«Кривда уверенным шагом сегодня идет по земле. Кровопийцы устраиваются на тысячелетья», — писал в тридцатых годах прошлого века великий немецкий драматург Бертольт Брехт — кода в его родной Германии устанавливалось господство «Тысячелетнего Рейха».

И действительно — дорвавшись до власти, любой авторитарный правитель мечтает о том, чтобы как можно дольше удерживать ее в своих цепких руках. Однако жизнь рано или поздно ставит точку на этих честолюбивых планах — о чем предупреждал в тех же стихах Брехт.

Трудно сказать, читал ли его президент Петр Порошенко. В конце декабря он опубликовал список своих любимых книг, среди которых оказались эссе о Шевченко, Гузаре и Джемилеве, произведение с говорящим названием «Война с Россией» и альбом о советских мозаиках, уничтоженных в Украине в результате декоммунизации. Естественно, книги Брехта по определению не могли попасть в этот список, в силу его сомнительных коммунистических убеждений. Но лично мне интересно, случалось ли Порошенко читать книгу Марио Варгаса Льосы — «Нечестивец, или Праздник Козла». Ведь она посвящена закату карьеры его латиноамериканского коллеги, доминиканского правителя Рафаэля Трухильо, который правил своей страной более тридцати лет подряд, осуществив таким образом розовую мечту всякого украинского политика. И содержит в себе знаковые параллели с текущей политической ситуацией в Украине.

Президент, козел и литература

Марио Варгас Льоса знаком с Порошенко лично. Они встречались в Киеве в 2014 году, когда этот блестящий писатель, Нобелевский лауреат по литературе, приехал в Киев, чтобы поприветствовать жителей страны победившего Евромайдана. Им было о чем поговорить — ведь Льоса сам занимался политикой, баллотируясь в президенты Перу, считается большим другом США и не раз говорил о необходимости борьбы с мировым коммунизмом, за демократические ценности, которые так трепетно растит в нашей стране украинское руководство.

Книга о Трухильо выглядит в этом свете более чем поучительной и актуальной — ведь она рассказывает о том, что США без колебаний избавляются от своих бывших политических протеже, которые вышли в тираж, и безнадежно запятнали себя грехами воровства и коррупции.

Правитель Доминиканской Республики долгие годы считался самым преданным из длинного ряда «сукиных детей» Вашингтона. Его карьера началась в тренировочном лагере морской пехоты США, которые помогали обучать местную Национальную Гвардию — полувоенную структуру, чьи функции, по сути, были похожи на функции украинских нацгвардейцев.

Захватив власть, он вскоре устроил на острове собственное «АТО» — кровавые этнические чистки в приграничных регионах страны, где еще с XIX века жили чернокожие франкоязычные гаитянцы. Они до такой степени смешались с испаноязычным населением, что доминиканские националисты вычисляли «чужих», заставляя произносить слово «петрушка», которое по разному звучит в произношении людей с французским и испанским акцентом. Жертвой этой бойни стало около двадцати тысяч человек — но в Вашингтоне благосклонно смотрели на происходящие события, поскольку режим Трухильо считался главным форпостом борьбы против красной угрозы, и провел в стране беспощадную «декоммунизацию», запрещая и уничтожая доминиканских левых.

Зверское убийство трех молодых женщин, сестер Мирабаль, с которыми расправились представители местного карибского «Азова» — так называемые «calies» —  получило в те годы мировой резонанс. Однако Трухильо, который, к тому времени, провозгласил себя генералиссимусом и переименовал в свою честь столицу страны, по прежнему пользовался кредитами и покровительством США. Среди прочего, они помогли ему подготовить мощную современную армию, которая должна была противостоять угрозе вторжения кубинцев Фиделя Кастро. Все недовольные политикой правительства объявлялись изменниками и кастро-московской агентурой, а средства массовой информации обрабатывали в этом духе все население латиноамериканской страны. И хотя в те времена не было интернета, на службе Трухильо состояли лучшие публицисты Доминиканы, которые исполняли функции «порохоботов», публикую газетные статьи о врагах нации и скрытых агентах Кремля. 

Казалось, что эта идиллия будет длиться вечно — однако, в один прекрасный момент режим Трухильо начал тяготить своих американских сюзеренов. Они прекрасно осознавали, что их протеже завел страну в тупик экономического и политического кризиса, дискредитируя их своим кровавым террором. И, в итоге, захотели поставить на его место более современного и менее коррумпированного политика, который хотя бы формально придерживался демократических процедур, провел в жизнь декоративные реформы, и не вызвал такой ненависти у подконтрольного ему населения.

С тех пор все волшебно изменилось. Американские СМИ, которые прежде представляли Доминикану оплотом демократии, прогресса и гражданских свобод, начали писать правду о коррумпированном клане Трухильо и совершенных им преступлениях — которыми тут же озаботились международные правозащитники. Рассказывали даже о том, что лучший друг просвещенного и цивилизованного Запада массово насиловал приглянувшихся ему женщин — за что ему дали в народе кличку «Козел». Доминиканского лидера лишили кредитов, а затем ввели экономические санкции против его бизнеса. Наконец, США начали активно подыскивать преемников Трухильо, вербуя высокопоставленных чиновников и молодых либеральных технократов, которые составили основу заговора против режима.

Все это было шоком для доминиканского лидера, который подмял под себя страну и привык видеть в США своего спонсора и твердый надежный тыл — достаточно только казнить пару коммунистов и сделать пару пламенных «антимосковских» заявлений в ООН, в поддержку генеральной политической линии Вашингтона.

«Генералиссимус почувствовал, как засосало под ложечкой. Нет, это не гнев, от которого в желудке разливалась кислота, это разочарование. Никогда в жизни он не тратил времени, чтобы бередить понапрасну раны, но то, что произошло с Соединенными Штатами, которых его режим всегда, когда им было надо, поддерживал в ООН, возмущало его до глубины души. Выходит, зря принимали как принцев и награждали всем, чем только можно, всякого янки, ступавшего на этот остров?— Трудно понять этих гринго, —  прошептал он. —  В голове не укладывается, как они могут так вести себя по отношению ко мне» — описывает эту реакцию роман Марио Варгаса Льосы.

Однако, приговор был вынесен — загнанного в угол Трухильо, который ни за что не желал расставаться с властью, убили из предоставленных ЦРУ винтовок. После чего страна погрузилась в кровавый хаос, который закончился в итоге оккупацией морскими пехотинцами США и утверждением новой версии послушного им правительства.

Конечно, эта история разворачивалась в другом регионе мира и в совсем другую эпоху. Однако, книга Льосы позволяет провести определенные параллели с политическим закатом украинского президента, который тоже сталкивается сейчас с системным давлением со стороны еще вчера благоволившего к нему Запада. Да, Порошенко еще никто не обвинял в сексуальном насилии — молва приписывает ему другой порок, а злопыхатели обычно сравнивают его с другим животным — тотемным для нашего древнего народа. Однако, роман Льосы прекрасно иллюстрирует политическую логику США, которые без всяких сантиментов избавляются от вчерашних марионеток — если этого требуют текущие обстоятельства. И сколько бы власти не захватил с благословения своих заокеанских друзей наш «демократический президент», сколько бы не пытался он до бесконечности продевать свою власть, ему стоить читать хорошую литературу и помнить — они всегда могут сделать из него козла отпущения, заставив ответить за все, что происходило в эти годы в стране.

Андрей Манчук