Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

В Киеве возрождают проект «Новороссия» Яценюк метит в «фюреры» Советник Трампа рассказал о катастрофе Украины и признании Крыма Что стоит за фасадом покращень Гройсмана?
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Милый сердцу платок

Традиционным головным убором русских крестьянок 100-150 лет назад были шали и платки. У многих народов существовала традиция, согласно которой женщины должны были скрывать волосы, так как считалось, что женские волосы обладают колдовской силой, женщина с непокрытой головой становится легкой добычей и вместилищем нечистой силы. Именно поэтому показаться простоволосой было верхом неприличия, а чтобы опозорить женщину достаточно было сорвать с ее головы убор. Это было самым тяжелым оскорблением. Отсюда и произошло «опростоволоситься», то есть опозориться.

В старину голову покрывали полотенцами, которые назывались убрусами. Сведения о полотенцах-убрусах сохранились в письменных памятниках, начиная с ХII века. Обычай покрывать голову полотенцами существовал в некоторых местах России еще и в ХIХ веке. В глубокой же древности для покрывания головы использовались также и куски ткани – платы. Полотенца-убрусы и платы – платки обычно носили сверх головного убора, и только с отмиранием самобытного народного костюма в ХIХ веке головные полотенца уходят из быта, а платками начинают покрывать голову сначала на мягкие волосники (мягкая шапочка из ткани, которую надевали сразу после венчания), а затем прямо на волосы.

До появления крупной промышленности полотенца и платки ткались крестьянками на простых домашних станках. Их или украшали узорными ткаными полосами, вышивками или красили и набивали на них печатные узоры. Сами же платки появились на Руси в ХVI – XVII веках и назывались «канаватки». Это были довольно большие платы из тонкого шелка с разноцветными полосами. Канаватками торговали восточные купцы, их привозили издалека, и для русской женщины они были бережно хранимой драгоценностью. Такой платок носили вроспуск, накинув на головной убор серединой продолговатой стороны, укутав им всю фигуру.

русский платок

В фондах Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея заповедника бережно хранятся и зачаровывают своим разнообразием и красотой шали и платки текстильного производства конца ХIХ-ХХ веков.

Это был самый желанный подарок - всегда во всех случаях любовь, внимание или приязнь выражались подарком головного платка. Платки и шали покупались в лавках на селе или в городе, стоили они дорого, носились бережно. Архивы музея свидетельствуют: до раскулачивания (1920-е годы) в богатых семьях было по сорок сарафанов и по сорок шалей. Старинные платки и шали музейной коллекции в большинстве – праздничные, поэтому они и сохранились до наших дней. Их покупали родители дочерям в приданое, дарили на свадьбу, муж покупал жене, брат – сестре. Особенно любимыми были кашемировые шали - «кашемирочки» - так ласково называли их наши жительницы. Старинные шали отличаются яркостью красок, четкостью рисунка, реалистической трактовкой цветочных мотивов.

Мода на шали пришла в Европу в конце ХVIII века после египетских походов Наполеона I, который привез в подарок Жозефине восточную шаль необыкновенной красоты. Вскоре шали стали непременной частью женского аристократического костюма. Узорчатые, тканые из пуха тибетских коз шали стоили от 1до 15 тысяч руб. за штуку. Подлинные восточные шали, царившие в Европе в 1800-1810-е годы, постепенно вытеснялись фабрикацией французского и английского производства. Очень скоро мода на шали пришла и в Россию, где они пользовались большим спросом. По ведомостям Департамента внешней торговли за 1825 и 1826 годы ценность привоза иностранных шалей в Россию составляла более двух миллионов руб. в год.

С конца ХVIII века в России успешно развивается производство больших платков и шалей, подобных кашмирским. Лучшими считались фабрики В.А. Елисеевой в Воронежской губернии, Н.А. Мерлиной в Нижегородской губернии и Д.А. Колокольцова в Саратовской губернии.

русские платки

В.А.Елисеева, пытаясь разгадать тщательно охраняемый индусами секрет изготовления шалей, вырезала кусочки с узорами и распускала ткань различными способами. Пять лет упорных поисков принесли желаемый результат. Индийские шали ткали из шерсти тибетских коз, Елисеева заменила эту шерсть пухом сайгаков, в изобилии водившихся в степях Западной Сибири. На русских мануфактурах были выработаны приемы обработки этого сырья для приготовления тончайшей пряжи. Пачка пряжи в 13 граммов содержала нить длиною в 4,5 километра. Полотно шали, сотканное из подобной пряжи, по самой фактуре ткани – ее тонкости, мягкости, блеску – создавало большой художественный эффект. Находка была настолько удачной, что через несколько лет, когда слава о шалях мастерской Елисеевой широко распространилась, о них писали: ′′ Пух сей… оказался столь тонким и мягким, что пряжа, из него выпряденная, уподобляется шелку, и шали, из оной приготовляемые, не только не уступают чистотою и тонкостью тканям настоящим кашмирским, но превосходят их′′.

Исключительного совершенства в ткачестве узорных шалей достигли мастерицы мануфактуры Мерлиной. Созданные ими шали были двусторонними, при ношении можно было использовать и лицевую и изнаночную стороны. Ткачество тончайшими нитями сложнейших узоров, имевших иногда до 60 оттенков, требовало огромного напряжения зрения, необычайной ловкости и гибкости пальцев. Поэтому к работе привлекались молоденькие девушки из крепостных. Труд был тяжелым. Через 10 лет работницы получали свободу от крепостной зависимости. Но цена за свободу оказывалась слишком дорогой – к этому времени они теряли зрение и становились инвалидами. При некоторых мануфактурах для них были созданы богадельни.

На всех русских промышленных выставках, в том числе на первой международной промышленной выставке в Лондоне в 1851 году, эти шали были отмечены самыми высокими наградами. Слава о русских шалях была настолько прочной, что Коленкур – посланник Наполеона I - ′′торговал у Мерлиной шаль для императрицы′′.

В подражание цветным шалям, дорогим и недоступным широкому кругу людей, русские мануфактуры стали выпускать набивные платки. Главными центрами производства стали Москва и Павловский Посад. Наиболее известными предприятиями в Москве были мануфактуры Гучковых, Рошфор, Сопова, Сапожковой и другие, в Павловском Посаде – Лабзина и Грязнова. В начале ХХ века ′′Товарищество Мануфактур Я. Лабзина и В. Грязнова′′ (В настоящее время ОАО ′′Павловопосадская платочная мануфактура) – самое крупное предприятие по выпуску шерстяных платков и шалей, прославившееся далеко за пределами России. Здесь работало более двух тысяч человек. Склады товаров находились в Москве, Харькове, Омске, Ромнах, Урюпине, на Нижегородской и Ирбитской ярмарках.

В течение почти всего ХIХ века платки и шали набивались вручную. Традиции набойки в России идут из глубокой древности. Русская одежда с незапамятных времен делалась изо льна, на котором особенно хорошо получалась набойка, поэтому искусство набивать рисунки достигло в России высокого мастерства. Процесс набойки сложный и длительный. Сначала сотканную материю отбеливали, затем она проходила ряд подготовительных операций перед окраской. Ткань нарезали по величине платков, укрепляли на деревянной раме, для набивки наиболее сложных узоров приклеивали к столу, обтянутому толстым сукном или войлоком. Узор на ткань наносили резными деревянными досками: цветками и манерами. При печатании били по форме тяжелым чугунным молотком, чтобы краска лучше пропитывала ткань, откуда и пошел термин «набойка» или «набивка». Цветками на ткань наносили краски, причем каждый цвет требовал отдельной доски. Контур узора набивали манерами. Их изготовление было более трудоемким: сначала узор на дереве прожигали, заливали свинцом. Полученный таким образом контур накладывали на отдельные доски. В зависимости от величины платка узор разбивался на 4,16, или 24 части. Сначала набивался контур узора, затем последовательно набивались все его краски. Некоторые платки со сложными узорами требовали до 400 накладных досок.

платки русские

Создание узора для шали было делом очень важным, этим специально занимались художники. Рисунок сам по себе представлял ценность. Чтобы рисунок не мог быть использован конкурентами, он страховался. Созданный рисунок попадал к колористу. Колорис-тическая гамма отличала русские шали от восточных и западных. Насыщенные, но очень чистые и нежные тона красного, розового, зеленого, синего, бирюзового, фиолетового, желтого в декоративных цветочных узорах русских шалей создавали мажорное настроение, отвечающее русскому народному вкусу. Платки носили девушки и женщины в разное время года, в будни - попроще, в праздники - понаряднее, они придавали женскому костюму особую красочность и своеобразие. Платок наряду с сарафаном стал символом русского костюма.

Исследователи М. Швецова, посетившая наши края в конце 1890-х годов, Н. Гринкова – в 1920-х годах, отмечали красоту головного убора крестьянок. Девушки носят шали, свернутые широкой полосой, которая накладывается серединой на лоб и обертывается вокруг головы, концы ее сзади перекручиваются и искусными завитками переводятся снова наперед, получается нечто вроде короны, высокой спереди и понижающейся сзади; темя остается при этом открытым. Замужние женщины оставляют угол шали не завернутым для прикрытия темени, пожилые распускают концы шали по спине, а молодые закручивают вокруг головы.

В городской и купеческой среде укоренился обычай покрывать шалью плечи, что соответствовало русской традиции костюма скрывать формы женского тела.

В ХХ - ХХI веках платки и шали стали одним из необходимых аксессуаров. Современные текстильные изделия сохраняют и развивают традиции, реагируя на требования моды и вкусы времени.

Женские головные платки фондовой коллекции

В фондах Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника достойное место занимает коллекция шалей и платков. В 2009 году она насчитывает 205 единиц хранения и постоянно пополняется новыми экспонатами. Сюда входят платки и шали шерстяные, шелковые, хлопчатобумажные конца ХIХ – ХХ веков российского и иностранного текстильного производства. Экспонаты приобретались сотрудниками музея у всех этнических групп в селах Восточно-Казахстанской области, городах Усть-Каменогорске, Лениногорске (ныне г. Риддер), Зыряновске, Семипалатинске.

У многих народов существовала традиция, согласно которой женщины должны были скрывать волосы, так как считалось, что женские волосы обладают колдовской силой. Женщина с непокрытой головой становится легкой добычей и вместилищем нечистой силы, именно поэтому показаться простоволосой было верхом неприличия, а чтобы опозорить женщину, достаточно было сорвать с ее головы убор. Отсюда и произошло - «опростоволоситься», то есть опозориться.

Женские головные платки фондовой коллекции

Повязка «по-бабьи».
Шаль с «сырцом»

Архивные материалы музея свидетельствуют: «Раньше без платка женщине – Боже упаси – выйти на народ! Дома она причешется, косы заплетет, 2 косички, шашмурку (мягкая шапочка из ткани) наденет и платочек повяжет».[1] Исследователи: М. Швецова, посетившая наши края в конце 1890-х годов, Н. Гринкова – в 1920-х годах, описывая женский костюм, отмечали красоту женского головного убора. Девушки носят шали, свернутые широкой полосой, которая накладывается серединой на лоб и обертывается вокруг головы, концы ее сзади перекручиваются и искусными завитками переводятся снова наперед, получается нечто вроде короны, темя остается при этом открытым. Замужние женщины оставляют угол шали не завернутым для прикрытия темени.

Раньше носили шали, полушалки, платки и подшалки - такая классификация платков, причем с вариантами объяснений, бытовала у жительниц нашего края: «шаль и полушалок обязательно должны быть с кистями, полушалок меньше размером, чем шаль, платок без кистей, может быть и одноцветным и многоцветным, подшалок – с рисунком в углу»[2]. Или: « Шаль - она большая, а платок поменьше. Платок просто повязывали – носили дома. Подшалок тоже с кистями, но поменьше шали, его надевали на платок. Шаль не наденешь каждый день»[3].

Особенно популярными в крестьянской и купеческой среде были кашемировые и, так называемые, ''турецкие'' или ковровые платки и шали. Информаторы называют их шали с сырцом, имея ввиду нескрученные шелковые нитки, которыми выткан узор. Так, Рахманова Харитинья Матвеевна, 1926 года рождения, жительница г. Зыряновск, вспоминая рассказы матери, поведала о том, что шали с сырцом привозили из Китая перекупщики-торговцы. Они уезжали с рогами (пантами), а оттуда привозили товары, которые продавали по деревням. За такую шаль можно было отдать корову или три рубля. Шали эти и назывались трехрублевые. Шелковые шали в две цветные нитки нашими местными жительницами назывались ''двухличками'', а тонкие, легкие по весу шелковые шали – ''ветродуйками''. Характерным художественным приемом для украшения платков было сочетание контрастирующих ярких тонов: черного с оранжевым, зеленого с красным и так далее. Платки и шали покупались в лавках на селе или в городе, стоили они дорого и носились бережно. До раскулачивания (1920-е годы) «…в богатых семьях было по сорок сарафанов и по сорок шалей».[4] Старинные платки музейной коллекции в большинстве – праздничные, поэтому они и сохранились до наших дней. Их покупали родители дочерям в приданое, дарили на свадьбу, муж покупал жене, брат – сестре. В 1930-40-е голодные годы матери разрезали шали на части дочерям на память.

Известно и обрядовое значение платков. По местной свадебной традиции у русских старожилов жених и невеста обозначались специальными обрядовыми деталями костюма. Жениху обычно через плечи повязывали шали, сложенные по диагонали углом или полосой. Невесту покрывали особой накидкой, закрывавшей ей голову, сзади доходящей до пояса, спереди свешивающейся на лицо. В селе Сенном, например, ее делали из двух неразрезанных купонов набивных платков, в Быструхе – набрасывали кашемировый платок – «кашамирку».

КП-18-20406 Женщина татарка в шелковой трикотажной шали

КП-18-20406
Женщина татарка в шелковой трикотажной шали

ГИК-7-1477 Глубоковский район, с..Тарханка

ГИК-7-1477
Глубоковский район, с..Тарханка

Женщины казашки, по словам информаторов, в послевоенные годы (конец 1940-х годов) стали носить шали и платки вместо «борик», «саукеле», «тюбетеек». В настоящее время у казахов сохранился трансформированый вариант обряда умыкания невесты: если девушке, вошедшей в дом молодого человека, набросят на голову платок, то она становится невестой.

Большинство трикотажных шелковых шалей приобретено у женщин татарок. Со слов информаторов в каждой зажиточной татарской семье была такая шаль, ее повязывали на голову, иногда поверх шапочки – калфака, один конец спускался на груди, а другой повязывался вокруг шеи.

Особую ценность коллекций подобного типа составляют шали и платки с клеймами и товарными знаками тех предприятий, на которых они были изготовлены. В коллекции нашего музея имеется шерстяная пестротканая шаль конца Х1Х века с товарным знаком фабрики Константинова в Москве.

Наиболее широкой популярностью в городе и деревне пользовались набивные ситцевые платки и шали с ярким цветочным узором вдоль сторон на светлом или цветном фоне. Есть в коллекции хлопчатобумажные платки с тамбурной вышивкой, пестротканые, саржевые. К сожалению, нет ситцевых платков с тематическими узорами, освещающими важные события государственной, общественной и культурной жизни. Эта интересная страница в истории платка для нас, вероятно, утрачена.

Создание красивых платков – дело чрезвычайно тонкое и требует большого мастерства и творчества – подтверждение тому музейная коллекция. Все платки коллекции являются изделиями промышленного производства, есть среди них уникальные памятники конца Х1Х начала ХХ веков, позволяющие увидеть художественные и технические особенности текстиля того времени.

[1] Архив музея. Папка Б/Н, 2007 г., стр. 10-11. Экспедиция в г. Зыряновск. Информатор: Овчинникова А.К., 1923 г.р., родом из с. Снегирево.
[2] Архив музея. Папка Б/Н, 2006 г., стр. 198. Информатор: Ермолаева А.Ф.,1928 г.р., с. Быструха, Глубоковский район.
[3] Архив музея. Папка Б/Н, 2007 г., стр. 10-11. Информатор: Овчинникова А.К.
[4] Архив музея. Папка 1/64, 1981г., стр. 29. Информатор: Короткова Х.К., 1903 г.р., родом из с. Верх-Мяконька Зыряновского района.

Елизарова Л.И.

Просмотров: 8728
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русский язык, то о чём мы не догадываемся... Самая успешная война против России Раскол Руси: границы и столица Руси 16 века Жалейка - русский народный музыкальный инструмент Сталинград — док/фильм о Сталинградской битве в ВОВ 3 Сороковника 7522 — История Древней Руси