Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Что сделает Россия с остатками Украины. И почему Трибунал по бывшей Украине Эксперты: почему России невыгоден распад Евросоюза Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Мировая экономика не растёт без большой войны

ФОТО: Число людей, погибших в военных конфликтах резко сократилась с 20-го века. Смертей на 100 000 человек, в боевых действиях.

Американская газета New York Times опубликовала статью о необходимости глобальной мировой бойни, для ускорения экономического роста

Продолжающееся низкие темпы экономического роста в странах с высоким уровнем доходов, побудило экономистов переоценить происходящее. Они посмотрели на слабый спрос, усиление неравенства, рост конкуренции со стороны Китая, чрезмерное регулирование, неадекватную инфраструктуру и истощение технологических идей, в качестве возможных виновников этих процессов.

Есть ещё дополнительное объяснение медленного роста, которое в настоящее время изучается. Это постоянство и спокойствие мира.

Мир просто не имел больших войн в последнее время, по крайней мере по историческим меркам. Некоторые последние новости об Ираке или Южном Судане звучат для нас сейчас как очень кровавые места, но эти жертвы меркнут в свете десятков миллионов людей, погибших в двух мировых войнах в первой половине 20-го века. Даже во Вьетнамской войне было много больше смертей, чем в любой недавней войне с участием развитых стран.

Это может показаться парадоксальным но чем больше миролюбия, тем больше спокойствие мира, которое не способно дать достижение более высоких темпов экономического роста, так как эти темпы не требуются так остро. Это мнение не претендует на то, что война улучшает экономику, так как разумеется то, что конфликт приносит смерть и разрушение. Предположение также отличается от Кейнсианского аргумента тем, что подготовка к войне поднимает госрасходы и требует увеличение рабочей силы. Скорее, сама возможность войны акцентирует внимание правительства на том, чтобы принять некоторые принципиальные решения, выбрав например инвестирование в науку вместо либерализации экономики. Такой фокус заканчивается улучшением нации в долгосрочной перспективе.

Это может показаться отвратительным, чтобы найти положительную сторону в войне, но если посмотрим на американскую историю, тогда мы не сможем отвергнуть эту идею так легко. Фундаментальные инновации, такие как ядерная энергетика, компьютер и современные самолёты появились всё же тогда, когда американское правительство стремилось привести к поражению державы ОСИ или же потом выиграть Холодную войну. Интернет изначально был разработан, чтобы помочь стране противостоять в ядерном конфликте, а Силиконовая долина появилась из-за военных контрактов, не так как сегодня в виде предпринимательства в социальных медиа (start-ups). Запуск советского спутника пришпорил американский интерес в области науки и техники, приведший впоследствии к экономическому росту.

Война приносит актуальность, а миролюбие не в состоянии вызвать резкие действия правительства. Например, на проект «Манхэттен» потребовалось шесть лет, чтобы создать работоспособную атомную бомбу, практически с нуля и с расходами на пике в 0,4% от американской экономики и производства. Трудно найти сравнительно быстрое и решительное достижение тех дней.

Будучи подростком, в 1970-е годы, я слышал разговоры о желательности модернизации моста Tappan Zee. Теперь его замену планируется открыть не ранее 2017 года, по крайней мере — при условии, что озабоченность по поводу исчезновения осетровых могут быть решены. Аэропорт Кеннеди по прежнему полностью не функционирует и Ла Гардия вряд ли поможет при воздушном транзите в и из Нью-Йорка. 800 миллиардов долларов в качестве стимула законопроекта в ответ на спад не изменит эту ситуацию.

Сегодня основные медленно растущие западноевропейские страны не выглядят устрашающими в военном отношении и таким образом их политики не сталкиваются с крайними мерами наказания из-за продолжения стагнации. Вместо этого, потеря должности часто означает повышение дохода от консультационных услуг или удобный выход на пенсию в приятном месте для отдыха. Япония, для сравнения, столкнувшись с территориальными и геополитическим давлением Китая, в ответ пытается запустить национальное возрождение путём экономической политики премьер-министра Синдзо Абэ.

Иан Моррис, профессор классики и истории в Стэнфордском институте, переосмыслил гипотезу о том, что война является важным фактором экономического роста, в своей недавней книге “Война! Чем она хороша? Конфликты и прогресс цивилизации от приматов к роботам”. Моррис изучает, широкий спектр случаев, в том числе Римскую империю, европейских государств во время их подъёмов и современные Соединенные Штаты. В каждом таком случае существуют достаточные доказательства того, что желание готовиться к войне стимулирует развитие технологий, а также активизацию внутреннего социального развития.

Ещё одна новая книга, Квасил Квартенг “Войны и золото: 500-летняя история империй, приключения и долг”, — изучает подобный аргумент, но фокусируется на рынках капитала. Г-н Квартенг, консерватор, член британского парламента, утверждает, что необходимость финансирования войны приводила правительства к выработке денежно-кредитных и финансовых институтов, стимулирующих рост Запада. Однако, он не беспокоиться о том, что сегодня многие правительства злоупотребляют этими инструментами и берут на себя слишком много долгов.

Ещё одно исследование подобной гипотезы появилось в недавнем документе экономистов Чиу Ю Ко, Марка Кояама и Тянь-Хви Сынг. В статье утверждается, что Европа стала политически более ферментированной, чем Китай, потому что Китай подвергался завоевания и это привело его к политической централизации для целей обороны. Такая централизация была полезной, но в конце концов привела Китай обратно. Европейские страны инвестировали в области технологий и модернизацию, именно потому, что они боялись их ближайших конкурентов.

Но вот загвоздка: все экономические выгоды от потенциального конфликта были хороши тогда, но сегодня они другие. Технологии стали гораздо более разрушительны, так от крупномасштабной войны будут большие разрушения, чем были бы раньше. Это делает войны менее вероятными. Конечно это хорошо, но это также делает экономическую стагнацию с которой приходится смириться.

Существует более оптимистичный взгляд на всё это, чем может показаться поначалу. Пожалуй, в современном торговом мире есть некоторый рост материального уровня жизни мира — относительное отсутствие войны, смертей и травм, даже какая-то связанная с этим лень.

Мы можем предпочесть более высоким темпам экономического роста и прогресса, даже признавая то, что последние цифры мирового ВВП не адекватно оценивают все выгоды, которые мы получили от спокойствия. В дополнение к спокойствию мира, мы также имеем чистоту окружающей среды, больше свободного времени и более высокую степень социальной терпимости к меньшинствам, и прежде к гонимым группам. Мы более мирные и это более сложная задача развития в ориентированных на мир, и в самом деле это лучше наших экономических мер.

Живя в мирном мире с 2% мирового роста ВВП, есть большие преимущества по сравнению получения 4% роста мирового ВВП, за счёт большего количества смертей на войне. Экономический застой не может впечатлять, но это то, что нашим предкам не вполне удавалось добиться. Но есть важные вопросы: можно ли сделать лучше и было ли последние спокойствие мира временным пузырём, который только и ждёт, чтобы лопнуть?

Просмотров: 1196
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто построил Змиевы валы? Древние символы в музеях Москвы Карты Великой Тартарии Рысь - священное животное русов Новгородская Русь Русские, украинцы, белорусы: один язык, один род, одна кровь