Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Кому Госдеп даст денег Трясись, буржуй! Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко» «Свидомые» зовут на помощь Фредди Крюгера
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

На Украине грядет тотальная распродажа

Ситуация на Донбассе остается напряженной. Россия пытается не дать Украине возобновить военные действия в невыгодный для Москвы момент, а Украина ищет денег.

Недавняя серия боестолкновений на Донбассе поставила под угрозу первый и важнейший пункт Минских соглашение — прекращение огня. Поэтому представитель ДНР Денис Пушилин заявил, что ополченцы готовы обсуждать создание демилитаризованной зоны в Донбассе, и включить в нее остатки донецкого аэропорта, Горловку и поселок Широкино. Сам поселок в последние недели был местом ожесточенных боевых действий, где с украинской стороны воевал батальон Нацгвардии «Азов». Под его огонь попала даже миссия ОБСЕ, которая прибыла для инспекции ситуации.

По всей видимости, ополченцы и Россия хотят сделать все возможное для того, чтобы минимизировать возможность возобновления полномасштабных боевых действий со стороны ВСУ. Хотя бы о конца июня, пока идут российско-европейские переговоры о дальнейшей судье санкций. Поэтому наряду с предложением о демилитаризованной зоне, в Киев был послан и «кнут».

В интервью российским СМИ президент Владимир Путин очень многозначительно уклонился от ответа на вопрос о возможном признании России ЛНР и ДНР. «Я сейчас не хотел бы на этот счет говорить. Потому что чего бы я ни сказал, все может быть контрпродуктивно.Мы будем смотреть по реалиям, которые возникают в жизни», — заявил президент. Тем самым он дал Киеву понять, что при определенных обстоятельствами Москва оставляет за собой право признать ЛНР и ДНР, тем самым как минимум на долгосрочную перспективу фиксируя их отделение от нынешнего украинского проекта.

Этими обстоятельствами могут быть как возобновление боевых действий со стороны Киева (по аналогии с событиями 2008 года в Южной Осетии), так и, теоретически, уклонение украинских властей от ведения переговорного процесса с самопровозглашенными республиками. Киев пока отказывается, требуя проведения выборов на своих условиях и возвращения территорий ДНР и ЛНР в свою сферу культурного влияния. «Очень важная вещь — бороться за сознание украинцев, которые живут в Донецке и Луганске. Они находятся под неимоверным давлением российской лживой пропаганды, и нам необходим доступ украинских телеканалов», — говорит премьер-министр Арсений Яценюк.

Впрочем, Киеву сейчас не до военных действий или политического диалога — он должен решать свои финансовые проблемы. «Основное, что нужно сделать — это реструктуризировать значительный объем задолженностей, который у нас сейчас лег сложным бременем на украинскую экономику. 23 миллиарда долларов должны быть реструктуризированы, — пояснил украинский премьер. — Кредиторы хотят получить больше. А я хочу заплатить меньше. И мы будем вести с ними эту дискуссию, потому что я буду отстаивать национальные интересы украинского государства».

Между тем, очевидно, что эффективно отстаивать интересы украинского государства можно ли в том случае, если для этого отстаивания есть инструменты или средства давления. У Украины, в отличие от грозящей обрушить рейтинги Еврозоны Греции, этих инструментов нет (если, конечно, не брать в расчет заявления из серии «только Киев на сегодняшний день защищает ЕС от российских танков, поэтому дайте денег»). К тому же в Европе и даже США постепенно растет раздражение украинской властью, которая превращается в серьезную обузу.

Деньги придется искать самостоятельно, и, по всей видимости, власти уже определились где их взять. Так, по словам Арсения Яценюка, Украина намерена избавиться от значительной части госсектора экономики, который «всегда был кормушка для политических партий, политических фракций, политических элит, где по квотному принципу назначали руководителя государственной компании, и это была квазиприватизация… Те стратегические компании, которые мы предлагаем оставить в государственной собственности, а это больше 250 остаются, все остальное — на прозрачную, публичную приватизацию», — пояснил премьер.

«Продаже не подлежат предприятия стратегического значения, которыми являются ядерная энергетика, лес на данный момент, железная дорога», — пояснил значение слова «стратегические» министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус. При этом министр отдельно пояснил, что российские компании — ни государственные, ни даже частные — к этой приватизации допущены не будут. «Страна-агрессор не будет иметь возможности участвовать в торгах государственными активами нашей страны — не на первичной продаже, не на вторичной. Это нормальная практика», — заявил Абромавичус.

На Украине насчитывается около 11 тысяч государственных предприятий, так что теоретически приватизация может принести большие деньги. Опять же теоретически украинские власти могут даже в отсутствии российских покупателей найти бизнесменов, которые готовы будут приобрести активы. Однако на практике приватизация, безусловно, столкнется с рядом сложностей. Ведь речь идет о предприятиях на Украине — стоящей на грани гражданской войны нестабильном государстве, где не уважается закон и где власть давно потеряла эксклюзивное право на насилие.

И это уже не говоря о том, что в условиях закрытия российского рынка большинство украинских экспортоориентированных предприятий попросту не будут генерировать достаточный объем прибыли. Возобновление же боевых действий и потеря новых территорий (например Мариуполя) сделает программу приватизации практически бесполезной.

Геворг Мирзаян

Просмотров: 818
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Эротика - искусство или оружие? Руский – с двумя «С» неправильно! Описание древних славян греком Велес - бог магии и творчества Откуда у Елизаветы II диадема русской императрицы? Куда прячут славянские древности?