Русская Правда

Русская Правда - важные новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

В шаге от погромов. Украина в условиях майской реакции майданщины Украина свидомая, она же щирая, она же упоротая Итоги украинской недели. Дырявые шаровары укроменбаши Есть понимание, что голосов хватит: Рада вспомнила про визовый режим с Россией
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Новый раунд переговоров: возможные причины и цели

29 июля госсекретарь США Дж. Керри по итогам встречи с министром иностранных дел Украины П. Климкиным, заявил, что Киев высказал готовность прекратить огонь и начать переговоры с ополченцами: «Президент Порошенко четко заявлял и это повторил мне министр Климкин несколько минут назад: украинцы готовы перейти к прекращению огня сейчас. Не в будущем. Сейчас».

Это же подтвердил и сам П. Климкин: «Сейчас мы должны разработать систему, когда прекращение огня будет осуществлено обеими сторонами конфликта. Очень важно не только прекратить огонь, но и восстановить территориальную целостность Украины. Нам нужен критический прогресс: как можно быстрее должны быть освобождены заложники, а наблюдатели ОБСЕ – работать на месте конфликта с первых минут прекращения огня».

Чуть позже стало известно, что П. Порошенко официально обратился к А. Лукашенко с просьбой провести переговоры контактной группы в Минске. На обсуждение должны быть вынесены два вопроса: об освобождении всех заложников и об обеспечении допуска международных экспертов на место падения самолета Малайзийских авиалиний. То есть непосредственно на этой встрече переговоров о прекращении огня быть не должно. А. Лукашенко согласился с этой просьбой.

Следует сказать, что и со стороны ополченцев есть готовность к переговорному процессу. Вице-премьер министр ДНР А. Пургин заявил, что руководство и ДНР, и ЛНР готово к диалогу. Более того, по его словам, республики были готовы в одностороннем порядке прекратить боевые действия и начать переговоры, но украинские власти лишь усиливают военное давление, что вынуждает ополченцев защищаться. При этом обе республики готовы гарантировать безопасность международным экспертам, которые занимаются расследованием катастрофы МН17.

В контексте подобных инициатив США и Киева вопрос вызывает их срочность и мотивация инициаторов. По всей видимости, причин для этого было как минимум несколько.

Прежде всего, подобная позиция США проявилась после разговора Дж. Керри и С. Лаврова. По словам госсекретаря, по результатам переговоров стороны «согласились, что есть возможность попытаться выдвинуть конкретные предложения, чтобы двигаться вперед». Тем самым США фактически признали свой внешний контроль над действиями украинской власти и высказали готовность наконец-то вести переговоры напрямую.

Следует сказать, что даже само место проведения переговоров - это своеобразная уступка ополчению: в свое время А. Бородай как раз говорил, что эффективные переговоры могут происходить либо на территории ДНР/ЛНР, либо в одном из приграничных городов России или Белоруссии. С политической точки зрения понятно, почему Киев не мог согласиться на проведение переговоров на территории России, а тем более на территории ДНР/ЛНР. Минск стал здесь разумным компромиссом.

Второй позитивный фактор – Киев высказывает готовность к более детальной дискуссии о формах децентрализации. «Мы готовы к широкой децентрализации, готовы дать больше власти сообществам, областям, регионам. Дать людям больше свободы, но и больше ответственности, политической ответственности. Местные жители будут сами определять, на каком языке говорить», - отметил П. Климкин. Правда, снова возникает вопрос о форме будущего территориального устройства Украины. Судя по тому, что речь все еще идет о децентрализации, Киев не готов к дискуссии о федерализации или тем более о конфедерации. Возможно, именно вокруг этих тем и будет происходить основная часть дискуссий и компромиссов.

При этом все еще непонятно, какие события могли так повлиять на Вашингтон и Киев, что они внезапно согласились на новые этапы переговоров. Ведь СНБО Украины ежедневно браво рапортует о «стремительных успехах» украинских военных в борьбе с ополченцами и захватом одного города за другим. Ввиду намного превосходящих сил режима киевские силовики действительно теснят ополченцев, но происходит это с огромными потерями, которые несопоставимы с потерями ополченцев. Скорее всего, ресурсов у режима долго продолжать боевые действия с такой интенсивностью нет. Это подтверждает и третья волна мобилизации.

На фоне этого сложно не отметить крайне тяжелое финансовое положение Киева (например, нехватку более 9 млрд. грн на армию), все меньшую популярность войны (третья волна мобилизации лишь обострила социальные противоречия и усилила антивоенные протесты в регионах страны) и ужесточающуюся олигархическую войну. Все в целом это куда сильнее истощает Украину, чем того хотелось бы Киеву. Тем более что и приснопамятные «западные кредиты» на Украину так и не поступили.

Опять же: несмотря на бодрую риторику, военные силы Киева также не безграничны. П. Климкин 30 июля отметил, что Киев не готов возвращать контроль над Донецком и Луганском военным путем, а только через «политический диалог». Правда, при этом украинская армия продолжает ровнять Донецк с землей, фактически уничтожая пригороды. Если это продолжиться еще некоторое время, то возвращать действительно будет нечего ввиду отсутствия самого города.

Ещё один важный фактор – появившаяся информация о том, что украинский кризис на юго-востоке чуть было не перешел в состояние полномасштабной войны. Причем вопреки желаниям американцев – за счет действий, спровоцированных Киевом напрямую. По данным американских журналистов, подтвержденным 1 августа в НАТО, 29 июля Киев вышел на новый уровень эскалации конфликта, использовав против ополченцев баллистические ракеты (!).

Официально ни Украина, ни США не подтвердили такой инцидент. Равно как и осталось неизвестно, что случилось с этими ракетами. А вопрос не праздный, поскольку большая часть таких ракет являются управляемыми на всем протяжении их полета. То есть российские силы ПВО, заметив пуск таких ракет, вполне могли бы нанести контрудар и были бы абсолютно правы.

Роль США в этом инциденте может быть двойственной. С одной стороны, сами США могли «подсказать» Киеву использовать такое оружие. Однако они же не могли не понимать, к каким последствиям это приведет. Ведь если в результате такой провокации агрессором выступит Украина, то это изрядно поломает планы США на украинском направлении. Куда больше похоже на то, что Вашингтон сам был не особо в курсе инициатив Киева. Следовательно, использование тактических ракет «Точка-У» было настолько неожиданным для Вашингтона и незапланированным, что там испугались возможных перспектив развития событий и поторопились инициировать переговоры, пока Киев не решит еще что-то «испытать» на ополченцах, что в итоге окончательно поломает долгосрочные планы США на Украине.

Не отбрасывая в сторону этот фактор, стоит помнить и о новом витке санкций против России, который начал Запад в лице США и ЕС. Эти санкции все меньше кажутся связанными с украинскими событиями и все больше – с прямым и немотивированным давлением на Россию, где Украина – лишь формальный повод. Ведь строго говоря, Запад, выдвигая претензии России о том, что она не хочет повлиять на действия ополченцев, одновременно не может четко объяснить, чего же он конкретно хочет от России. При этом санкции все время усиливаются. Примечательно и иное: идея о политических переговорах появляется после каждого нового витка санкций. То есть таким образом Запад вводит цикличность в процесс, выстраивая схему: санкции – принуждение к переговорам, а в случае неготовности – новые санкции.

Следует ли новую «примирительную волну» Киева и США расценивать как реальную попытку найти политическое решение кризиса? Пока этого не видно. Безусловно, Киев за счет активных военных действий пытается создать для себя более убедительную и комфортную позицию для таких мирных переговоров, когда у ополченцев просто не будет ресурсов добиваться поставленных ими целей. В то же время, если мирный процесс начнется, Киев сможет использовать его для перегруппировки сил и в случае срыва переговоров атаковать ДНР и ЛНР с новыми силами, поддерживая высокий темп атаки, как это уже было в начале июля.

Но целый ряд факторов как внутреннего, так и внешнего характера говорят о том, что Киев оказывается в тупике сугубо военного решения и вынужден идти на поиск диалога. И чем предметнее он будет, тем выше вероятность достичь хоть каких-то соглашений.

Андрей НОВАЦКИЙ

Просмотров: 1613
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Чем опасны пси–генераторы? Что такое кон? Ученые разрушили русофобские мифы Как из казаков сделали казахов? Что мы празднуем на ПАСХУ?! Русская Гиперборея