Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Дедолларизация: отказ от доллара набирает обороты Трамп намерен загнать Россию в медвежий угол ООН Последний бой Порошенко Мозговой центр Вашингтона: «Коломойского — отравить, Семенченко — пристрелить»
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Настоящая аннексия: Крым в цифрах и фактах

Есть миф, что «русский перевес» возник в Крыму только после сталинской депортации татар.

Вот общедоступная статистика на 1917 год, когда в Крыму было 749 800 жителей. Самая большая часть населения — русские: 41,2%.

Крымских татар — 28,7%, украинцев — 8,6%, евреев — 6,4%, немцев — 4,9%, греков — 2,9%…

Часто можно услышать от будто бы интеллектуалов, правозащитников, политологов: «А чего же в Крыму молчали раньше до десанта вежливых человечков?» Я перестал удивляться этому вопросу и этим вопрошающим.

Для них и, разумеется, для номенклатуры Запада русские Крыма — даже не люди второго сорта, а пустое место.

Что толку от ликбеза… Разве хоть один из тех, кто поет о свободе, дарованной перестройкой, вспоминает, что первый референдум на территории СССР прошел не где-нибудь, а в Крыму 20 января 1991 года.

Это было голосование о преобразовании Крымской области в Республику Крым — «как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора». В референдуме приняли участие 1,441 млн. человек (81,3% жителей Крыма). Положительно ответили 1,343,855 млн человек (93,26%). Но никаким субъектом Крым так и не стал.

Крым крут: о жизни и судьбе полуостроваКрым крут: о жизни и судьбе полуострова

5 мая 1992 года на сессии Крымского парламента был принят акт о государственной самостоятельности Республики, который должен был вступить в силу после подтверждения его референдумом, назначенным на 2 августа.

Вмешательство Киева не дало крымчанам проголосовать. Однако 30 января 94-го они избрали своего президента Юрия Мешкова. Еще в октябре 91-го он объявил голодовку на площади Симферополя, требуя референдума о статусе полуострова. Пророссийский политик быстро стал популярным.

Большинство избирателей проголосовали за возглавляемый им блок с говорящим названием «Россия». На президентских выборах Мешков получил 72,9% голосов — 1,040,888 млн. Сразу после избрания он заявил: «Крымчане сделали свой выбор, проголосовав за единение с Россией». Он объявил о входе Крыма в рублевую зону. Указом № 1 в Крыму устанавливалось московское время.

Можно было бы написать пьесу о борьбе под названием «Московское время»…

Весной 96-го Украина заставила Крым перейти с московского на киевское. В октябре 97-го крымский парламент утвердил закон «Об исчислении времени» и вернул полуостров в третий часовой пояс, то есть московский. Киев отменил это решение.

Борьба за время и пространство… За единство пространства и времени… За русский хронотоп.

Крым добился московского времени только в марте 2014-го и тогда же — Донецк и Луганск. Сколько крови там пролито за изменение пространства и времени…

Что, продолжим ликбез? 17 марта 1995 года решением Верховной Рады и президента Украины Конституция Республики Крым была отменена, пост президента упразднен. Назначенный на 25 июня референдум о крымской Конституции, подразумевавшей по сути независимость, опять не дали провести.

17 марта 1995 года — за 19 лет до возвращения Крыма в Россию, вот она, мистика истории! — на полуострове произошел государственный переворот. Высадился армейский спецназ. Каждый этаж Верховного Совета, где находилась резиденция президента, был захвачен пулеметчиками.

Это и была настоящая аннексия. В конце концов украинские власти запретили Мешкову въезд в Крым.

22 февраля 2006 Верховный совет Крыма назначил на 26 марта республиканский референдум о статусе русского языка. Украинский Центризбирком запретил участковым избирательным комиссиям в Крыму проводить голосование по этому вопросу.

16 декабря 2006 неофициальное «Всекрымское народное собрание» провело плебисцит о стремлении властей Украины присоединить страну к НАТО. Несмотря на то, что помещения для голосования не были предоставлены, люди вышли голосовать на улицы — 98,7% из почти 900 тыс. выступили против курса Киева.

Есть те, чья картина мира, застыла под тройным слоем лака, и русских на этой картине нет.

Если русские не согласны с Майданом и едут в Киев, они продажные «титушки», их можно стрелять, бить битами и ставить на колени (как было с крымчанами возле города Белая Церковь).

Если русские восстали в Севастополе — это сказки московской пропаганды и смута кучки маргиналов. А уж «революция достоинства» про совсем других. Нет, эти русские не способны ни на какую субъектность — дрова, валенки, ватники…

И вдруг случилось так, что у них получилось. Они могут быть не хуже других. Они научились самоорганизации. Сознают свои интересы.

И тогда злоба крепнет, а обвинения тяжелеют. Уж если русский проявил активизм, значит, он бандит и террорист.

Все-таки «Крым наш!» — это прежде всего лозунг самих крымчан, которые вправе определять судьбу своей Республики.

… Древняя смотрительница музея Чехова, за девяносто лет, хорошо знавшая еще Марию Павловну Чехову. Ранним утром она спускалась к участку, поскользнулась, ее сразу подняли — валил народ. Она тихо стонала, перелом руки. В больницу? Сначала требовала голосовать.

Ее внесли на участок. Там с необычайной зоркостью и точностью здоровой левой она нарисовала похожую на чайку галочку. Потом, в ожидании «скорой», окруженная юными активистами «ялтинского антимайдана», а на самом деле, ребятами с одного двора, она излагала воркующим голосом: «Мне посчастливилось знать и Ольгу Леонардовну… Да-да, вдову Антона Павловича…» Отвезли в больницу. И сейчас жива-здорова.

Жанровая сценка для соцреалиста-передвижника. Или — сюжет для «красного Голливуда». Или — бело-сине-красного. Но ведь прямая трансляция из жизни, превосходящей любое кино.

… Донбасс ждал «крымского сценария». Там тоже валили на референдум, выстраивались в очереди, шли, как на праздник, в платьях и отутюженных костюмах. Помню площадь в Донецке, всю в триколорах, со страстным, звенящим, неумолкающим: «Рос-си-я!». Большая боль…

… Вспоминаю лето 14-го, разгар донбасской войны. Вернувшись оттуда, стоял среди молящихся у дверей заполненного храма в Ливадии, где в 1894-м святой Иоанн Кронштадтский отпевал Александра Третьего. Тонкий дым ладана выплывал в солнечный день вместе с протяжным пением.

Я смотрел на лица вокруг, и казалось, 19-й год: кто-то истово крестился, кто-то замер в оцепенении, кто-то приглушенно переговаривался о последних сводках с фронта, отступлении… Дети, старухи, белые платочки, траур, бороды, «идейные», приехавшие отдыхать в первое лето российского Крыма (выделялся один поэт-москвич — рыжий шар), встревоженные беженцы, уцелевшие в войне…

Стриженый парень сидел на скамье под платаном, отставив вправо стальной костыль, слева лежала пилотка с красной звездой. Его светлые глаза были сужены такой темной мукой, что на миг показалось: 42-й год, крымский затравленный партизан.

… Крым через год. Неумолкающий собеседник — таксист Игорь. Мчим ночью по Ялтинской трассе.

— Я вот годами смотрел: плывут теплоходы, а на них флаг этот… жовто-блакитный… и понимал: бред… Ну бред… Против природы. Другой должен быть флаг… России… А ведь мысли материализуются! Мысли материальны, правильно? Если боишься грозы, начнешь притягивать молнии. Например, одна женщина все время боялась ос, и они ее… Крымчане вообще любят подобные разговоры.

Мы проносимся под форосской церковью, горящей на высокой скале в черном небе, как крупица звезды, а может, улетающая ракета.

Сергей Шаргунов

Просмотров: 1850
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Правила поведения на природе Отзывы американцев на сказку "Морозко" Что мы празднуем на ПАСХУ?! Последний рубеж обороны Тартарии Военное искусство древних славян Русский народный костюм