Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Яков Кедми: Истерия, созданная в США, сработала против них МИД РФ и указiвкi из Киева «Был бы „Беркут“ — статья найдется…» Послание Путина: война войной, а обед по расписанию
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Новая Холодная война. Часть I. Причины и методы

С начала 2014 года стало очевидно, что весь мир отныне находится в состоянии, куда больше напоминающем новую редакцию Холодной войны, чем рядовое обострение отношений между крупнейшими геополитическими акторами.

Необходимо сразу отметить, что под Холодной войной понимается не противостояние двух систем XX-го века, центрами которых были СССР и США, поскольку сейчас уже не существует социалистического лагеря. После распада Советского Союза мир стал глобальным и капиталистическая модель распространилась на всю планету, хотя в разных ее частях приобрела отличные друг от друга формы, а Холодная война в ее нынешнем виде происходит уже внутри капиталистического мира.

Одной из основных целей инициаторов обострения международной напряженности, вне всякого сомнения, является Россия, однако стоит заметить, что в настоящем конфликте сторон больше, чем было во времена противостояния двух систем.

В менее эксплицитной форме война касается Евросоюза (ЕС) и Китая, хотя их вовлеченность в новую Холодную войну в значительной степени отличается от России. В отношении последней эскалация все более нарастает и пока не видно возможности для выхода из сложившейся ситуации, который мог бы стать взаимоприемлемым для сторон конфликта.

Более того, ситуация имеет признаки неразрешимости без войны в том или ином виде, поскольку ее корни носят фундаментальный характер.

Соответственно, прежде чем непосредственно перейти к описанию и оценке существующих для России угроз, а также возможных мер противодействия им, следует разобраться именно с причинами комплексной и скоординированной атаки против нее.

Ниже будут проанализированы основные истоки активизации агрессии против России, направления, откуда наносятся удары, и необходимые меры, благодаря которым у ее руководства появится возможность перехватить стратегическую инициативу.

Об объективных основаниях нарастания глобальной военно-политической напряженности было сказано в докладе академика РАН С. Глазьева «Как не проиграть в войне», согласно которому причиной глобального кризиса и депрессии ведущих стран мира в последнее время, является «исчерпание потенциала роста доминирующего технологического уклада» и «переход к новому вековому циклу накопления капитала».

Суть идеи состоит в том, что лидирующим странам сложно сохранить свое лидерство при переходе от одного технологического уклада к другому, поскольку они сталкиваются «с кризисом перенакопления капитала в устаревших производствах».

В противовес им развивающиеся страны, не обремененные таким недостатком, способны сконцентрироваться на самых прорывных направлениях и за счет этого обладают возможностью вырваться веред. Естественно, страны-лидеры стремятся не допустить подобный поворот событий и инициируют разного рода конфликты, вызывая военно-политическую эскалацию, прежде всего, внутри самих развивающихся странах-конкурентах и вокруг их границ.

Логика действий проста: если вынудить геостратегического конкурента тратить ресурсы на все возрастающее количество проблем как внутри своих границ, так и на сопредельных территориях, тем меньше у него останется политических и экономических ресурсов на качественный рывок в условиях перехода к новому технологическому укладу.

Следовательно, чтобы страна-объект агрессии не смогла проводить в условиях нормальной хозяйственной деятельности свой экономический и технологический скачок, ей нужно создать максимальное число проблем. Чем более разрушительными они будут для страны-жертвы, тем лучше для инициаторов атаки.

При этом очевидно, что развитые страны имеют определенное превосходство как в военно-технологическом и экономическом, так и в политико-информационном аспектах. С ухудшением ситуации данное превосходство будет нивелироваться, так как развитые страны окажутся вынужденными тратить массу ресурсов на поддержание своей экономики и пресечения социального недовольства, которое, несомненно, станет усиливаться обратно пропорционально ухудшению положения в экономической сфере и падению уровня жизни.

Из этого следует вывод: с ухудшением геополитической и экономической ситуации в мире у развитых стран останется все меньше времени для того, чтобы попытаться сдержать рост своих главных соперников, что приведет к неизбежному поддержанию режима непрерывной эскалации в отношении них. При этом не обязательно развивающиеся страны уничтожать физически, достаточно сдержать их в своем развитии, чтобы они ни при каких обстоятельствах не могли стать новыми мировыми лидерами вместо старых.

Естественно, кризис обусловлен не только с переходом к новому технологическому укладу, хотя остальные причины теснейшим образом связаны с ним. Важным фактором является и постепенный уход от долларовой системы, которая со времен т.н. «рейганомики» перешла к кредитному стимулированию частного спроса при помощи все той же эмиссии и на данный момент претерпевает кризис.

Если после распада социалистического лагеря и СССР на территорию новообразованных государств произошло расширение зоны доллара, то теперь мест, куда можно продолжать расширяться, больше нет. Приток новых ресурсов на некоторое время позволил решить проблему, но дальнейшая экспансия оказалась невозможной, в результате чего кризис модели был лишь отодвинут приблизительно на десять лет, а в 2008 г. он вошел в «острую» фазу.

Есть разные версии того, каким должно быть мироустройство в будущем, вместо действующей модели, основанной на долларовом гегемонизме и кредитовании, но данное прогнозирование далеко выходит за рамки обсуждаемой проблемы.

Однако следует отметить крайне высокую вероятность выхода из сложившегося кризиса именно военным путем, который, по всей видимости, будет кардинально отличаться от тех форм глобальных конфликтов, известных по первым двум мировым войнам ХХ века.

Для Соединенных Штатов — ядра современной финансовой системы — в любых сценариях практически не остается неконфликтного варианта, поскольку как бы не происходила последующая трансформация мирового порядка, его новая конфигурация, вероятней всего, будет сопровождаться ослаблением позиций пока еще единственной сверхдержавы.

И здесь возникает вопрос: как именно США способны обеспечить себе дальнейшее доминирование?

Главное и принципиальное отличие в подходах заключается в следующем. Часть американских элит, стремящихся сохранить доминирующее положение США, придерживается подхода, основанного на прямом управлении регионами, имеющих стратегическое значение.

Утрата контроля над ними приведет к издержкам значительно большим, чем затраты на сам контроль. В значительной степени сторонниками такого подхода были представители администрации Дж. Буша-младшего, во времена которого приняли доктрину, часто именуемой «доктриной Буша», изложенную в Национальной стратегии обеспечения безопасности США (National Security Strategy of the United States, от 17 сентября 2002 г.).

В основе этой доктрины лежит идея т.н. преэмптивной войны (preemptive war) и преэмпции (preemption). Превосходный материал о преэмптивных войнах опубликован на сайте председателя Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова. Автор предлагает следующее определение преэмпции:

«Преэмпция означает опережающий захват или силовое действие на опережение, т.е. уничтожение опережающим образом как самой существенной угрозы, так и всех обстоятельств данной угрозы (оружия, к примеру) и, главное, самого субъекта этой угрозы – т.е., как правило, режима и власти в стране или террористической организации.

Таким образом, преэмпция ориентирована на смену режима (Regime Change), на перехват национального суверенитета и на строительство на месте неправильной нации нации новой – т.е. нациостроительство-нацибилд (Nation-Building) и нациоперестройка или нациопеределка (rebuilding Iraq, reconstruct Iraq или remaking Iraq)».

Принципиальное отличие преэмптивной войны от превентивной (preventive war) состоит в том, что если в превентивной войне упреждающий удар наносится по противнику, который по всем признакам готовится применить военную силу, т.е. является источником угрозы, реализацию которой следует упредить обезоруживающим ударом, то в преэмптивной войне во всем мире создаются такие условия, когда нигде и ни при каких обстоятельствах данная угроза не может возникнуть.

Фактически в таком подходе главным основанием является не наличие угрозы (ОМП у режима конкретной страны или чего-то иного), а как раз отсутствие таковой.

Второй тип подхода кардинально отличается от первого, хотя это не означает их несовместимость. Его приверженцами является та часть американской элиты, которая считает неприемлемыми затраты на прямой интервенционализм в ключевые регионы мира.

В условиях экономического кризиса, постепенного, но непрерывного нарастания внешнего долга США (превысившего отметку в $18 трлн.) и дефицита бюджета, затраты на прямой контроль становятся категорически неприемлемыми. Подобный подход активно применяется со времени победы Б. Обамы на президентских выборах 2008 г., когда вся стратегия Белого дома стала строится именно на непрямом управлении наиболее стратегически важных регионов Земли.

В кризисных условиях затраты, связанные с непосредственным участием в войнах, стали неподъемными и постепенно от них отказались. В частности, именно поэтому Б. Обама в своих недавних высказываниях всячески подчеркивал, что не станет посылать американских солдат непосредственно на войну против Исламского государства (ИГ).

Указанные причины привели к более активному использованию стратегии, получившей название «управляемого хаоса». Суть данной идеи во многом происходит от методов ведения психологической войны и является ее логическим продолжением, усовершенствованным в аналитических центрах и примененной в разных странах.

В том или ином виде, данные технологии демонтажа политических режимов применялись на территории стран бывшего социалистического лагеря, в частности, на постсоветском пространстве, а также территории Большого Ближнего Востока.

Все т.н. «цветные революции» и Арабская весна в той или иной степени являются следствием применения указанных технологий, которые по результату своего воздействия не отличаются от использования стандартных военных подходов. На этом основании их следует отнести к неклассическим методам ведения войны, которые могут быть применены к конкретной стране или же целью атаки подвергается сопредельное с ней государство, в котором создается нестабильная зона.

Условно можно выделить следующие признаки подвида стратегии управляемого хаоса, именуемого в СМИ «цветными революциями»:

1. Страна-объект агрессии всегда имеет внутренние проблемы, которые могут быть использованы в качестве запала для проведения переворота с приведением к власти прозападного режима.

2. Проводится серьезный подготовительный этап при помощи агентов влияния, политико-дипломатического и, в случае необходимости, экономического давления, использования неправительственных и некоммерческих организаций, чья деятельность, как правило, затрагивает все социальные группы, начиная от молодежи и заканчивая политической элитой.

3. В нужный момент используется любой повод для организации протестов (например, засуха в некоторых арабских странах). Если такового нет, то он создается искусственным образом (создание информационного фона на Украине в конце 2013-начале 2014 года о якобы отказе президента В. Януковича от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, хотя речь шла только о ее приостановке, затем разгон студентов в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2013 г., расстрел неизвестными снайперами участников и «майдана» и силовиков и т.п.).

Таким образом в определенный момент народный протест инструментализируется с последующим его использованием против власти.

4. Все основные силы, участвующие в перевороте, организовываются с использованием современных информационных технологий, а также через подконтрольные спецслужбы (классический пример — Украина образца 2014 г.).

5. Происходит объединение практически всех сил, оппозиционных к действующей власти и ее лидеру, который персонифицирует существующий политический режим.

6. Для большего паралича власти в возможности реагировать на вызванные волнения задействуется агентура в госструктурах, которая создает препятствия режиму в адекватном реагировании на стремительно развивающиеся процессы. В странах, прошедших демонтаж власти подобным способом, этот фактор играл разную по значимости роль.

7. Проплаченные провокаторы и специально нанятые лидеры при помощи социальных сетей и иных средств коммуникации выводят массы для создания протестов разных слоев населения, хотя практически везде главной силой выступала молодежь, что объясняется особенностями психологии и наибольшей пассионарностью данной возрастной группы.

8. После достижения цели — переворота — основная часть протестного движения фрагментируется. Исключение составляют наиболее радикальные элементы, которые в той или иной форме встраиваются в новый порядок (пример — «Правы сектор» на Украине).

9. После переворота, для лидеров антиправительственных выступлений, стремящихся как можно быстрее зайти на политический олимп, наступает короткий, но очень важный временной интервал, когда они наиболее уязвимы.

В различных странах он длился по-разному, не более нескольких месяцев, и его суть заключалась в необходимости полного перехвата управления над всеми государственными структурами — от силовых органов до финансовых институтов.

Если в этот момент не находилась третья сила, способная быстрее перехватить управление, то путчисты достигали цели и устанавливали новую власть.

Данные пункты характерны в той или иной мере для всех переворотов с применением новых технологий демонтажа существующих режимов. Смысл таких «цветных революций» для их инспираторов заключен в разных целях.

Сюда можно отнести ликвидацию неугодного правительства, которое не ведет политику в кильватере политики Вашингтона, передача компрадорской элитой страны-жертвы ее ресурсов западным транснациональным корпорациям (ТНК), использование территории страны для построения военных баз и т.д.

Если провести «цветной» переворот не удается по стандартным лекалам, то используются более жесткие попытки убрать неугодный режим путем применения террористических интербригад и наёмников, как это четыре года происходит в Сирии.

Однако, переворот в странах второго и третьего эшелона, не претендующих даже на региональное лидерство, это лишь первый уровень атаки. Куда более важная задача ставится организаторами переворотов в отношении стран второго уровня — противников и конкурентов США, в частности против России, Китая и Ирана.

Дестабилизация сопредельных регионов вокруг этих государств с попытками разрушить их политический строй изнутри является приоритетом наивысшего порядка, поскольку в конечном итоге способна нанести противникам урон сопоставимый с полномасштабными военными действиями классического типа.

Управляемый хаос в этом случае играет роль источника самоподдерживающихся деструктивных процессов в странах первого уровня (войн, актов террора, вражды между этническими и конфессиональными группами и пр.), чтобы сделать невозможным нормальную хозяйственную деятельность в этих регионах для основных конкурентов США, поскольку часто в них сосредоточены значительные ресурсы (нефть, газ и т.д.).

Кроме того, эскалация и нарастание конфликта способны перекинуться и на страны второго уровня (например, украинский конфликт на Россию, терроризм в Афганистане на китайский Синьцзян-Уйгурский автономный район и т.д.).

Цель вся та же и укладывается в стратегию не допустить установления нового глобального порядка с усилением стран-конкурентов США, путем вынуждения их тратить ресурсы на урегулирование повсеместно возникающих вокруг конфликтных зон.

В идеале, как только совокупное военное, политическое, экономическое и информационное воздействие ослабит страны второго уровня до того состояния, когда «цветную революцию» станет возможным осуществить уже непосредственно у них, начнется второй этап агрессии, конечная цель которой может заключаться в приходе к власти проамериканского режима и дезинтеграции страны-жертвы. Именно такому типу атаки и подвергается Россия. Продолжение следует…

Константин Стригунов

Просмотров: 884
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Сакральный календарь древних ариев О технологии убийства души, или как человека превратить в выродка Письма княжны Анны Ярославовны Славянская азбука Мы здесь хозяева - Георгий Сидоров Х'Арийская Арифметика