Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 08 декабря 2016 (7525) Догнать и перегнать весь мир Трибунал по бывшей Украине
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Наша война — святая

В мирное время я был журналистом, замредактора, редактором, помощником депутата, руководителем службы безопасности в коммерческих структурах, руководителем общественного движения «Народный собор» Украины. Это общеукраинская православная организация патриотического толка, которая активно выступала против кабальных соглашений Украины с Евросоюзом (мы были организаторами и соорганизаторами почти всех крупнейших акций на Украине против невыгодных договоров с Евросоюзом), выступала за православие, за интеграцию с Россией.

Ещё 2,5 года назад я предвидел гражданскую войну, писал о том, что она произойдёт в 2015 году — ошибся годом. Меня не хотели слушать, не верили, что такое возможно.

Но мы с соратниками решили действовать и создали небольшой отряд, оснастились нарезным оружием, проходили специальную подготовку, и хоть не стали какими-то суперспецназовцами, все же получили базовые навыки, достаточные для обычного бойца.

Жил я с семьёй в Киеве, а когда произошёл переворот, город был сдан, и отстаивать его силами полутора десятков вооружённых людей было невозможно, тогда мы влились в ряды крымской самообороны. Семью я из Киева перевёз, потому что в наш адрес раздавались угрозы.

Мы с Игорем Ивановичем Стрелковым ещё во времена Майдана обсуждали, каким образом будет протекать гражданская война, и как мы в ней будем участвовать. И вот после службы в Крымской самообороне он предложил присоединиться к нему и дальше. Я прибыл в город Славянск — в ряды народного ополчения, сейчас это уже армия Новороссии.

Как у советника по информации у меня есть личный штат моей службы. В мои задачи входит решение таких вопросов, как разъяснения ситуации с «Боингом», как создание листовок для врагов, чтобы они вразумлялись. Проведение политинформаций для личного состава. Есть и целое отдельное политуправление армии, оно более широко занимается воспитательной работой, информационной войной. У нас с ним тесное взаимодействие.

Выпускается боевой листок, выходит несколько газет, которые развозятся по передовой, пользуются огромным спросом, потому что это важный и объективный источник информации. Мы никогда не врём! Не только потому, что мы православные люди и нам противно врать, но еще и потому, что нам нет причины врать: укрофашисты дают столько поводов для критики в свой адрес, что нам новые изобретать не нужно.

Работники штаба тоже иногда участвуют в боевых операциях, и с автоматом воевать тоже приходилось. Но больше, конечно, занимаюсь сферой информации, порой, немного — контрразведкой, анализируя различные массивы информации. Собственно, занимаюсь во многом тем же, чем и в мирной жизни, только теперь — на военных рельсах.

Противодействовать в информационной войне государственной машине «министерства лжи» Украины можно, но выиграть нереально. Наш голос почти не слышен. Через украинские СМИ невозможно действовать, на Украине мы работаем только через интернет, радио. Распространяем листовки, в том числе на украинскую армию. Иногда подпольно завозим газеты. Но это все же писк комара против машины пропагандистской лжи, которая действует на всей территории Украины. Людей зомбируют, говорят неправду буквально обо всём. Тот же Славянск они «брали» раз двадцать. Сейчас они рассказывают о том, что мы расстреливаем собственные города из гаубиц. Такой чудовищной лжи даже Геббельс не произносил. Мы противостоим этому потоку лжи в основном в своей зоне, которую контролируем.

Население Украины зазомбировано так, что оно живёт вечным настоящим, забывает о том, что ему врали. Живёт сиюминутными сообщениями, то, что ему сказали вчера, не помнит. У них разрушена связная картина мира, во многом разрушены любые духовные ценности, поэтому этим населением очень легко манипулировать.

С таким населением — с нарушенным сознанием — нельзя работать, созидать. Да они и не являются созидателями. Украина валится уже много лет. Именно из-за того, что население зазомбировано. Более 20 лет разрушали любую — любую!- связную картину мира. Мозги украинского населения были полностью отданы на откуп кучке олигархов совсем не украинской национальности. А над этими олигархами стояли западные кураторы.

После всего необходимо будет проводить долгую денацификацию, как некогда проводили в Венгрии, Германии. Надеяться на то, что само население проснётся, скинет свои цепи, не приходится.

Игорь Стрелков, безусловно, человек идеи. Он абсолютно неподкупен, его совершенно не интересуют деньги, мелкие и крупные выгоды, политические дивиденды. Он считает себя чисто военным человеком. Это чёткий, грамотный боевой офицер, который проходит уже четвёртую войну. Он смел и не боится идти на любое рискованное дело. Раньше он сам ходил на боевые, брал автомат и первым кидался на любое опасное задание. Но окружение уговорило его не ходить, потому что всё держится на нём. Сейчас он министр обороны, ему нельзя рисковать собой из соображений общего блага. Он человек чести, не мыслит себя политиком, считает себя защитником православия и русского мира, и таковым, безусловно, является. Чистый честный человек.

Игорь Иванович способен быстро учиться. На наших глазах он научился командовать огромными массами вооружённых бойцов: сначала ополченцев, а теперь уже армией, он сумел сформировать армию Новороссии. Он является крупным военным специалистом. Раньше ему не приходилось командовать корпусом, а теперь он командует корпусом. Если учитывать громадное превосходство укрофашистский армии, то командует он очень удачно. Другое дело, что есть объективные обстоятельства, которые вынуждают его иногда отходить. И некогда приходилось порой отступать и Кутузову, и Сталину. Но отступление было для того, чтобы разбежаться и прыгнуть намного дальше.

Он в звании полковника. Мог бы присвоить себе любое звание, хоть маршала, своим приказом — он министр и именно он присваивает все звания. Но, будучи человеком скромным, не политиком, считает себя просто военным, который должен решить поставленные перед ним задачи.

Игорь Иванович — человек воцерковлённый, исповедуется, причащается, имеет благословение духовника, благословение от православных старцев на свою борьбу. Недавно мы освящали флаги ополчения. На наших флагах — лик Христа. К нам привозят святыни, недавно нам привозили икону Тихвинской Богоматери.

Набор в нашу армию осуществляется, как в любой регулярной армии — через военкоматы. Начали действовать те же военкоматы, что и были. Мы переподчинили себе эту систему. Пока армия формируется на добровольной основе. Возможно, будем объявлять мобилизацию и всеобщую. Но пока в ней нет необходимости. Все воюют на идейной основе, все у нас очень чётко идейно мотивированы. Они не получают зарплаты, никаких социальных выплат в случае увечья или их смерти не получат их родные.

А погибших своей армии укрофашисты закапывают в рвы, сбрасывают в водоемы. Боевые потери они стараются представить так, будто люди сбежали с войны. И не платить пенсии по утере кормильца, не шокировать общество огромными потерями. Потери действительно велики — более 10 тысяч человек погибло, о чём они не сообщают. А мы находим массовые захоронения.

Что касается агентов правосеков, о чём сейчас говорят, то действительно они проникают в наши ряды. Но у нас всё более успешно работает разведка и контрразведка. Говорить о том, что они массово проникают, не приходится. Отдельные проникают, но быстро попадаются. Очень сложно в идейно мотивированной среде сойти за своего.

Будучи выявленными, они несут уголовную ответственность по всей тяжести закона военного времени. Мы опираемся частично на законы военного времени, которые были в период Великой Отечественной. Это справедливо и юридически вполне оправданно. Эти законы известны и человек может сделать выбор. И мы доводим до сведения населения информацию о наказаниях.

В Славянске мародёры, воры, пьяницы бывали наказаны очень строго. Пьяницам, например, давали несколько недель рытья окопов под обстрелом. У нас на территории всей армии ДНР введен сухой закон. Это суровая необходимость в условиях боевых действий, иначе армия превращается в толпу мародёров и хулиганов. Если командир увидит пьяным своего бойца, тот будет наказан. Недавно очень приближённый к Игорю Стрелкову человек нарушил сухой закон, за что был разжалован и сурово наказан. Игорь Иванович сказал, что ни для кого исключений не будет и никакие прошлые заслуги не спасут от наказания.

Население Славянска нас любило, потому что все бойцы вели себя хорошо. А у нас в тылу — в Донецке, была не совсем такая картина. В Донецке в ополчение пошло немало случайных людей. Часть из них вела себя нехорошо — занималась грабежами. Поэтому у населения авторитет ополчения был подорван. Когда вошло ополчение Стрелкова, авторитет стал восстанавливаться. Мы навели некоторый порядок: пустили военные патрули по центру города, ввели сухой закон на территории военных частей.

В армии Новороссии также запрещена нецензурная брань. Это тоже важная мера наведения порядка. Потому что, как сказал в своем приказе Стрелков, у нас православная армия, мы воюем за идею, и не пристало бойцу православной армии употреблять выражения, которые оскорбляют Бога и богоматерь.

Государственный статус православия у нас закреплён законодательно. Есть и не православные среди бойцов, хотя их абсолютное меньшинство. Это не значит, что мы будем заставлять исповедовать наши взгляды других бойцов, ущемлять их в чём-то. В царской России в армии тоже были не одни православные, но это была православная армия, и никого не ущемляли. И, например, у мусульман даже был аналог ордена Святого Георгия.

Действует система поощрений. Высшая награда — Георгиевский крест. Он повторяет во многом дореволюционный дизайн. Мы ввели аналог медали «За отвагу», она повторяет вид прежней медали, художественную традицию, но это совершенно новая награда. Есть и денежные премии, они очень невелики — нет ресурсов. Наше государство учитывает эти награды, и мы не сомневаемся в нашей победе.

Наши многие бойцы могут служить героическим примером всему миру. Недавно в Шахтёрске ополченцы подбили, уничтожили, повредили более 150 единиц вражеской техники. Это едва ли не вторая Прохоровка. По всему городу битые танки укров, обгорелые БМП, братские могилы этих несчастных обманутых рабов олигархов.

Город был отбит у укров большой кровью и с нашей стороны, хотя наших погибло многократно меньше, чем их.

Один из наших бойцов подбил четыре летательных аппарата украинской фашистской армии: три самолёта СУ и один вертолёт. Эти самолёты летели бомбить. А когда бомбит, то идёт на снижение, и вот из ПЗРК наш боец сбил их.

У нас на вооружении стрелковое оружие, тяжёлой техники очень мало. В бронетехнике превосходство укров в 10-12 раз, в авиации полное превосходство. Нашими зенитками — ПЗРК, мы можем на небольшой высоте только сбивать. Поэтому слова, что мы сбили «Боинг» — чистейшая ложь. И мы не стреляем по мирным объектам, в отличие от армии укрофашистов.

А один из наших снайперов (как снайпер он знал, как лучше осуществлять наводку) корректировал огонь танка прямо с его брони: он сидел на броне в момент, когда пушка танка стреляла, и когда по нему стреляли! Это, конечно, тяжело выдержать… И так удачно корректировал огонь танка, что тот за короткое время подбил пять единиц вражеской техники. Это православный боец, по виду не скажешь, что он герой. Говорит: я молился в этот момент, не боялся.

Конечно, не вся наша армия — одни герои. Но трусы, дезертиры, мародёры быстро отсеиваются: или бывают наказаны, или сбегают.

Армия структурирована. Есть генштаб, министерство обороны, проводится централизация, и оборона Донецка укрепляется. Как и в любой армии, есть служба тыла. Есть госпиталя, военные врачи. Все они — добровольцы. Кто-то был гражданским, кто-то военврачом. Порой героически выносят с поля боя раненых. Сам по себе труд военврачей — труд героический. Потому что бывает поток раненых, и врачи сутками иногда делают операции, затем ухаживают за больными.

Государства ДНР, ЛНР имеют кое-какую казну, весьма небольшую. Есть пожертвования от спонсоров, со всей Украины, из России, Германии, Франции, Сербии нам переводят средства. Но, увы, недостаточно. Ситуация плачевная, зарплаты не получают вообще, семьи в сложной ситуации. Хотя многие семьи уехали, но мужчины должны посылать семье деньги.

Средний возраст большей части бойцов — сорок-пятьдесят лет. Молодёжи весьма мало. Выросло поколение пепси: бандеровцев, укрофашистов сделать не удалось из молодёжи Донбасса, но пассивных, инертных много.

Большинство армии Новороссии состоит из граждан Украины. Добровольцы из России, Сербии, Германии, Чехии тоже есть, но их меньшинство. И их возраст — лет 40-50. Они застали ещё общую империю, и сейчас за нее «голосуют» автоматными очередями и залпами орудий.

Поскольку ополченцы ранее служили в армии, они идейно мотивированы, сопляков из укроармии они бьют крепко. При всём огромном преимуществе укроармии они бегут от нас, даже боятся вступать с нами в бой: завидев наши отряды, даже если их в несколько раз больше, бегут сразу. Их тактика одна: поставить орудие на большом расстоянии — «Грады», гаубицы, поднять самолеты — и бить или бомбить с воздуха, пока ничего от наших подразделений не остаётся. Также они осуществляют сгон населения из городов — бьют по городам, уничтожают мирных людей.

Казалось бы, демографическая ситуация на Украине не блестяща. Низкая рождаемость и отток населения. И кем укрофашисты будут заселять зачищенные ими от населения города? Но в том-то и дело, что они воюют не против нас, а против России, их цель, вернее, их кураторов — дестабилизация ситуации в России. Для этого нужно создать огромный поток беженцев. Я уверен в нашей победе, но победа может даться большой ценой. И с Украины такой поток беженцев будет, что может вызвать мятеж. Каждый залп гаубиц по Донецку даёт тысячи беженцев. Донецк превратился в город-призрак, осталась треть населения. Детей и молодых женщин на улицах практически нет. Машин почти нет, автобусы почти не ходят.

Население хочет вернуться — дом есть дом. Но если укры разрушат инфраструктуру города, а они это уже в значительной части осуществили, то вернуться будет непросто.

Формирование людей на Украине такими, какими их сейчас видим, я наблюдаю ещё с советских времён. То есть еще тогда было заложено основание украинской нации, ныне столь русофобской. До революции даже само слово «украинцы» не пользовалось популярностью, большая часть населения считала себя русскими, были верноподданными русскому царю, даже если говорили на малороссийском наречии; две третьих Союза Русского Народа находились на Украине. Но, конечно, при СССР процесс не зашел так далеко, как в либеральные времена. В целом на Украине за сохранение СССР проголосовало 74%, в России — 75%, то есть две части империи проголосовали за сохранение империи, почти не отличаясь в своих настроениях друг от друга. Но в Киеве уже тогда ситуация была другая, и большинство проголосовало против СССР. Ещё в те времена была заложена бомба замедленного действия. Бюрократия Киева была против СССР, интеллигенция, а ведь они самые влиятельные. А потом за 25 лет либерального времени проблема была раздута. У людей разрушена связная картина мира, и они ничего не понимают, не могут объективно оценить ни ситуацию, ни себя, ни окружающий мир.

Мы — армия Новороссии — мы контрреволюция, которая против всех революций: и семнадцатого года, и девяносто первого, и 2004, и 2014 года. Мы за возврат к исторической России. Наша война — святая. Мы за Святую Русь, за православный тип государства, за религиозное, за социальное государство, против олигархов, либералов и фашистов. Это не значит, что кто-то будет ущемлён по религиозному признаку. Но православие получает статус государственной религии.

И идеологию такого государства даже создавать не надо. В учении церкви чётко расписано, каковы должны быть отношения церкви и государства.

Хотим учредить институт полковых капелланов, а сейчас у нас есть полковые батюшки. У них свои приходы, но они к нам приезжают.

В нашей армии есть и коммунисты, и атеисты. Но это такие «левые», которых расстреляли бы всякие троцкие за любовь к России. Ядро нашей армии — за исторический путь России, когда она была сильной и возрастала год от года.

Заповедь «не убий» мы не нарушаем. Вооруженного врага отечества убить можно. Но укры уничтожают мирное население, то есть восстали против основ христианского вероучения. И православное учение говорит, что мы едины: Украина, Белоруссия, Украина. А они отрицают это, хотят быть с гнилым униатским языческим Западом. Они являются антихристами нашего времени.

Укрофашисты во много раз больше уничтожают мирного населения, чем нас, ополченцев. Каждый их удар по городу — это жертвы среди мирных граждан. А мы боремся только с армией укрофашистов, и никогда не наносили ударов по мирным объектам, по мирным людям. Никогда!

А вот они целились в наш штаб, но попали в жилой дом. Из ополченцев никто не пострадал. Но укры ничего на этом не теряют, они довольны так и так. Потому что после этого тысячи людей хватают чемоданы и бегут в Россию. Украм хорошо!

А мы стреляем только по вооружённому противнику. И раз примерно в 10 больше уничтожаем укров, чем они нас.

Операции наши бывают на уровне полка, взвода. Стрелков планирует крупные операции, иначе ему физически не хватило бы сил и времени. Главная задача главнокомандующего — координация и правильные поставленные задачи перед командирами подразделений.

Наша задача сначала остановить наступление врага, а потом навести порядок по всей территории Украины. Безусловно, киевские террористы должны быть наказаны — это военные преступники, мятежники. Наша задача — освобождение Киева и других регионов, которые сейчас захвачены киевскими террористами.

Вооружённая до зубов укроармия ничего не может сделать с силами армии Новороссии, которая неизмеримо слабее по военному потенциалу, но зато сильнее духом, мотивация у нас чёткая и железная: мы стоим за Святую Русь против фашизма и за социальную справедливость. И мы строим христианское социальное государство, которое станет оплотом русского мира в этой части Украины. Но мы хотим в идеале навести порядок на территории всей Украины.

Именно наша власть на территории Украины является легитимной, а не киевские террористы. Они пришли путём военного переворота, занимаются сейчас геноцидом мирного населения, созданием гуманитарной катастрофы на нашей земле. Если следовать букве закона, они нелегитимны, а мы легитимны. Мы правопреемники государства Украина. Наши республики получили свою легитимизацию путём референдума, а они- мятежники.

Западные СМИ представляют из себя полугосударственную машину лжи. Они заинтересованы извратить, исказить информацию, оболгать нас. Лишь небольшие западные СМИ хотят доносить правду. И аппарат советника по информации, моя группа, работает с иностранными СМИ. Немало наших людей владеют языками. Маргарита Зайдер, например, владеет немецким, английским, французским. Работаем на форумах иностранных, на ютубе. Но мы в танки стреляем из револьвера, ведь нам противостоят государственные машины. Но и такая работа очень полезна. Мы берём качеством, работаем на более влиятельную, высокоинтеллектуальную аудиторию, которая решает вопросы в своих странах. И в своего рода восстании христианских консерваторов западной Европы — есть и наша скромная лепта. Даже такие люди, как ярый антисоветчик, русофоб Патрик Бьюкенен, сейчас называет Россию настоящим катехоном, удерживающим мир от зла.

Мы стали частыми гостями на государственных российских каналах, имеем возможность влиять на широкие массы населения. За это спасибо их руководству и руководству России. И мы должны государственные интересы России продвигать во все регионы. Есть много недостатков в государственной политике России, и мы об этом говорим. Но не сравнить то, что было и что стало. А сразу побороть всех врагов государства не удавалось никому. Тому же Сталину понадобилось 17 лет для этого.

Россия превращается в по-настоящему суверенное государство. Я годами бываю здесь примерно раз в месяц и мне это виднее, чем тем, кто живёт здесь постоянно, которые тут живут постоянно. Чувствую, как меняется сам воздух, меняются люди, с которыми я общаюсь в коридорах власти, в метро, на улице. Они становятся более патриотичными, здравомыслящими. Патриотические движения, которые считались маргинальными, становятся мейнстримом — господствующим течением. Это происходит, возможно, незаметно для самих русских, но весьма заметно для тех, кто бывает здесь время от времени.

Внешняя политика России более независима, Россия взяла свой Крым. При Ельцине только сдавали свои территории. Страна меняется к лучшему, и слава Богу. Это не отдельные деяния, а процесс в позитивную сторону. Но слишком медленно, потому что нам необходимо успевать за внешними угрозами.

К сожалению, и Россия занимает достаточно инертную позицию. Россия защитила ту же Кубу или Сирию, и это хорошо, но не защищает по-настоящему Новороссию. Собственно, Новороссия — это Россия. Да, Россия оказывает информационную, гуманитарную поддержку, но помощь должна быть более широкой. Необходима военная поддержка. Потому что противостоять регулярной вооружённой армии, которая получила все арсеналы со времён СССР, получает поддержку военной машины стран НАТО — оружием, сухпайками, деньгами — тяжело. Нам тоже необходимо опираться на широкую государственную поддержку, на военную помощь.

Мы воспринимаем себя как солдаты российской империи, а не как отдельное княжество. Да, пока формально мы отдельны, но мы — часть русского мира, и наша задача — отстоять интересы России, Белоруссии. И мы стараемся подавить войну там, чтобы она не переметнулась в Россию.

Игорь Друзь

Просмотров: 1101
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Коляда - славянский праздник зимнего солнцеворота Руководство по выживанию и обороне города Арийские традиции: Луковицеобразные главы храмов дворцов Невыгодные изобретения, которых боится мир Путь Дурака - Сакральный Смысл Образа Дурака в Русских Сказках Откуда у Елизаветы II диадема русской императрицы?