Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Семьдесят дней до большой британской катастрофы Китай капитулировал в торговой войне с США? «Удручающие результаты»: почему в конгрессе США заявили о неудачах в «продвижении демократии» в России и мире Собянин или Кудрин: кто станет высшей властью в России?
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Москва-Анкара-Киев: Эрдоган ведет хитрую игру на нескольких досках

О том, что из себя на сегодняшний день представляет украинская дипломатия, – сказано уже предостаточно. Получив беспрецедентный уровень международной поддержки в 2014 году, киевская власть умудрилась ее бездарно растерять, потому последними союзниками послемайданной Украины остаются разве что страны Балтии и ГУАМ.

Впрочем, есть еще одно государство, дипломатическая работа с которым, на фоне многочисленных провалов, ведется достаточно неплохо – это Турция, входящая в топ-5 импортеров украинской продукции (товарооборот в 2015 составил $3,6 млрд, в 2016 – $3,1 млрд). Так, в ходе последнего визита турецкого президента Реждепа Тайипа Эрдогана в Киев стороны заявили о намерениях довести товарооборот до отметки $10 млрд, обсудили сотрудничество в гуманитарной и энергетической отраслях, а также достигли договоренностей об увеличении количества паромных и авиационных маршрутов между Украиной и Турцией. Между государствами продолжаются переговоры относительно подписания договора о зоне свободной торговли, начатые еще под конец эпохи Януковича-Азарова. Несколько ранее стороны подписали соглашение о безвизовом пребывания граждан на территории обеих стран по формуле 90/180 на основе ID-карт.

Во время визита в столицу Украины Эрдоган фактически выступил посредником между Киевом и Москвой, содействовав помилованию президентом РФ Путиным «меджлисовцев» Чийгоза и Умерова и выдаче последних Анкаре (после чего они отправятся на Украину). Тем самым Эрдоган усилил свой политический вес на украинском направлении через крымскотатарский фактор, который с 2014 занял немалую нишу в украинском политическом дискурсе.

Тут стоит понимать, что отношения с Киевом для Анкары являются производными от отношений с Москвой. Достаточно вспомнить активное сближение Украины и Турции в период обострения отношений последней с Россией после сбитого Су-24 в ноябре 2015. Уже тогда Киев стремительно терял международную поддержку, а потому активизировал контакты с Анкарой, решив собрать под свои знамена всех, кто пребывает в конфронтации с РФ.

В феврале 2016 года тогдашний премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу посетил Киев, где сделал ряд антироссийских заявлений, тем самым пролив бальзам на души майданных политиков. «Новая концепция российской политики – продолжение экспансионизма и агрессивности. Ситуация, которая началась с Абхазии, продолжается с Крымом. Сейчас есть три страны, территориальную целостность которых нарушила Россия: Грузия, Украина и Сирия», – заявил тогда Давутоглу.

Не забыл Давутоглу и о деньгах, подписав договор о выделении Киеву $50 млн кредита. Сумма мизерная, но ведь украинские чиновники искренне уверены, что успешность дипломатической работы зависит от факта предоставления денег, возвращать которые придется украинским налогоплательщикам.

В марте 2016 года Порошенко совершил ответный двухдневный визит в Турцию. Среди заявленной повестки значились вопросы военного и военно-технического сотрудничества, энергетики (считать ли вопросом энергетики поставки захваченной «халифатом» нефти через Турцию в Одесский порт, о чем имелись косвенные доказательстве в конце 2015?!) и признания депортации крымских татар «геноцидом».

На фоне визита Порошенко в Мраморном море проходили совместные учения ВМС Украины и Турции, во время которых военные отработали тактическое маневрирование и провели тренировки по противовоздушной обороне. А в следующем месяце в Черном море фрегат ВМС Украины «Гетман Сагайдачный», фрегат ВМС Турции «Salihreis» и корвет «Bartin» провели учения по стандартам НАТО. На тот же период приходится идея, озвученная главой Минобороны Украины Полтораком, о присоединении ВМС Украины к Черноморской флотилии под эгидой НАТО (изначально румынский проект).

Не забывала Анкара в тот период оказывать военно-техническую поддержку ВСУ и крымскотатарскому «Батальону имени Номана Челебиджихана» – по официальным каналам были переданы 5 полевых госпиталей и обмундирование на сумму $810 тыс. Бойцы этого батальона наряду с представителями турецкой ультраправой организации «Серые волки» принимали участие в блокаде Крымского полуострова. В общем-то, отнюдь не секрет, что в рамках политики неоосманизма Анкара поддерживает крымскотатарский меджлис, а Эрдоган не раз встречался с Чубаровым и Джемилевым во время «меджлисовских» конгрессов крымских татар, проходящих в последние годы в Турции, и заявлял о «непризнании аннексии Крыма». Анкара не признает де-юре смену юрисдикции Крыма, но имеет бизнес-интересы на полуострове, а турецкие корабли являются частыми гостями в крымских портах.

В то же время, крымскотатарский вопрос для Эрдогана в значительной степени является инструментом в торгах с Москвой. В зависимости от развития отношений с Москвой Анкара дозирует степень публичной поддержки «меджлисовцев» и уровень военно-политического сотрудничества с Киевом. Примечательно, что после того, как Эрдоган решил восстановить отношения с РФ (июнь 2016), написав президенту Путину соответствующее письмо, контакты с Киевом были ограничены.

К примеру, как «зраду» в Киеве расценили состоявшийся в ноябре 2016 визит турецкой делегации в Крым; полуостров посетили глава турецкой Ассоциации евразийских правительств, доверенное лицо заместителя руководителя Генеральной дирекции безопасности Турции Хасан Дженгиз, представитель президента Турции Ибрагим Ерилли, вице-мэр Анкары Ахмет Тунч. Как еще большую «зраду» майданные власти восприняли ратификацию парламентом Турции договора о строительстве газопровода «Турецкий поток» (декабрь 2016), в результате чего Украина, скорее всего, утратит южную ветку ГТС (что признал глава «Нафтогаза» Коболев на последнем форуме YES).

Что касается помилования Чийгоза и Умерова, то мотивами представляются следующие. Эрдогану необходимо иметь пространство для маневра и дополнительный рычаг влияния на Москву (Украина и меджлис – не лучшие инструменты, но уж какие есть) в связи с целым перечнем вопросов двустороннего сотрудничества – это и сирийский конфликт, и строительство «Турецкого потока» вкупе с АЭС «Аккую», и интересы турецких производителей на российском рынке, и закупки российского вооружения (напомним, о недавних контрактах на покупку двух дивизионов С-400).

В свою очередь, Москва ведет переговоры о возвращении своей делегации в ПАСЕ (где нередко педалируется крымскотатарский вопрос в частности и «аннексии Крыма» в целом), а также заинтересована в сохранении динамики российско-турецких отношений. Кроме того, как показывает опыт Надежды Савченко, появление подобного рода фигур в публичной украинской политике может способствовать дальнейшей дезинтеграции сложившегося на Украине политического баланса (весьма хрупкого, заметим).

В сущности, необходимо осознавать, что на российском и украинском направлениях Эрдоган будет играть с присущей восточным людям осторожностью и хитростью. Многовековая история свидетельствует, что отношения России и Турции никогда не были особо теплыми, потому имея дела с импульсивным турецким президентом, ухо следует держать востро. К тому же никто не отменял того факта, что Турция остается членом НАТО и склонилась в сторону России на фоне охлаждения отношений с Западом. А значит, маятник истории могут качнуться и в обратную сторону.

Антон Антонович

Просмотров: 282
Загрузка...

Рекомендуем почитать

Загрузка...

Новости Партнеров



Популярное на сайте
Как Запад опорочил образ Ивана Грозного Скифия становится Россией Двучленные славянские имена Краткий список достижений славянской ведической цивилизации Языковые доказательства древности наших предков Карабы - Воины Ночи