим диаметрально противоположные оценки мощи вооруженных сил и степени прочности украинской обороны. Пока одни яростно сетуют на тотальную «зраду», другие бодро рапортуют об очередных «звитягах». К сожалению, доминирует откровенно примитивистский подход, а его апологеты (находящиеся по разные стороны виртуальных баррикад) слишком часто игнорируют вполне объективные факты, радикально искажая реальную картину.

Нам действительно сложно объективно оценивать непосредственно касающуюся каждого из нас ситуацию: как минимум мы все еще ослеплены избыточно высоким накалом эмоций. А потому в нашем случае особую ценность представляет взгляд со стороны — к примеру, независимое экспертное мнение.

Его источником можно считать международные рейтинги, оценивающие потенциал и мощь национальных армий с учетом целого ряда факторов. Естественно, на полную объективность их составители явно не претендуют, но такие индексы все же позволяют собрать близкую к реальности картину.

А выглядит она так: вооруженный конфликт активно съедает оборонный потенциал и подрывает военную мощь Украины, но процессы милитаризации — пусть и отчасти — несколько компенсируют этот негативный тренд. Именно к этой мысли подводит анализ выводов двух наиболее авторитетных мировых рейтингов за три минувших года АТО.

Global Fire Power: минус 9

Немалой популярностью в мире пользуется Глобальный индекс военной мощи GFP, оценивающий потенциал 126 (ранее 106) государств планеты. Его составители тщательно анализируют более 50 различных факторов, в том числе оборонный бюджет, количество военной техники, численность подлежащих призыву граждан, положение дел в экономике, наличие природных ресурсов и географическое положение. При этом при составлении рейтинга не учитывается ни наличие ядерного оружия, ни тип государственного устройства.

Есть у индекса весьма существенный недостаток: его составители все внимание уделяют количеству, игнорируя весомые различия в качестве вооружений. В итоге 78 откровенно давно устаревших подводных лодок КНДР приносят этой стране высокие позиции в индексе. Кроме того, наличие мощного флота тоже не играет определяющей роли, поскольку GFP не снижает баллы странам, лишенным выхода к морю, отмечает Business Insider.

Лидеры не меняются — это США, Россия, Китай, Индия, Франция. А Украина в индексе GFP традиционно входит в рейтинг 35 сильнейших государств, но плавно сдает позиции. Так, если в 2014 г. мы занимали 21-ю строчку рейтинга, то в 2015-м — 25-ю, а в 2016-м — уже 30-ю.

Эксперты поясняют такое положение дел ведением боевых действий на востоке: страна потеряла практически половину бронетехники и авиации, а оборонный бюджет в долларовом исчислении не изменился и составляет $ 4,88 млрд. Безвозвратно утеряна базировавшаяся в Крыму военная техника. Немалую роль играет и слабость ВМС — по этому показателю наша страна занимает лишь 74-е место.

Впрочем, по количеству танков — 2809 — мы в рейтинге на 11-й строчке (как и по числу единиц буксируемой артиллерии — 1669), а по БМП и БТР — 8217 единиц — на 6-м. По общему количеству летательных аппаратов — 234 — Украина 44-я, а по числу истребителей — 39 самолетов — 48-я в мире. Для сравнения: у РФ — 751 истребитель, у КНР — 1230. Обилием вертолетов мы тоже похвастать не можем — всего 92 аппарата и 44-е место в индексе. Зато реактивной артиллерии залпового огня у нас по сравнению с другими странами в достатке — 625 установок, что приносит Украине 10-е место (у РФ таких установок 3793).

Наши оборонные расходы (40-е место в мире) в $ 4,88 млрд. выглядят скромными на фоне лидеров: у США и КНР они достигают соответственно $ 581 млрд. и $ 151 млрд., а у РФ — $ 55 млрд. Тем не менее, соседи Украины по рейтингу, весьма респектабельные государства — Кувейт, Бельгия и Таиланд, — тратят незначительно больше, а Швейцария, Малайзия, ЮАР, Дания, Египет и Аргентина укладываются даже в более скромные суммы. При этом по валютным резервам (менее $ 15 млрд.) Украина занимает только 67-ю строчку рейтинга, существенно отставая от упомянутых государств.

Значимую роль играет численность вооруженных сил и резервы для ее пополнения. В Украине призывного возраста ежегодно достигают 482 тыс. человек (49-е место), а по количеству военнослужащих — 160 тыс. — мы делим 35—36-е место с Израилем. Зато по числу резервистов — 1 млн. граждан — у нас 12-е место на планете. При этом в случае всеобщей мобилизации государство имеет возможность призвать 15,7 млн. человек, и это 30-й показатель в мире.

Рейтинг милитаризации: плюс 8

Глобальный индекс милитаризации (Global Militarization Index) Международного центра конверсии в Бонне (BICC) позволяет оценить перспективы оборонного потенциала Украины несколько с иной точки зрения. По мнению составителей GMI, милитаристские позиции нашего государства в мире на протяжении минувших трех лет неуклонно укреплялись, и в сводном рейтинге Украина с 2014-го по 2016 г. поднялась на 8 позиций — с 23-й на 15-ю строчку среди 152 стран. Естественно, одним из основных факторов данного тренда эксперты и аналитики называют вооруженный конфликт на востоке и противостояние с Россией.

Метода составителей GMI довольно интересна: по сути исследователи вычисляют удельный вес, важность и значимость военной машины в жизни государств и общества, сравнивая затраты на оборону с расходами на здравоохранение (в процентном выражении от ВВП государства), сопоставляя общее количество военнослужащих с численностью врачей и населения в целом, а также количество тяжелых вооружений — с количеством жителей страны. Основными источниками данных служат Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI), МВФ, ВОЗ и Международный институт стратегических исследований (IISS). Уровень милитаризации государств планеты в Бонне отслеживают с 1990-го.

Откровенно говоря, считать высокое место в рейтинге GMI выдающимся показателем не следует, ведь от активной милитаризации до вооруженного конфликта, как от любви до ненависти, всего один шаг. Во всяком случае именно такие мысли возникают после ознакомления с ТОП-10 рейтинга: Израиль, Сингапур, Армения, Иордания, Россия, Южная Корея, Кипр, Греция, Азербайджан и Бруней. Тем не менее позиции Украины четко отражают текущую ситуацию — страна вопреки немалым потерям занята укреплением потенциала в оборонной сфере.

«Даже в старой Европе, где длительное время фиксируется снижение расходов на оборону, конфликт в Украине стал толчком к переосмыслению. И тенденция перевооружения наблюдается теперь во многих регионах мира. Существенное наращивание темпов милитаризации уже очевидно в странах Восточной Европы. Нет ничего удивительного в том, что Украина значительно нарастила уровень милитаризации после аннексии Крыма Россией. В итоге расходы на оборону возросли с $ 3,3 млрд. до $ 4,8 млрд. Существенно выросла за эти годы и численность вооруженных сил. В итоге Украина поднялась с 23-й на 15-ю позицию в рейтинге.

Скорее всего, увеличение затрат на оборону в ближайшие годы приведет к росту объема закупок тяжелых вооружений. После отказа от промышленной кооперации и торговли с Россией одной из важных задач украинской политики, вероятно, станет укрепление национальной оборонной промышленности, в частности, за счет сотрудничества с новыми партнерами, — констатируют составители GMI. — Переход Крыма к России и сохранение напряженной ситуации в Восточной Украине повлияли на степень милитаризации многих государств ЕС. Некоторые восточноевропейские и южные страны ЕС уже реализуют пересмотренные планы военных закупок. Так, Румыния приобрела у Португалии F-16 в качестве замены российскому МиГ-21. В октябре 2016 г. Эстония получила первые 12 (из 44) БМП CV90 из Нидерландов".

Выводы и мечты

Рост милитаризации украинского государства, спровоцированный рядом объективных причин, имеет и позитивный побочный эффект: эта тенденция позволяет хотя бы частично компенсировать потери, понесенные в результате аннексии Крыма и боевых действий на востоке, и обеспечивает Украине достаточно высокие места в международных рейтингах военной мощи.

Подлинным поводом для гордости мог бы стать вовсе не успех в сфере милитаризма, а выдающиеся достижения нашей страны в рейтингах и индексах совершенно иного рода — к примеру, инвестиционной и туристической привлекательности, развитости объектов инфраструктуры, экономического благосостояния граждан, уровня и качества жизни украинцев. К сожалению, об этом мы пока можем только мечтать.

Константин Василькевич

Просмотров: 2190
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Православие - древняя ведическая традиция Кто на самом деле закрепощал украинских крестьян? Древние истоки Руси Ведические боги, кто они? Мегалиты горной Шории. Экспедиция Сидорова Г.А. Энергетические паразиты из невидимого мира