Русская Правда

Русская Правда - важные новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

У нас это невозможно Политическое Обозрение - Новости за 28 марта 2017 (7525) Как каратели ловили «сепаратистов» на Западной Украине Украина цэ Россия
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Непокоренный дух Донбасса

На фоне почти круглосуточных бомбежек обострившихся в результате так называемого перемирия, на фоне взрывов, пожаров, разрушений, смертей и горя театры и филармония Донецка и Макеевки открыли свой очередной сезон.

Донецкий национальный академический музыкально-драматический театр дебютировал спектаклем по комедии Н.В. Гоголя «Женитьба», макеевский ТЮЗ показал детворе «Василису Прекрасную», а Донецкий академический областной театр кукол «Снежную королеву».

При этом самыми первыми к зрителям вышли артисты Донецкой областной филармонии и Донецкого театра оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко.

Артисты филармонии блеснули традиционным вечером русского романса «Гори, гори, моя звезда», а артисты театра – опереттой И.Кальмана «Летучая мышь».

И те, и другие задолго до представления тревожно ждали публику, волновались, а вдруг она не придет, но людей прибыло столько, что пустых мест в зале не осталось.

«Мы пришли поддержать артистов, - говорит завсегдатай филармонии Николай Лазарев, - еще и друзей своих привели, и об этом не пожалели. Концерт удался, и если в начале сказывалось волнение вокалистов и музыкантов, то потом в зале и на сцене возникла проникновенная атмосфера взаимного доверия и симпатий… Было все, и овации, и цветы, и радость прикосновения к прекрасному».

Театральная труппа волновалась не меньше, артистов филармонии. Она, выходя на сцену, знала, что часть уехавших из Донецка артистов, так и не вернулась в город, оркестром, вместо дирижера, руководит солит оперы, декорации на основном складе в районе аэропорта сгорели, после бомбежки…

Однако теплота зрительного зала, улыбки и цветы, развеяли это волнение…

«Артисты проявляют гражданское мужество, и мы не можем этого не замечать и не приветствовать, - говорит домохозяйка Елена Сивоконь, - я пришла на концерт вместе с дочкой. С одной стороны мы прониклись благодарностью к тем, кто позволил прикоснуться к великому театральному искусству, а с другой, - вспомнили о блокадном Ленинграде. Наверное, мы теперь испытываем чувства подобные тем, которые в годы войны испытывали его жители, бывая на концертах, когда даже волшебство звуков не позволяет забыть, что в затылок дышит война».

И действительно, на улице то и дело слышны артиллерийские залпы, взрывы и дымы пожарищ.

Особо часто они наблюдаются в стороне аэропорта, Песок, Авдеевки, откуда идет многомесячный обстрел города, и куда вперемешку с легковушками порою ползут танки. Они движутся мимо подернутых осенним золотом скверов, нарядных клуб, аккуратных газонов, вычищенных тротуаров.

«Нашим коммунальщикам памятник ставить нужно, - говорит вернувшаяся в город семейная пара, - пожив в Днепропетровске мы ощутили разницу между городами, в Донецке даже во время войны все чисто и ухожено».

К этому мнению присоединяются многие другие горожане, которые отмечают, как самоотверженно работают дворники, сотрудники «Зеленстроя», газовщики, электрики, водопроводчики и водители, что во имя порядка они порою жертвуют своим здоровьем и жизнью.

В то же время, шагая по улицам Донецка, можно заметить, что все банки в городе не работают, перечислить или получить деньги теперь невозможно, точно так же, как и забрать свои вклады, поэтому у многих семей проблемы с наличностью. При этом карточки принимают далеко не все еще работающие магазины и аптеки города.

Между тем на окраинах картина совсем иная, чем ближе к ним, тем меньше работающих заведений, безлюднее и безмолвнее.

После обстрелов «Градами», минометами, «Ураганами» омертвевшие, пустынные, улицы околиц Кировского, Куйбышевского, Киевского, Петровского районов напоминают своей запущенностью и разрухой жутковатые кадры из фильма «Сталкер». Оставшиеся здесь люди неделями и месяцами почти не выходят из подвалов и бомбоубежищ. Многим из них просто некуда идти, дома или квартиры уничтожены войной.

Один из таких людей – инвалид Олег – еще 12 июня пришел в Донецк из прилегающему к городу поселка Александровка, подвергшегося нападению украинской армии, и обосновался в бомбоубежище шахты «Трудовская» Петровского района.

«Домой вернуться не могу, Александровка переходит из рук в руки, что в ней уцелело не знаю, - говорит он. – Несмотря на то, что в бомбоубежище особенно ночью холодно, останусь здесь».

Подобно Олегу людей, постоянно живущих в бомбоубежище шахты «Трудовской» насчитывается несколько десятков, среди них и ветхие старики, и грудные детки, и молодежь, и у каждого своя история.

«Практически на моих глазах, прямым попаданием на части разорвало соседа, люди складывали в одеяло куски тела, чтобы было, что похоронить, после этого я дома жить не могу, боюсь»,- говорит одна из обитательниц бомбоубежища, жительница Петровского района.

«Купалась в летнем душе, только вышла, за спиною взрыв, - оглядываюсь, а душа нет, - говорит Наташа, - теперь живу здесь, туда, где жила наведываюсь в минуты затишья, чтобы сорвать яблочко, вытащить морковку с грядки, приготовить кушать на костре, тут же рядом у входа в бомбоубежище, постирать».

И действительно, чем интенсивнее обстрел, тем больше людей в бомбоубежище. В подтверждение этому, на моих глазах, как только из-за ближайшего террикона заработали минометы и застрочили автоматы, к общежитию стали сбегаться люди.

Старожилы говорят, что в моменты интенсивных обстрелов их здесь собирается около двухсот человек, тогда в пламени свечей становиться видно, как люди сидят на настилах и лежат прямо на полу.

«Вот и подышали, - говорит Людмила, - мало того, что из-за обстрелов часто голодаем, не можем выйти, и почти никто не рискует подъехать к нам помочь, так еще болеем, в подземелье холодно и воздух тяжелый, дети почти все кашляют, а лекарств нет».

Приобрести лекарства в близлежащей округе, как и продукты, тоже невозможно, к тому же зачастую и не за что. Во-первых, предприятия и учреждения стоят, а значит, заплаты нет, во-вторых, пенсии пожилым людям и пенсионерам Донбасса Киев уже давно цинично не выплачивает, в-третьих, предприятия общественного питания, торговли в зонах интенсивных обстрелов не работают. Так в окрестностях «Трудовской» разгромлен рынок, существовавший полвека, хлебозавод, подстанция. Даже от явно нестратегического и мирного объекта – от церкви Ионна Кронштадского остались стены да угольки. Ни крестов, ни куполов нет. Правда, батюшка не ушел, продолжает служить в небольшом уцелевшем закутке.

«Нас били градами, - поясняет произошедшие отец Александр, - как и шахту «Трудовскую».

Теперь эта шахта, как и в годы Великой Отечественной войны, затоплена. У музея ее трудовой славы, повествующего о достижениях и мировых рекордах добычи угля, рядами выложена обшивка градовских снарядов, во дворе то там, то сям зияют воронки. На «Трудовской», как и на абсолютном большинстве шахт Донбасса, ни о какой добыче угля или отгрузке его Украине, речи не идет.

Отсутствие донецкого угля негативным образом сказывается на энергетике Украины, которая и так страдает от дефицита российского газа. Между тем впереди зима, но по поводу того, замерзнет ли Украина, дончане и беженцы из пригородов особо не печалятся. Украинские войска, всевозможные батальоны они считают агрессорами и обвиняют их в массовых убийствах, пытках, похищениях людей, а также в мародерстве.

Рассказывают, как в прилегающем к «Трудовской» Марьинском районе каратели ходят по домам, вытаскивают от туда ложки, вилки, постельное белье, а потом выстраиваются в очереди на почтах, чтобы отправить награбленное на родину. Опять же, это напоминает события Великой Отечественной войны, когда немцы беспощадно грабили оккупированные территории…

Но это еще не самое худшее. Из уст в уста несется молва об их зверствах. Что полностью подтверждается свидетельствами очевидцев. Так, например, в освобожденном от карателей Старобешево рассказывают, как головорезы из батальона «Азов» поступили с отцом и сыном человека, который ушел в ополчение. Отца били так, что осколки ребер ему пробили легкие, сына тоже били и пытали, а потом волочили на тросе за БТР, пока юноша не умер, родственники потом с трудом опознали его изуродованное тело.

О зверствах свидетельствуют и массовые захоронения в Шахтерском, Амвросиевском, Старобешевском, Новоазовском районах, которых так много, что от лесополос, балок и полей исходит невыносимый трупный запах. По словам ополченцев, доступ к этим захоронениям часто затруднен. Дело в том, что отступая, каратели, опять же, подобно гитлеровцам в годы Великой Отечественной войны, заминировали могильники. Как говорят местные жители, в некоторые из них, каратели свозили трупы камазами, а потом, скрывая преступления, ставили вокруг мины и растяжки. Похожим образом выглядят уже широко известные массовые захоронения под Макеевкой, где найдены обезображенные трупы изнасилованных несовершеннолетних девушек, замученных беременных женщин, ополченцев со следами пыток.

Между тем в ООН, ориентируясь на точную, но не отвечающую реальности статистику моргов, заявляют, что в период с 6 апреля погибли три тысячи семьсот человек. В действительности жертв этой войны гораздо больше, многие убитые люди не попадали ни в морг, ни на кладбище. Из-за бесконечных обстрелов их наспех хоронили прямо во дворах домов, в огородах, на обочинах улиц.

Так, например, происходило в городах Иловайск и Ясиноватая. При этом преступные украинские власти цинично и нагло лгут, утверждая, что, дескать, все это дело рук ополченцев. По их извращенной логике выходит, что люди записываются в ополчение, чтобы разгромить свои дома, убить родителей, родных и близких. На самом деле все происходит с точностью до наоборот. Вот что говорит двадцатичетырехлетний уроженец Краматорска ополченец Саша: «В начале лета я похоронил отца, его сердце не выдержало кошмара обстрелов, тяжело раненую в маршрутке маму отправил на лечение в Россию и взялся за оружие, а до войны был мирным человеком – слесарем».

Аналогичные судьбы и у многих других людей, ставших ополченцами, которых укро-СМИ рисуют некими тупыми дикарями. Однако это не отвечает действительности, поскольку в ополчении достаточно людей с высшим образованием. Скажем, у командира с позывным «Хорват» четыре высших образования, а у человека с позывным «Кирша» - два. Те же укро-СМИ лукавили и лукавят, уменьшая потери украинской армии, ежедневно браво рапортуя о количестве убитых ополченцев, вероятно, выполняя приказы СБУ, дабы не смущать правдой зомбированные умы сограждан.

В тоже время ополченцы рассказывают, как под деревьями на местах боев кучами лежат мертвые, брошенные тела представителей украинских воинских подразделений, как в карманах у них звенят мобильники. «Мой товарищ поднял один такой у Саур-Могилы, - говорит человек с позывным «Лесник», - ответил на звонок, сказал родственникам, что их солдат мертв, те просили похоронить, но ни мы, ни местные жители не в состоянии этого сделать из-за непрекращающихся обстрелов».

И все же трупы украинских бойцов периодически вывозятся, в результате похороны сплошной чередой идут по всей Украине, отдельно хоронят неизвестных солдат, только на их могилах порядковые регистрационные номера переваливают за шесть с половиной тысяч.

Обращает на себя внимание и то, что лишь в «иловайском котле» за 1 месяц, за период с 23 июля по 23 августа, по официальному заявлению Андрея Сенченко – руководителя временной следственной комиссии Верховной рады, погибли 3400 бойцов. Для сравнения, за 10 лет афганской войны советская Украина потеряла 3360 человек.

Вот и сейчас, в то время, когда я пишу эти строки, по словам ополченцев, в донецком аэропорту лежит рота мертвых украинских солдат, а украинской артиллерией убиты около 30 дончан. Эти люди убиты в последние часы. Только президента Украины Порошенко эта «мелочь» не заботит, он сейчас находится в Милане, где, играя на публику, картинно демонстрирует миролюбие, а по факту подтягивает к границам ДНР и ЛНР все новые боевые подразделения и технику, а значит, готовит новые убийства.

«Никого ему не жалко, развязал бойню, - говорят по этому поводу дончане. - Чем жить под руководством этого главаря хунты, лучше умереть, но не возвращаться в Украину, для которой война стала смыслом жизни, возможностью списать все воровство, просчеты в экономике, сколотить состояние на крови».

Люди не верят, что украинское руководство хочет и способно прекратить войну.

По их мнению, она закончится лишь тогда, когда украинские матери будут любить своих детей больше, чем ненавидеть Донбасс.

г.Донецк

Ирина ПОПОВА

Просмотров: 1434
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Старинные русские меры длины Этруски заговорили и, что характерно, по-русски Первый в мире алфавит появился в России Традиция смерти у славян Город Богов плывущий в космосе Покровитель Славянских купцов Бог Велес и его оберег