Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Саакашвили дестабилизирует Россию Польский поход Сталина. Как Западная Украина и Западная Белоруссия вошли в состав СССР Саакашвили хочет рулить Украиной, но ещё не знает, как Америка и Украина заметались после предложений Путина
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Николай Азаров: Украине угрожает «усталость конструкции»

15 марта появилось сообщение о том, что бывший замглавы Администрации Президента Януковича Андрей Портнов выиграл в Бельгии суд против экс-заместителя генпрокурора Украины Алексея Баганца. Бельгийская Фемида признала того виновным в фальсификациях документов и предоставлении органам ЕС ложной информации, на основании которой в марте 2014 г. были введены международные санкции против Портнова.

Эту новость многие эксперты прокомментировали как знаковую: по их мнению, решение Уголовного суда Бельгии может означать, что романтический период в отношениях Украины и Европы пройден и начинается их ревизия с последующей реабилитацией «бывших». В этой связи возможность возвращения в большую политику тех, кого сегодня в Украине считают маргиналами и политическими аутсайдерами, уже не представляется абсурдной. Особенно на фоне сотрясающих страну внутриполитических скандалов, резонансных убийств, антирекордов в социальной политике и уходящего в крутое пике рейтинга нынешнего премьер-министра.

Неслучайно в эфире украинского телеканала NewsOne, отвечая на вопрос телеведущего Матвея Ганапольского, кто из двух премьеров, занявших кресло после евромайдана, является более эффективным — Яценюк или Гройсман, многие звонившие в студию телезрители называли третьего — Николая Азарова.

Того самого Азарова, отставки которого три года назад требовал евромайдан, обвиняя его в провале экономической политики, сдаче национальных интересов, преступном сговоре с Кремлем и других смертных грехах. Азарова, который, прожив в Украине 30 лет и занимая ключевые посты в украинской власти, по мнению его политических оппонентов, так и не смог стать украинским патриотом.

В разгар «революции достоинства» он был маргинализован и стал олицетворением преступного старого мира, вогнавшего страну в «маразм совкового управленчества», превращен в объект ненависти и предан анафеме. Многим тогда казалось, что его отставка станет для Украины началом новой эры и прорывом в европейское будущее.

Но прошло более трех лет, а прорыва не случилось. Европейское будущее по-прежнему призрачно маячит где-то за горизонтом, и политологи пророчат скорую отставку очередного главы Кабмина.

Что же происходит с украинской государственной машиной и почему она постоянно дает сбой? С этим вопросом мы решили обратиться к опальному экс-премьеру — человеку, который почти четыре года руководил правительством, дважды занимал кресло первого вице-премьера, министра финансов, был главным налоговиком. Сегодня он политический беженец, преследуемый властью, и находящийся под санкциями «враг народа». При этом большинство экономических экспертов считают его лучшим премьером в истории независимой Украины.

Каганович с Гройсманом и Яценюк с Хрущевым

— Николай Янович, как вы относитесь к тому, что вас, человека, выброшенного из власти «революционной» волной, сегодня вспоминают как лучшего премьера? Следите за рейтингами?

— Да, интересно бывает на них посмотреть. Вот недавно одна из моих подписчиц в соцсетях прислала результаты социологического опроса, где людям было предложено оценить работу руководителей правительства за всю историю Украины. Не скажу, что меня удивили цифры, поскольку наивно ожидать объективного анализа от людей, которым постоянно морочат голову пропагандой. Но картина получилась любопытная, тем более что в список вошли главы правительства начиная с советских времен.

— Хотите сказать, что Хрущева предложили сравнить с Лазаренко?

— Да, оба в этом списке. Хотя разве можно ставить в один ряд Кагановича, Хрущева и премьеров эпохи независимости? Никите Сергеевичу в этом рейтинге дали 4%. Я категорически с этим не согласен. При Хрущеве, который в 1944 г. стал председателем Совета Министров Украины и оставался в этой должности практически до 1950 г., была восстановлена по сути полностью разрушенная инфраструктура и экономика страны.

Ведь после той страшной войны экономика Украины лежала: шахты стояли затопленные, заводы и мосты через Днепр были взорваны, работали только деревянные переправы. Это была огромная республика, полностью разрушенная войной. И при всем моем отрицательном отношении к Хрущеву надо быть объективным — больше, чем он, для Украины никто из всех последующих премьеров не сделал.

Понятно, что за ним стояла вся громаднейшая система Советского Союза во главе со Сталиным, который не считал Украину чужой территорией, и, естественно, ресурсы СССР были направлены на ее восстановление.

Интересно, что по 2% в этом рейтинге отдали Кагановичу, который дважды руководил Украиной и вместе с Хрущевым восстанавливал разрушенное хозяйство, и нынешнему премьеру Гройсману. 4% — Арсению Яценюку. Просто в петлю хочется от такого эффективного премьера, но 526 человек отдали голоса ему. Столько же проголосовало за премьера Кучму, который год находился в этой должности. По одному проценту набрали Пустовойтенко и Владимир Винниченко. Если первый был средним премьером, то второй всего полгода председательствовал в Центральной Раде. Не понимаю — какие заслуги у него нашли?

— Интересно, а «эффективному» Лазаренко сколько процентов дали?

— Вы не поверите, но нашлись люди, которые за этого жулика и проходимца проголосовали, — 1%! Они, наверное, не знают, что это при Павле Ивановиче была проведена реструктуризация шахт; когда они начали закрываться, тысячи людей остались без работы, накопились колоссальные долги по заработной плате.

Я был тогда членом правительства и помню, как Лазаренко начинал заседание Кабмина. Он поднимал, как школьника, министра угольной промышленности Виктора Полтавца — бывшего гендиректора угольного объединения, и кричал: «Отвечай, сколько ты сегодня закрыл шахт?!» Тот пытался объяснить: «Павел Иванович! Закрыть шахту — это же не так просто. Это же громаднейший подземный завод. А наверху — города, поселки и люди, которые останутся без средств к существованию». Но тот даже слушать не хотел и кулаком стучал, требуя закрыть шахты. И такому человеку в опросе отдали 120 голосов!

А вот Виталия Масола, который руководил правительством Украины в советский период и потом — с 1994-го по 1995 г., вообще не упомянули в этом списке. А ведь он 15 лет Госпланом руководил и сделал для Украины несоизмеримо больше, чем любой премьер за последние годы. Те же Столичное шоссе и Окружную дорогу кто построил? Помню, как Щербицкий говорил на заседании политбюро: «Зачем тебе четыре полосы?» А Масол отвечает: «Владимир Васильевич, мы ведь дорогу не на 10 лет строим, а на 50—100 лет вперед». Вот какие мозги были у человека.

Януковичу насчитали 3%. Не могу согласиться, потому что времена его премьерства были неплохими. А если говорить откровенно — лучшими с точки зрения экономического подъема.

— Ну а на первом месте в этом списке, надо полагать, вы?

— Я на втором — 13%. Лидирует Юлия Владимировна. У нее на 2% больше. И вот я хочу проголосовавшим задать очень простой вопрос: а что при ней в Украине построено? Назовите мне хоть одну больницу, хоть одну школу, хоть что-нибудь! Гривня обвалилась с 4,5 до 8 за доллар. Инфляция составила 35%. ВВП обвалился со 140 млрд. долл. до 115.

Можно привести немало цифр и аргументов, чтобы показать, к какой разрухе и развалу всего за два года Тимошенко сумела привести Украину. Это и бездонный дефицит бюджета, финансируемый за счет краткосрочных (трехмесячных) займов у спекулянтов под 32% годовых, разворованные почти $13 млрд. кредитов МВФ, непомерные цены на газ по подписанному ею соглашению с Россией. Еще — бесконечный пиар, позорные скандалы с Ющенко. А страна откатилась на много лет назад.

Кредиты МВФ — пороховая бочка

— Почему же каждый раз происходят эти откаты? Карма у нашей страны, что ли, такая? В чем главная проблема, на ваш взгляд?

— Я вам простой житейский пример приведу. Вы собрались делать ремонт, и вам кто-то советует: есть хорошие ребята, придут и сделают. Ребята пришли и наклеили обои наперекосяк. Вы говорите им: «Постойте, так же нельзя!» Но деньги уже заплатили и время потеряли. Потом находите других, которые делают вам отличный ремонт.

Возникает вопрос: можно было не ошибиться и нанять профессионалов — тех, кто делает ремонт хорошо? Для этого надо было всего-навсего пройти по квартирам, которые эта бригада ремонтировала. Посмотреть и послушать отзывы — и только тогда выбрать.

Вот точно так же управляется государство. Нельзя ставить на ответственные должности дилетантов, друзей, кумовьев, «хороших людей» — такой профессии не существует. И самое страшное, когда после очередного устроенного ими бардака ты приходишь и видишь, что не на кого положиться даже в рядовой ситуации управления государством, не говоря уже о каком-то серьезном ЧП.

— Вы хотите сказать, что одна из главных проблем Украины — дефицит кадров?

— Дефицит профессионалов на местах. И я вам в этой связи очень показательный пример приведу. Когда я узнал, что в Балаклее под Харьковом пожар на складе боеприпасов случился, сразу вспомнил похожее ЧП в августе 2006 г. в Новобогдановке Запорожской области. Причиной пожара на артиллерийской базе Минобороны, где хранились сотни тысяч боеприпасов, стала тогда аномальная жара — загорелась сухая трава, огонь быстро перекинулся на территорию склада, охватив площадь более чем три гектара, и снаряды пошли рваться один за другим. Случилось это в первую субботу августа. Янукович в этот день улетел в Москву, только-только вступив в должность премьера, я был назначен первым вице-премьером, а вся команда была Ющенко—Тимошенко.

И вот я приезжаю на работу, а дежурный докладывает: случилась авария. Надо сказать, что это было самое крупное ЧП на то время, с радиусом разлета осколков на 30 км, пришлось эвакуировать более 1,5 тыс. человек. Я сразу мысленно провел круг диаметром 60 км, куда и Мелитополь попадал, и железная дорога, ведущая на Крым, громадное количество деревень — масштабы вырисовывались очень большие.

Поскольку склад принадлежал Минобороны, я попросил связать меня с министром. Дежурный спецсвязи ответил: «Міністр відпочиває!» На вопрос, где отдыхает, ответил: «У Криму, поряд з президентом». «Ну так ищите, — говорю, — он же не на Марсе!» А министром был Анатолий Гриценко, который любит ходить на телевидение и рассказывать, какой он герой и патриот. Пока его разыскивали, решили с временно исполняющим обязанности связаться. Нашли (фамилии его не помню), и он по-военному бодро доложил: «У ввіреному мені міністерстві усе спокійно!»

Я этому деятелю отвечаю: «Как же у тебя «все спокойно», если двое военнослужащих погибли, а шестеро ранены?! Мне уже ситуация ясна, но почему тебе не доложили?» «Виноват, — говорит, — разберусь и вам доложу».

Звоню губернатору: «Где губернатор?» — «Відпочиває в Італії». А губернатор тоже любитель попиариться, «автомобилист» Червоненко. Слава богу, его заместитель оказался толковым мужиком, сразу выставил оцепление и движение перекрыл.

Я дал ему задание продумать вопросы эвакуации из зоны, найти и подготовить транспорт, потому что масштабы эвакуации очень большие. Дальше звоню в Министерство здравоохранения, а там слышу растерянное: «А що ж робить?..» «Как, вы не знаете, что делать?! Инструкцию откройте и прочитайте, как действовать в чрезвычайной ситуации! Разворачивать полевые госпитали, обеспечивать оказание медицинской помощи!»

Министру транспорта звоню и тот же вопрос слышу: «А що робить?» «Поезда пускай по объездным маршрутам, чтоб движение не срывать, ведь пока мы локализуем ситуацию, несколько суток пройдет!»

Дальше ищу Балогу — министра МЧС. «Где министр?» «В Закарпатье».

Да что ж это такое?! — думаю. Ну нельзя же всем дружно испариться и даже связь не поддерживать! Я, например, куда бы ни ехал, всегда на связи нахожусь: а как иначе, ты же на государственной службе!

— Полагаете, что-то изменилось с тех пор?

— В том-то и дело, что эта «оранжевая» власть ничуть не изменилась. Мне пришлось трижды наблюдать ее — в 2005 г., 2008—2009-м и вот сейчас. И могу сделать вывод, что это полнейшая безответственность, непрофессионализм и полное равнодушие к людям. Если бы кто-то из них хоть каплю переживал за тех людей, которые попали в зону бедствия, они бы действовали совсем по-другому. Но когда человек думает о личной выгоде и понимает, что на этой истории он ни копейки не заработает в карман, ему наплевать на происходящее. Гриценко, кстати, тогда так и не прилетел из Крыма. Когда его разыскали и меня соединили с ним, он ответил, что подчиняется только президенту. А Ющенко подумал — чего туда лететь? Сами разберутся!

И это только один-единственный пример. А я могу их привести сотни.

— Говорят, что в Балаклее, как и в Новобогдановке, большая часть снарядов много лет хранилась на открытых площадках, близ жилых кварталов. Склады были переполнены, в том числе снарядами с истекшим сроком годности, излишки которых никто не утилизировал, и местные жители жили как на пороховой бочке...

— Да что там Балаклея? Вся Украина живет как на пороховой бочке, а безответственность и непрофессионализм прикрываются популизмом. Разве кредиты МВФ — это не пороховая бочка под будущее страны? Ведь вы посмотрите, фонд уже выделил Украине более 7,6 млрд. долл. Разве это улучшило ситуацию в стране? И что решит получение очередного транша? Ну разве что позволит частично погасить долг тому же МВФ.

Я всегда был противником сотрудничества с фондом на его кабальных условиях, так как не знаю ни одной страны, где выполнение рекомендаций МВФ привело бы к подъему экономики и благосостояния людей. Позиция кредиторов проста: нет денег — сокращай расходы. Если пенсия, например, эквивалентна 100%, снижай до 50%. А как на нее будут выживать люди, чиновников из фонда абсолютно не волнует: это ваши проблемы.

Показатели «дна» и художники от Госкомстата

— Власть регулярно рапортует о том, что экономика оживает, ВВП растет, а Минфин прогнозирует трехпроцентный экономический рост в 2017 г. Вы как бывший премьер наверняка следите за ситуацией. По вашим данным, как обстоят дела в действительности?

— У меня есть серьезные основания не верить официальной украинской статистике. Особенно после того, как сняли Александра Осауленко, который много лет работал председателем Госкомстата Украины. Я хорошо знаю его — как честного и порядочного человека. Первый раз его Лазаренко в отставку отправил, заявив: «Ты что там за цифры мне рисуешь — спад, уменьшение?! Показатели должны быть такие как надо!» Осауленко ответил: «Я не умею рисовать цифры. Назначьте того, кто умеет». После этого его сняли, и вот сейчас убрали во второй раз.

Те, кто дутые показатели нам рисует, забывают главное: в экономике все проверяется перекрестным методом. Не может промышленность расти и увеличивать объемы, если уменьшается потребление электроэнергии. Это же элементарно: станок без электричества не работает! Не может расти объем промышленного производства, если уменьшается объем грузоперевозок. Откуда возьмется прирост, если ничего не перевозится?!

Вот почему показатели роста ВВП на 2—2,2% за 2016 г., о которых вы упомянули, — это абсолютная фикция. Потому что даже по нарисованным данным в этот период в Украине на 2,5% сократился объем производства электроэнергии. Как в такой ситуации можно говорить о росте ВВП? Аналогичная ситуация и с грузоперевозками.

Поэтому когда видите цифры, которые вам выкладывают официальные СМИ, думайте, анализируйте. Вот я читаю, например: «Правительство за 2016 г. для финансирования бюджета одолжило 308 млрд. грн.». Что это означает? При бюджете примерно 600 млрд. грн. больше половины расходов профинансировано за счет краткосрочных займов, а по сути за счет печатного станка. То есть каждая вторая гривня расходов — за счет ничем не обеспеченной эмиссии. Это то, что делала Тимошенко в 2008—2009 гг. Вот откуда такой рост цен, такая инфляция и разрушение экономики.

Существует масса показателей, которые говорят о том, что экономика страны продолжает разваливаться. Даже если бы и был рост, то на абсолютно низкой базе. Никто же не будет отрицать, что в 2014—2015 гг. произошел серьезный экономический спад. И теперь вы сравниваете себя с показателем «дна», рапортуя о росте в 2%? Может, лучше сравнивать нынешнюю ситуацию с 2013 г.?

— А давайте сравним!

— Давайте. В 2013 г. Украина достигла самого высокого за всю свою историю уровня ВВП — около $200 млрд., самой высокой средней заработной платы — около $500 в месяц; самого высокого уровня средней пенсии — около $200; самого низкого уровня инфляции — около 0,5% в год.

Достигла самого длительного периода макроэкономической стабильности — 4 года удерживались стабильный курс гривни, стабильные цены и тарифы; самого высокого темпа роста реальных доходов населения — за 4 года в 1,6 раза. Но если это было, значит, этого можно достигать и в будущем. Вот главный вывод.

— Сколько лет может понадобиться Украине, чтобы вернуться к этим показателям?

— Ну, вы наверняка слыхали известный прогноз Саакашвили, который сказал, что не раньше чем через 20 лет мы будем жить так, как при Януковиче. Не знаю, откуда он эту цифру взял, скорее всего, от фонаря. Я думаю, что стабилизировать ситуацию можно года за 2—3.

— Каким образом? На какие чрезвычайные меры должна пойти власть, чтобы вытащить экономику со дна?

— Главное и основное: чтобы спасти экономику в той чрезвычайной ситуации, в которой она оказалась, премьер-министру должна быть предоставлена вся полнота власти. Не в области политики, а в области принятия технических решений в экономике. Времени на дебаты с Верховной Радой уже нет. Должен быть установлен переходной период на два года, когда будет работать техническое правительство.

Подчеркиваю: правительство должно быть исключительно техническое, грамотное, ни в коем случае не политическое, там не должны продаваться должности, как это широко практикуется в Украине, когда какой-нибудь «Укрспирт» продается на «кормление» — или «Укргаздобыча». Техническая команда должна руководствоваться одним: в самые короткие сроки восстановить экономику и заложить основы ее развития — таким образом, чтобы максимально сочетать планово-мобилизационный подход и стимулы рыночной экономики.

Знаете, я всегда поражался: почему такая плодородная, благодатная земля с таким образованным и трудолюбивым народом терпит такие бедствия и лишения? И как только страна поднимается, начинает постепенно развиваться, ее вгоняют обратно в разруху, как это было перед первым майданом. К 2004 г. мы имели самые высокие по сравнению с предыдущими годами экономические показатели. Хотя тогда тоже работал эффект сравнительно низкой базы, потому что Украина очень сильно упала в период так называемых радикальных экономических реформ.

В 1991 г. украинский ВВП был выше, чем в Польше. Это была самая развитая в сфере высоких технологий республика СССР, обладавшая всеми возможностями для ускоренного роста. Но за период с 1991-го по 2003 г. мы потеряли 2/3 своего ВВП. У нас тогда исчезли целые отрасли. Мы ведь раньше сами и телевизорами, и холодильниками себя обеспечивали. Производили 2,5 млн. т мяса в год, нам девать его было некуда — поголовье крупного рогатого скота насчитывало 25 млн. голов!

Майданом — по экономике

— Но давайте вернемся в 2002 г., когда вы из налоговой администрации пришли на должность вице-премьера и министра финансов Украины. Президент Кучма ставил вам с Януковичем какие-то условия или дал карт-бланш?

— Кучма поставил Януковичу такое условие: «Пусть Азаров занимается экономикой, а ты займись Верховным Советом и политической составляющей». То есть мне была предоставлена свобода. Мы отказались от либеральных подходов и методом проб и ошибок пошли по пути создания, с одной стороны, благоприятных условий для бизнеса, с другой — применили плановый подход. Тогда же были созданы крупные инфраструктурные и энергетические проекты. В 2004 г. мы запустили в эксплуатацию два блока атомных станций — в Ровно и Хмельницком. Это были самые крупные стройки в истории независимой Украины — единственный случай, первый и последний.

И восьмиполосная дорога на Борисполь, кстати, тоже была построена в 2004 г., и Одесская трасса, мосты начали строить... Помимо крупных инфраструктурных проектов, мы реализовали целый ряд очень серьезных решений — свободные экономические зоны, территории приоритетного развития, технологические парки, это все было заложено тогда. Пошел приток инвестиций, украинский капитал стал активно вкладываться в проекты.

Кроме того, мы тогда нашли ресурс и почти в два раза увеличили размер пенсий. Конечно, я не идеализирую ситуацию, но было очевидно, что страна оживала на глазах. Темпы экономического роста в отдельных кварталах 2004-го составляли больше 15% — это был мировой рекорд. Представьте: Китай тогда показал 11—12%, а Украина — 15,6%. Это был единственный за 25 лет независимости Украины год, когда мы имели такие темпы роста.

— Но почему несмотря на эти рекорды, случилась «оранжевая революция»? Согласитесь, вряд ли от хорошей жизни народ выйдет на майдан.

— Я же не говорю, что жизнь была хорошая; мы только начали экономику с колен поднимать. Но противники развития Украины решили сыграть на протестных настроениях, устроив то, что вы называете «революцией», а я называю переворотом. Все, что было с таким трудом создано, начало рушиться: пришла авантюристка Тимошенко в паре со знаменитым либералом Пинзеником, и все предыдущие решения были отменены, а перспективным проектам перекрыт кислород. Один из красноречивых примеров: концерн «Фольксваген» в 2003 г. построил в Закарпатье завод в расчете на свободную экономическую зону, а в 2005-м не знал, как ноги оттуда унести.

Представьте себе, в 2004 г. мы имели 15% темпов роста экономики, а в третьем квартале 2005-го уже был минус. Украинская экономика не упала, а рухнула. Но взять и за один год с ног на голову все перевернуть — это надо уметь, согласитесь...

— Николай Янович, ну какой смысл «попередников» ругать? Какие еще чрезвычайные меры вы предлагаете, чтобы оживить экономику? Вот инвестиции, например, где нам брать?

— Необходима макроэкономическая стабилизация — весь бизнес, который пока еще работает, должен знать, что у него в этой стране есть перспектива. Что толку без конца болтать про инвестиции? Одними только мантрами невозможно их привлечь. Никто даже 5 копеек никуда не вложит, если он не знает, что с ними будет завтра. Бизнесмен должен быть уверен в курсе, который будет проводить правительство, потому что он своими деньгами рискует.

А вы знаете, что такое инвестиция, если говорить о строительстве какого-нибудь серьезного завода, например, с высокими технологиями? Нужно целый год угрохать только на согласование, на разработку проектно-сметной документации, на выбор площадки, логистику и т. п. Дальше — под этот проект надо кредиты найти, а кредитор должен быть уверен в благоприятной атмосфере. Потом нужно найти подрядчика, который строить будет, и того, кто оборудование будет поставлять — на все это нужно время. В итоге 3—4 года уйдет только на то, чтобы этот завод построить! И в общей сложности 5—6 лет нужно потратить на то, чтобы это предприятие начало приносить прибыль.

А вдруг за это время очередные дорвавшиеся до власти политиканы обвалят покупательную способность населения? Вот как сейчас, когда покупательная способность в три раза упала? Кому нужен твой завод с его холодильниками—телевизорами—утюгами, если на внутреннем рынке, в расчете на который ты строил свое предприятие, этот товар некому покупать? В Китай ты его не повезешь, там своего добра хватает.

Все это я говорю, чтобы людям было понятно: для нормального функционирования отечественного бизнеса и экономики необходима стабильная политика на много лет вперед. Любой инвестор очень серьезно думает, прежде чем вкладываться: он должен знать, с кем имеет дело, и доверять ему. С Тимошенко он никогда в жизни иметь дела не будет. С Яценюком и Гройсманом — аналогично.

Надо менять не угли, а головы

— С инвестициями понятно. А вот как из энергетического кризиса выплывать?

— Знаете, я просто поражаюсь безответственности чиновников, которые так халатно относятся к этому вопросу. Ведь основа украинской энергетики — это атомные станции, с них сейчас качают почти 60% энергии.

— Это много или мало?

— Вот непонимающие люди так же думают: качают себе и качают! Горит же свет в доме, ну и ладно. На самом деле это перегрузка, недопустимая для безопасной эксплуатации атомных станций. В нашем энергетическом балансе атомная энергия занимает 47—51% — это допустимые показатели. И те, кто превышает норму, ведут себя, как обезьяна с гранатой.

Второй очень важный момент: из всех наших энергоблоков мы только два успели модернизировать — на Запорожской и на Южно-Украинской АЭС, продлив сроки эксплуатации каждого на 15 лет. Но еще 13 энергоблоков в стране необходимо восстанавливать. А это не бумажку подписать, нужно капитальный ремонт всему оборудованию сделать — металл стареет, тем более что работать приходится в условиях повышенной радиации. И затраты на капитальный ремонт энергоблока — под миллиард долларов.

В мою бытность премьером была программа восстановления атомных энергоблоков, сейчас этим никто не занимается. И при нагрузках, о которых я говорил раньше, это обязательно аукнется.

— А что вы думаете о перспективах перехода наших ТЭС, которые сейчас работают на качественном и теплоемком антраците, на газовую группу угля — более дешевую и менее качественную? Министр энергетики Насалик заявил, что это можно сделать за два года, решив таким образом вопрос зависимости от антрацита, который добывается на неподконтрольной территории.

— Думаю, что не угли надо менять, а головы. Украинские ТЭС строились в расчете на определенный тип углей, и под это закладывались все экономические параметры работы станций. Поэтому когда я слышу подобную чепуху, думаю о том, что Украина сделала большую непростительную ошибку, когда пошла на приватизацию тепловой энергетики, продав ее собственникам, считая, что они будут эффективно управлять.

А теперь я задаю вопрос: у нас на этих станциях котлы стоят, которым по 40—60 лет. Какая у них эффективность сейчас? Теплоэлектроцентрали давным-давно морально устарели. За 10—15 лет с момента приватизации практически нигде не проводилась модернизация, ни на одной станции! А вы говорите: группу угля менять.

Я как-то приехал на один завод. Хожу по цехам с директором — он толковый мужик, опытный производственник. Спрашиваю: «Скажи, а сколько тебе нужно лет, чтобы хорошего токаря подготовить?» «Год, — говорит, — а лучше года два». «А чтобы начальника цеха подготовить хорошего?» «Лет пять, а может, и десять». «Ну а грамотного директора завода за сколько лет можно получить?» «Ну, это, — отвечает, — лет двадцать, не меньше».

Так вот представьте себе, сколько же времени нужно, чтобы человек хорошим премьер-министром стал. А у нас взяли мальчика с базара и назначили руководить хозяйством страны. Ну и что в результате мы получили?

После всех этих люстраций и зачистки власти от «бывших» в аппарате Кабинета Министров еще осталось среднее звено, и то, что я слышу от этих людей о работе правительства, — это просто дико. Особенно то, что было при Яценюке. Когда он пришел, все решения принимались спонтанно, не обсуждались, не готовились, не просчитывались. Позволь, но ты же не в пивном ларьке сидишь, решая, разбавить или не разбавить пиво водой?

Как можно государственные вопросы с кондачка решать? Без того, чтобы выработать стратегию, обсуждение провести, риски определить, до мельчайших деталей все просчитать, и только тогда принимать взвешенное решение.

— А если некогда «взвешивать»? Коль экономика, как вы говорите, находится в критическом состоянии, нужно оперативно решения принимать. Но как их принимать, если у государства нет денег? Вот за какие шиши Донбасс восстанавливать?

— Где брать деньги на восстановление Донбасса? Мне непонятен такой вопрос. Когда независимая суверенная страна заявляет, что у нее нет денег, это говорит о том, что во главе этой страны стоят, мягко говоря, не очень умные люди. Еще Пушкин говорил: «Как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет».

Имея свой эмиссионный центр, печатный станок, можно обеспечить развитие необходимым денежным ресурсом. Для этого нужно денежную массу обеспечить всеми необходимыми материальными ресурсами внутри страны и «оторвать» гривню от доллара. Валюта СССР была неконвертируемой, она не обменивалась и не привязывалась к доллару, но обеспечивалась всем достоянием Советского Союза.

— Вы думаете, реально оторвать гривню от доллара, когда весь мир сидит на долларовой игле?

— Реально. Я же не говорю, что доллар нужно уничтожить, он должен быть. Иначе у нас импорта не будет и не будет возможности технологическое обновление производить. Но надо прекратить воровать. И прежде всего запретить украинскому олигархату выводить капитал за рубеж.

Гривня в нокауте и «усталость» моста

— Мне кажется, это разговоры в пользу бедных. У нас с коррупцией 25 лет борются, но пока она побеждает. Вот и вашу власть тоже в воровстве обвиняют. Мол, не было бы коррупционного беспредела и воровского шабаша — не случился бы майдан.

— Я не защищаю прежнюю власть. И не говорю, что она была святой. Но меня, думаю, никто не может обвинить в том, что я что-то воровал. Нет таких фактов, а клевету я не беру в расчет. Вы вот знаете, почему у нас гривня была четыре года стабильной?

— Говорят, что вы удерживали ее в ручном режиме. Разве не так?

— Знаете, столько наговорили гадостей и глупостей о нас, что нет уже ни желания, ни смысла оправдываться... Что значит в ручном режиме? Я что, сидел и держал ее? Или обмен валюты ограничивал? Но, с другой стороны, мы просчитывали, сколько нам нужно медикаментов, сколько того же угля, сколько газа и нефти закупить — вот под это и раскладывали свой баланс валюты.

Я руководствовался следующим принципом: хочешь провести на предприятии технологическое обновление и модернизацию? Пожалуйста, составляй счет, пиши, сколько тебе надо на это валюты потратить, и трать. Но когда ты сам себя кредитуешь: продал, например, произведенный металл, получил за него миллиард долларов, а потом вдруг заявляешь: «Хочу где-нибудь в Верхней Вольте построить карьер!» И этот миллиард долларов надо «загнать» туда. Но я-то отлично знаю, что никакого карьера ты не построишь, а просто выгонишь эти деньги из страны, и все.

Или другой мне говорит: «Вот я хочу на этот миллиард новую технологическую линию закупить». И уже собирается идти в Нацбанк с просьбой перевести деньги. Я спрашиваю: «Допустим, а где ты эту линию будешь ставить? Покажи, в каком конкретно месте?» И вижу, что человек преследует совсем другую цель.

Это я к тому, что у меня не было никаких, как вы говорите, «ручных управлений», а был элементарный контроль над тем, чтобы страну не разворовывали. И поэтому у нас хватало валюты, чтобы обеспечить спрос и стабильность гривни.

— Кто же виноват, что в 2014-м гривня не просто упала, а рухнула? Что стало причиной — спровоцированная революционными потрясениями паника, внешний фактор или кто-то банально решил подзаработать?

— Ну, конечно, кому-то захотелось мгновенно заработать. А самый простой способ — это обвалить курс гривни. Что они и сделали.

Нацбанк выделил Коломойскому 20 млрд. грн. рефинансирования. Он пришел и купил на них по тогдашнему курсу 2,5 млрд. долл. Что произошло с гривней? Она сразу обвалилась до 16 за доллар. Потому что такая громадная спекуляция не могла не отразиться на курсе. Что делает дальше этот человек? Часть денег отдает на откаты, а часть выводит — сам себе кредит дает. Его громаднейший банк переводит деньги в аффилированную с ним структуру. А на оставшуюся часть валюты Коломойский опять покупает гривню и выходит с ней на рынок. В результате чего гривня падает дальше — с 16 до 20. Вот таким образом они и отправили гривню в нокаут. Никаких других причин не ищите.

А дальше пошел спад производства, что повлекло дальнейшее ослабление гривни.

— Николай Янович, я вот смотрю на вас и думаю: человек, изгнанный из страны, преданный бывшим президентом и преследуемый нынешней властью, должен с некоторым удовлетворением воспринимать то, что происходит в стране. По принципу — чем хуже, тем лучше. Вам не обидно за себя?

— Да мне не за себя, а за державу обидно, у которой есть огромный ресурсный и человеческий потенциал. Но каждый раз, как только Украина начинает подниматься с колен, ее опять отправляют в нокаут.

Когда на Шулявке обрушился мост и мэр заявил, что он просто «втомився», я подумал о том, что на самом деле все мосты в Украине нуждаются в капитальном ремонте. За исключением двух десятков, построенных в последние, предшествовавшие евромайдану, годы. Да что там мосты — вся инфраструктура, построенная еще при советской власти, сейчас нуждается в реконструкции.

Мы вступили в полосу, когда от нашего бездействия, пустых разговоров уже стали «уставать» конструкции всего нашего народного хозяйства. Нельзя без ремонта и обновления без конца эксплуатировать громадное хозяйство, которое нам досталось от Советского Союза. Рано или поздно наступает время, когда физический износ приводит к разрушениям.

И я хочу сказать тем, кто взял на себя ответственность управлять страной: не декоммунизацией и АТО, ребята, надо заниматься, а срочно устанавливать мир и все усилия направлять на обеспечение жизнедеятельности государства. Не кричать по любому поводу «Слава Украине!», а создать такие условия для людей, чтобы каждый из них искренне так думал.

Александр Крыжановский

Просмотров: 786
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Когда вымерли мамонты - нестыковки официальной истории Чем совесть Русов отличается от совести других народов? Против кого сражался Дмитрий Донской? Строительство русской избы и ее устройство Кто такая Баба-Яга? А сына-то Грозный не убивал!