Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Многоходовочка Путина оставила Курдистан в составе Сирии Почему США прессуют Россию Запад вернет Донбасс Украине, подкупив Россию Россия сдается под натиском глобального Содома
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Нефть затапливает рынок

Резкий рост иранского экспорта грозит утопить российский бюджет-2016

Возможно, в ближайшее время цены на нефть возобновят падение. К концу ноября-началу декабря Иран собирается увеличить экспорт нефти на 500 тысяч баррелей в сутки. А к середине 2016 года иранский экспорт, как планируется, достигнет 1 млн баррелей. Об этом в пятницу, 26 сентября, заявил The Wall Street Journal (WSJ) директор по инвестициям National Iranian Oil Company (NIOC) Али Кардор.

Надо сказать, что сроки, названные Кардором, значительно превосходят прогнозы большинства аналитиков и участников рынка. Так, страны Персидского залива, входящие в Организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК), не ожидали, что Тегеран начнет наращивать экспорт раньше весны 2016 года.

Причем, обещанный Али Кардором 1 млн баррелей экспортного «черного золота» — только начало. Сейчас, напомним, Иран добывает 2,8 млн баррелей в сутки, и эта нефть идет на внутреннее потребление. Но в лучшие годы, до введения эмбарго, нефтедобыча превышала 4 млн баррелей в день. Так что возможности наращивания экспорта нефти у Ирана впечатляющие.

Первым делом иранская нефть окажется на азиатском рынке — пойдет в Китай и Южную Корею. По словам Кардора, эти две страны чрезвычайно заинтересованы в увеличении импорта «черного золота». Следом, по расчетам Тегерана, к пулу покупателей присоединится Индия.

Когда иранская нефть доберется до западных рынков — вопрос открытый. Скажем, гендиректор Total Патрик Пуянне в интервью WSJ сказал, что возвращение его компании в Иран произойдет не раньше 2016 года. Но чуть раньше или позже западные компании приступят к разработке иранских нефтяных месторождений — ситуацию это принципиально не меняет. Тегеран твердо взял курс на то, чтобы буквально затопить рынок дешевой нефтью, и не намерен от него отступать.

Правда, сам Тегеран пытается успокоить «коллег» по нефтедобыче. По оценке Али Кардора, цены на нефть из-за увеличения иранского экспорта упадут всего на $3−4 за баррель. Иран, кроме того, намерен обсудить свое возвращение на нефтяной рынок с другими членами ОПЕК на ближайшем собрании картеля в Вене в декабре, и потребовать, чтобы «некоторые страны сократили свою добычу», — отметил Кардор. «Мы должны прийти к компромиссу», — заявил директор по инвестициям.

Понятно, что камень пущен в огород Саудовской Аравии. Именно эта страна в последние годы стабильно наращивала нефтедобычу, под предлогом компенсации уменьшения иранского экспорта.

Непонятно, однако, другое: отчего Али Кардор твердо уверен, что члены ОПЕК прислушаются к доводам Ирана и согласятся сократить добычу? Та же Саудовская Аравия, чей бюджет даже при нынешних объемах нефтедобычи трещит по швам, вряд ли согласится благородно сократить собственную квоту, чтобы увеличить квоту Ирана.

А это значит, нефть уже в 2016-м году может подешеветь гораздо сильнее 3−4 долларов за баррель.

Как глубоко могут провалиться нефтяные котировки на фоне иранской активности, и что это означает для России?

 — Заявления руководителей иранской нефтяной промышленности — это, прежде всего, массированная реклама возможностей страны, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Оценки, что Иран способен увеличить экспорт до 1 миллиона баррелей в сутки, звучали и раньше. Но тут же начинали уточняться, корректироваться, и в конце концов пересматриваться.

Я бы сказал, что эксперты оценивают возможность Ирана быстро нарастить нефтяной экспорт как 50 на 50. Проблема в том, что для наращивания экспорта Тегерану нужно быстро и безболезненно пройти процесс отмены международных санкций. А этот процесс может быть затруднен различными обстоятельствами политического характера на Ближнем и Среднем Востоке.

Многое, например, будет зависеть от позиции Ирана по Сирии, по другим кризисным процессам в регионе. И существует вероятность, что процесс отмены санкций будет даже более длительным, чем это видится сегодня. Это значит, что выход Ирана на нефтяной рынок все-таки отодвигается.

По оценкам Международного энергетического агентства и Министерства энергетики США, в 2015 году при наилучшем раскладе Тегеран начнет поставлять на экспорт только 200−300 тысяч баррелей в сутки. Да, и это немало, учитывая нынешнее солидное превышение предложения над спросом на нефтяном рынке — по минимальным оценкам, оно составляет более 1 млн баррелей в сутки. Но все-таки не 500 тысяч баррелей.

«СП»: — Как скоро Ирану удастся довести экспорт до заявленного 1 миллиона баррелей?

— Это напрямую зависит от состояния нефтедобывающей промышленности Ирана. На этом направлении возникает много вопросов, ответов на которые иранцы до сих пор не дают.

Да, расчетный потенциал наращивания экспорта у Ирана существует. Но его не реализовать без притока зарубежных инвестиций, и без раздачи мировым компаниям прав на освоение нефтяных месторождений. Другими словами, чтобы предметно говорить о перспективах роста нефтяного экспорта, нужно, чтобы этот рост был обеспечен инвестиционными объемами и соответствующими соглашениями. А с обеспечением далеко не все гладко.

Сегодня ведущие мировые добывающие компании, из-за падения нефтяных цен, притормозили или отложили реализацию инвестиционных проектов на общую сумму около 1,5 трлн долларов. Процесс свертывания инвестиций в нефтедобычу идет по всему миру, и не факт, что, закрывая проекты в других регионах, эти компании вдруг начнут инвестировать в Иран.

Теоретически, Тегеран может и сам развивать нефтедобывающую отрасль за счет заемных средств. Но это — удовольствие дорогое. Тем более, сейчас положение иранской финансовой системы оставляет желать лучшего, и оно абсолютно непонятно инвесторам, которым будет предложено вкладываться в иранские бонды.

«СП»: — Если Иран все же доведет экспорт до 1 миллиона баррелей, как это повлияет на нефтяные цены?

— Пока мы видим, что прогнозы спроса нефти на 2016 год снижаются. Причины этого — в глобальном замедлении мировой экономики, в торможении Китая, в денежно-кредитной политике Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Напомню, по прогнозу Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), рост мирового ВВП в 2015 году на 0,1% ВВП ниже по сравнению с прогнозом июня — он составляет 3%. А в 2016 году ожидается рост мировой экономики на 3,6%, что на 0,2% ниже прогноза, сделанного в июне.

В этой ситуации, если увеличивается предложение на нефтяном рынке, цены на «черное золото» устойчиво идут вниз. Я считаю, снижение среднегодовой цены на нефть будет достаточно выраженным. При проектировках российского бюджета-2016 нужно исходить из цены всего 40 долларов за баррель.

Хотя, скорее всего, в реальности нефть до 40 долларов не упадет, и цены на нее будут «танцевать» возле отметки 45 долларов весь следующий год.

«СП»: — Иран может надавить на ОПЕК и перераспределить квоты стран-участниц картеля?

— Надо понимать: доля ОПЕК в мировой добыче сократилась примерно до трети, в то время как в 1979 году превышала 50%. Сами лидеры ОПЕК признают, что их влияние на цены уменьшилось. Даже если страны ОПЕК сейчас сократят добычу, их место мгновенно займут другие участники рынка. Поэтому все игроки понимают: лучше пережить падение нефтяных цен, чем уступить долю.

По такой логике, кстати сказать, действует и Российская Федерация. И будет действовать весь следующий год.

Думаю, за нынешними заявлениями Ирана просматривается предложение компромисса с ОПЕК: вы, дескать, потеснитесь, а мы не будет наращивать экспорт до заявленного 1 миллиона баррелей.

Тем не менее, на мой взгляд, добиться пересмотра квот Тегерану будет крайне сложно.

«СП»: — Что все происходящее означает для России?

— В условиях падающих нефтяных цен нам стратегически важно удержать свою долю на нефтяном рынке. А это будет непросто сделать, если в рамках балансирования бюджета-2016 будут приняты решения о повышении НДПИ для нефтяников.

Сейчас российскому правительству важно сделать выбор: ввести дополнительное налогообложение «нефтянки», с риском потери рыночных позиций, либо поискать другие пути для латания бюджета. Но если мы все-таки с нефтяного рынка частично уйдем, туда будет очень сложно возвращаться…

 — Сомневаюсь, что Ирану удастся быстро нарастить экспортные поставки нефти, — говорит декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Елена Телегина. — Прежде всего, потому, что растет ее потребление на внутреннем иранском рынке. Но даже если на мировом рынке появится «лишний» — иранский — 1 миллион баррелей в сутки, цены на «черное золото» опустятся ненамного. Плохо тут другое: такое положение будет играть на долговременный тренд к понижению нефтяных цен. Нам это, понятно, не на руку…

Андрей Полунин

Просмотров: 1016
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Скифы-Сарматы кто они Русские народные сказки - запретили в РФ Сода, горчица, уксус - натуральные моющие средства Русский и арабский языки - историческая связь в фотографиях и цитатах Банный домовой Какие-то выродки посчитали что русские народные сказки вредны для детей