Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Американские СМИ как инструмент развязывания войн Украина пугает ядерным оружием Россию и США Княжичи. Самоубийство украинской полиции Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Новый 1998 год: шок без терапии

Оправданы ли надежды на девальвацию рубля как на эликсир для роста производства?

Похабная, сделанная с максимальными потерями для народа и экономики девальвация-2014 произошла. И хотя рубль упал не вчетверо, как в августе 1998-го, а пока лишь в полтора раза, многие начинают уповать на рост отечественного производства. На новый экономический подъем, как в 1999-м.

Эти надежды неоправданны. Девальвация сама по себе уже не принесет такого эффекта, как полтора десятка лет назад. А вот к обнищанию приведет. Да и не стоит преувеличивать эффект 1998 года. Если вместе с девальвацией не предпринять ряд решительных мер, дело кончится только новым витком социально-экономического кризиса, переходящего в кризис политический.

Миф 1998 года

Девальвация – всегда шок. Экономический и политический. Она всегда ведет к обнищанию народа и сжатию внутреннего рынка. А не только ко временному восстановлению конкурентоспособности производства.

Девальвация 1998 года происходила на моих глазах (автор работал правительственным и экономическим обозревателем «Российской газеты»). Могу сказать ответственно: эффект от нее был недолгим и в основном исчерпался к концу 2000 года. Зато шока хватало: мы в августе 1998-го всерьез опасались за целостность РФ. Бизнес понес страшные потери: о тех днях многие вспоминают с содроганием. Более того, 1999 г. стал временем реальной угрозы распада РФ вослед за СССР. Наблюдалась чехарда правительств: премьерами за время действия «эффекта девальвации» успели побывать Кириенко, Черномырдин, Примаков, Степашин, Путин и Касьянов. То есть, была «чехарда кабинетов».

Получили мы от той девальвации не так уж и много. Если посмотреть назад, то решительного импортозамещения не случилось. Потому что учетная ставка Центробанка за 1998-2000 годы, когда еще можно было воспользоваться эффектом обесценивания рубля, оставалась высокой. Хотя и снизилась с 55% до 25%. Чтобы расширять производство и перевооружать его, требовались доступные кредиты для промышленности. Иначе невозможно производить конкурентоспособные товары. Длинного и дешевого кредита для промышленности и агропрома не было. Как не было и специальных институтов такого кредитования для реального сектора. Все свелось к загрузке простаивающих советских мощностей. В 1998-2000 годах еще были и советское оборудование в неплохом состоянии, и советские промышленные кадры. Плюс правительство Примакова-Маслюкова волевым порядком заморозило тарифы естественных монополий, дав возможность что-то сделать – а не быть ограбленным высокими тарифами.

Однако даже в этом случае экономика РФ не справилась с задачей. Импортозамещения не произошло даже на продовольственном рынке. Импорт еды нарастал (к 2013 г. он составил 40 млрд. долларов против 7 млрд. в 1999 г.). РФ сильно сдала позиции в текстильной и легкой промышленности, в электронике, в станкостроении. Страна фактически утратила даже внутренний рынок для отечественного авиапрома (называть «Суперджет» отечественным самолетом может только очень неумный человек).

Последующий подъем экономики в «нулевые» был связан с подъемом цен на нефть. Причем рост шел не за счет производства. Рост был крайне нездоровым. Дорожание нефти началось в конце 1999 года, когда эффект девальвации 1998 года уже затухал. Если бы не нефть, то несчастная РФ вынуждена была бы прибегать к девальвации уже году в 2002-м. Но именно нефтяной бум и породил миф о том, что рост экономики в «нулевые» - последствие дефолта 1998 г. Что называется, после этого – не значит, что вследствие этого…

А вот и принципиальные отличия 1998 года от 2014-го. Если тогда девальвация стряслась перед долгим мировым циклом роста цен на нефть, то нынешняя – в ходе падения оных цен. В начале долгого глобального цикла дешевения углеводородов. Так что эффект девальвации 2014 года может быстро исчерпаться, а вот подпитки ее потоком нефтедолларов уже не ждите.

Во-вторых, в 2014 году уже нет тех свободных советских мощностей и тех подготовленных кадров, что еще сохранялись в 1998-м. Нынешний реальный сектор испытывает острейший голод на квалифицированных работников. Как в таких условиях замещать импорт? В 1998 году страну еще не измордовала реформа образования, плодящая рати полуграмотных неумех.

Золотые дожди не впрок

Время с 2000 до 2014 года было потрачено почти впустую. Те триллионы долларов, что пролились на РФ, были разворованы, ушли за рубеж или оказались растраченными на «имиджевые мегапроекты». На стадионы и олимпийские игры вместо заводов. Экономическая политика власти была совершенно преступной: она и дальше деиндустриализовала РФ, попросту проедая нефтедоллары и совершенно не готовясь к тому, что нефть когда-нибудь начнет падать в цене. Рост в РФ был без развития: он шел в основном за счет продажи сырья и покупки импортных товаров. При этом доля внутренней торговли в ВВП РФ достигла 40% - это вдвое большая доля, чем в ВВП развитых стран. То есть, нас с 1998 года сделали страной-барахолкой, живущей за счет импорта и продажи нефти. Россия с 1998 г. уничтожила даже свои нефтесервисные компании. Сырьевые госкорпорации решили совершенно не тратиться на них, все технологии добычи нефти и газа покупая на Западе. Теперь это играет самую роковую роль. Можно сказать, что годы «стабильности» стали эрой превращения РФ в наглухо сырьевую колонию развитого мира.

Посмотрим на структуру экспорта из РФ.

Обратимся к брошюре «Что делать?», подготовленный «Партией дела» (Михаил Давыдов и другие).

«…Данные таблицы взяты на сайте Росстата, раздел «Официальная статистика. Внешняя торговля. Экспорт отдельных товаров». Сумма экспорта этих товаров в 2011-м равна $569,9 млрд. (Интересно, что в другом разделе – «Товарная структура экспорта» – указан объем экспорта $516 млрд, $53,9 млрд потеряно.)

Россия вышла на второе место (после США) по экспорту оружия. При этом доля оружия в экспорте составила 2,3%. Мы находимся в числе лидеров по экспорту зерновых. Объем экспорта зерна достиг 19,5 млн. тонн. На первый взгляд, много. Но это $3,67 млрд. или всего лишь 0,64% нашего экспорта…»

Итак, в 2011 г. экспорт сырья и материалов дал 93,3% экспорта РФ.

Их них сырая нефть – 31,44%.

Нефтепродукты – 30,71%

Природный газ - 11,19%

Черные металлы и полуфабрикаты - 10,16%

Удобрения - 3,61%

Уголь каменный - 2,00%

Лесоматериалы, фанера, целлюлоза - 1,31%

Алюминий необработанный - 1,27%

Никель необработанный - 0,79%

Руды и концентраты железные - 0,56%

Медь рафинированная - 0,28%

Остальное - 6,68%

Машины, оборудование и транспортные средства (в т.ч. оружие $13,2 млрд.) - 4,23%

Прочее (в т.ч. пшеница - $3,67 млрд.) - 2,45%

То есть, оружие и зерно дают менее 3% экспортной выручки. Хорошо, что мы продаем не только оружие и зерно. А то умерли бы с голоду. Как видите, экспорт из РФ – это либо сырье, либо низкотехнологичная продукция первого передела.

Возьмем более свежую статистику экспорта РФ (данные Росстата) – за 2013-й.

Итак, сырая нефть – 33%

Природный газ – 14%

Уголь – 2%

Древесина и целлюлоза – 2%

Нефтепродукты и электроэнергия (по сути, те же энергоносители) – 21%

Продовольствие и сельхозсырье – 8% (зерно отдельно не учитывается).

Металлы и металлоизделия – 8%

Химические продукты – 6%

Драгметаллы и драгоценные камни – 3%

Продукция высокой степени обработки – 7%.

Перед нами – структура экспорта из страны третьего мира. Что-то вроде царской России. На фоне СССР 1985-го, у коего экспорт машин, оборудования и транспортных средств занимал 40% вывоза – просто катастрофа.

При этом Минэкономики считает, что 43% у нас – якобы «несырьевой экспорт». Ибо оно смухлевало: стало засчитывать как «несырьевой» вывоз зерна, нефтепродуктов, металлов, электроэнергии, древесины и целлюлозы («Эксперт», 1-7 декабря 2014 г.). С таким же успехом можно было бы считать вывоз из старой России хлеба, пеньки, воска, мехов, леса – тоже несырьевым экспортом, наравне с вывозом из Британии паровых машин, кораблей и станков.

Приговор суров: после 1998 года произошла дальнейшая деиндустриализация страны, ее полное «сажание» на сырьевую иглу. Возможности, которые давали для страны потоки нефтедолларов в 2000-2014 годах, были утрачены. При этом в РФ уже после ужасного Ельцина уничтожались не только промышленные мощности, но и прикладная наука, и конструкторские бюро, и система подготовки кадров. То есть, все то, что могло бы регенерировать отечественное производство после девальвации 2014 года.

Сырьевой придаток сегодня

Уважаемый мною журнал «Эксперт» в нашумевшей статье «Мы ничего не производим» в 2012 г. приводит беспощадную статистику. Перечитаем ее.

«…Экономический бум 2000-х в значительной степени фокусировался в не промышленных секторах экономики — строительстве, торговле, связи, риэлтерских и финансовых услугах, тогда как собственно промышленность росла скромными темпами. По итогам двадцатилетия жизни в рынке ВВП России в реальном выражении превышает позднесоветский максимум 1989 года (пусть и на скромные 10%), тогда как объем промышленного производства в сопоставимых ценах отстает на внушительные 20%...»

«…Обрабатывающая промышленность США, занимая лишь около 15% в ВВП, создает добавленной стоимости на 1,71 трлн долларов в год — это почти пятая часть мировой обработки (см. таблицу 1). Россия же, будучи шестой по ВВП, занимает лишь 17-е место по абсолютному размеру добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях. По этому показателю она находится на уровне Турции и Таиланда, вдвое меньше Тайваня, в три с лишним раза меньше Южной Кореи, и в 24 раза меньше лидера, США…»

«…Естественно, огромно и отставание России от ведущих (и не только ведущих) промышленных держав по выработке продукции обрабатывающей промышленности на душу населения. Наш показатель за 2010 год — 504 доллара (в постоянных ценах 2000 года). Разрыв с Америкой — 11 раз, с лидирующими по этому показателю Сингапуром и Японией — 16 раз. Обходят нас по душевой промышленной выработке не только Китай и Бразилия, но и, скажем, Греция, Таиланд или Уругвай, не славящиеся богатыми промышленными традициями.

За первое десятилетие XXI века российская обрабатывающая промышленность увеличила показатель выработки добавленной стоимости на душу населения в полтора раза. Однако это не позволило ни на ступеньку приподняться с обескураживающего 55-го места в мире по этому показателю. Китай увеличил душевой показатель выработки за аналогичный период в 2,7 раза — и переместился лишь на четыре ступеньки вверх, на 52-е место. Удвоившие выработку Польша и Словакия улучшили свои ранги на 14 и 8 позиций соответственно, войдя в четвертую и третью десятку…»

«…Лишь драгоценных и цветных металлов мы производим в расчете на душу населения примерно столько же, сколько и ведущие индустриальные державы. По абсолютному большинству других позиций мы видим отставание, причем иногда не в разы, а даже в несколько десятков раз. Возьмем производство электромоторов, генераторов, трансформаторов. Отставание от США — в 2,6 раза, от Германии — в 5,2, от Финляндии — в 14,6. Может быть, хотя бы в легкой промышленности разрыв будет не столь внушительный? Ведь нам рассказывали, что всю ее вывели в Китай. Забудьте, это сказки для лохов, готовых сдать с потрохами свою индустрию. Итак, по одежде бесстрастная статистика фиксирует следующие разрывы: с Америкой — 5,9 раза, с Германией — 4,4, с Южной Кореей — 16,4 и даже с Бразилией разрыв двукратный.

Краски, лаки, бумага, полиграфия… Зачем нам с этим возиться? Купим-закажем в той же Финляндии, где душевая выработка бумажных изделий превышает российскую в 52 раза…»

«Мы собираемся развивать медицину и заботимся о здоровье нации? При этом мы производим медицинской аппаратуры на душу населения в 29 раз меньше, чем США, в 17 раз меньше, чем Германия, а лекарств, соответственно, в 66 и в 31 раз меньше…»

«…Мы приходим к печальному выводу: российская промышленность отчаянно недоразвита. Мы толком ничего не производим и гарантированно скатываемся в разряд третьесортных стран. Речь идет не только о гипертрофированной для претендующего на суверенность государства зависимости от импорта, а значит, и сырьевой конъюнктуры. О рисках рукотворных эмбарго в части чувствительных позиций машиностроения, которое от внешних поставок зависит на четверть, да и других отраслей, тоже нельзя забывать. Как нельзя забывать и о том, что, делая основную ставку на импорт капитала и строительство совместных предприятий в индустриальных отраслях, мы рискуем тем, что, когда наши мощности окажутся недостаточно эффективными или просто мощности в других странах окажутся более нужными, чем наши, они будут без всяких сомнений ликвидированы (как это уже произошло с некоторыми западными банками). И с чем мы останемся после этой локализации — с обученными рабочими, которым негде работать, и с отсутствием собственного стратегически мыслящего капитала?»

Очень красноречивые факты из дня нынешнего: если «недоразвитый» Таиланд в прошлом году закупил для своих предприятий четыре тысячи промышленных роботов, то РФ – 200. На отечественное «современное вооружение» ставятся микросхемы импортного происхождения, что за рубежом предназначены для автомобильной промышленности, а не для космоса и не для военной индустрии. Ибо свою электронику раскурочили при Ельцине и при его преемниках. Стране не хватает 30 тысяч мощных тяговых тракторов на полях, около ста тысяч комбайнов. А вместо этого в «обильные годы» завозилось легковых машин на 70 млрд. долларов в год, строились бесполезные и архидорогие сооружения к саммиту АТЭС-2013, к Сочинской олимпиаде, к Универсиаде, вот теперь – еще и к футбольным игрищам.

А теперь подумайте: а сильно ли поможет вот такой футбольно-барахольной и сырьевой экономике нынешняя девальвация? При том, что былого притока нефтяных триллионов больше не ожидается? И ответьте на это сами себе. Только честно.

Камни преткновения

Чтобы нынешняя девальвация привела к импортозамещению, нужно очень многое.

Например, дешевые кредиты для реального сектора – на 10-15 лет под 2-3% годовых. Но их нет и не предвидится. Центробанк задирает учетную ставку. И нет специальных мощных банков, способных кредитовать дешево и надолго именно производство, а не потребление. Такой системы не было ни в 1998 году, нет ее и сейчас.

Как тогда не использовали эмиссию рублей для выдачи целевых кредитов реальному сектору, так и сейчас этого не делают. Более того, глава Центробанка Набиуллина, похоже, считает это вредным делом.

Нужно ослабление налогов на предприятия, но рост налогов личные доходы. То есть, та самая прогрессивная шкала обложения. Нужно выходить из ВТО, наращивая пошлины на вывоз из страны сырья, но снижая их на экспорт конечных изделий – тех самых машин, устройств, оборудования. Но вместо этого власть наращивает налоги на производство. Оно снижает пошлины на вывоз сырой нефти, но повышает налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). НДПИ входит в стоимость топлива. Это – удорожание горючего и разгон себестоимости производства в стране! Власть не желает менять идиотскую налоговую систему, что убивает реальный сектор.

Надо обуздывать рост тарифов на электричество, тепло, железнодорожные перевозки. Надо не просто замораживать тарифы естественных монополий, а напрочь ыводить все инвестиционные затраты в этих монополиях под контроль государства. Они должны идти за счет бюджета. Так, чтобы все эти газпромы защищали и обосновывали каждую статью. Чтобы они не могли тратить деньги на футболистов и на роскошь для высшего начальства.

Но власть этого не делает!

Надо так же решительно, во имя экономии, обрубать затраты почти в триллион рублей на чемпионат мира по футболу и универсиаду (2017-1019 гг., если включить сюда и Кубок конфедерации 2017 г.). Деньги нужны не на имидж, а на поддержку реального сектора. Или на снижение налогов на индустрию и сельское хозяйство во имя их роста. Село вообще нужно освобождать от федеральных налогов, оставив только региональные и местные. Чтобы поднять производство и привлечь в агросектор капиталы.

И здесь власть ничего не делает.

В таких условиях нынешняя девальвация рубля приведет только к небольшому росту производства в отраслях добычи сырья и так называемого первого передела. Она сохранит колониальный статус РФ. При этом наукоемкого и сложного производства в стране по-прежнему будет позорно мало, не произойдет полного импортозамещения на продовольственном рынке. Зато мы получим нищий и озлобленный народ. Он и своего-то бизнеса завести не сможет: кредиты дороги. Ну да, вроде бы открыть дело в принципе можно. Что-то делать: импорт стал дорогим. Но на какие средства открывать мастерские, заводики, опытные лаборатории? И опять все займет импорт: в Китае и на Западе государства тамошний малый бизнес поддерживают реально.

Если не изменить эту ситуацию, если не поменять кардинально экономическую политику в РФ в дополнение к девальвации, страну ждет крах.
И это – не преувеличение.

Просмотров: 1113
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто такие славяне Часть I Как осуществляется геноцид русского населения Народные приметы и традиции славянских народов связанные с именами Овчарка Джульбарс - собака-герой войны Снегурочка - дочь весны и холода Сталинград — док/фильм о Сталинградской битве в ВОВ