Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение - Новости за 19 июля 2017 (7525) Малороссию не могли создать без ведома Кремля? ГКЧП имени Гройсмана Янычары под знаком Бандеры. Как нацисты из "Азова" учат детей ненавидеть все русское
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Новороссия: когда наступит настоящий перелом?

Ситуация на фронтах Новороссии всё больше походит на ту, что сложилась в январе 1945 года в районе венгерского озера Балатон и Будапешта. Она по-своему уникальна в истории Второй мировой войны: дело в том, что у нас там было удивительно мало танков по меркам победного 1945 года. Едва ли это можно назвать ошибкой советского командования: оно посчитало, что нашей группировке, штурмующей окруженный Будапешт, много бронетехники в условиях уличного боя не надо, а характер местности на внешнем обводе окружения, в районе озера Балатон (многочисленные каналы, болота, озера) тоже не способствовал эффективным маневрам больших танковых масс. В итоге в Будапеште действовали всего до 30 танков, каждый из которых был придан какой-нибудь штурмовой группе, и еще несколько десятков танков корпуса генерала Руссиянова дислоцировались на внешнем кольце окружения. Зато везде, на всех направлениях, у нас вполне хватало артиллерии, в том числе и самоходных артиллерийских установок (САУ).

Немцы, очевидно, посчитали вызовом для себя и даже наглостью такое плохонькое обеспечение бронетехникой для наступающей армии и решили сполна использовать это обстоятельство. 2 января силами нескольких танковых армий они нанесли нам сокрушительный удар в районе озера Балатон с целью деблокирования Будапешта. Вообще, как это ни парадоксально сейчас звучит, начало января 1945 года было для немцев временем больших надежд: они всё ещё наступали на Западном фронте, в Арденнах (хотя не столь эффективно, как в декабре), а теперь пошли в мощное наступление на Восточном, под Будапештом.

Первые пять дней этого наступления очень напоминали июнь-июль 1941 года. Немцы рвали в клочья нашу оборону танковыми клиньями, а мы беспорядочно отступали, то и дело попадая в «котлы». Явственно обозначилась угроза нашего разгрома типа харьковского с оперативным выходом гитлеровцев на Балканы после деблокирования Будапешта. Однако, немного отдышавшись, наши воины, прошедшие отличную школу побед 1943-1944 гг., заметили опытным глазом, что балатонские котлы существенно отличались от котлов 1941 г.: тогда это были полноценные окружения, а сейчас в большинстве случаев оперативные, маневренные, без большого участия пехоты. А дело в том, что опытной, боеспособной пехоты у немцев в начале 1945 г. вообще было мало: её почти всю повыбили в результате знаменитых «десяти сталинских ударов» 1944 г.

Почитайте любые немецкие военные мемуары, живописующие 1945 год: везде в пехоте одна и та же картина (кроме, может быть, войск СС) – сплошь подростки и старики. Таким образом, преимущество у Балатона гитлеровцы имели только в танках – а в воздухе и артиллерии его давно уже не было. И тогда попавшие в танковые котлы советские командиры подумали: а зачем нам, собственно, из них прорываться? Артиллерия у нас есть, и непонятно, кто еще среди этих каналов и болот попал в котлы – мы или они. И начали, окопавшись, долбить в ответ по немецким танкам.

Когда это явление стало повсеместным, первый этап Балатонского сражения (оно продолжилось еще в феврале и марте) перешел в другую фазу: немалая часть прорвавшихся немецких танков развернулась на зачистку своих тылов и флангов, что неизбежно сказалось на общих темпах наступления. Однако и зачисток по лекалам 1941 г. не получалось: наши артиллеристы стреляли дьявольски точно и танки горели, как свечки. Пехоты же у гитлеровцев, напомню, было - кот наплакал. Вскоре котлы, действительно, «вывернулись». Уже немцы стали из них прорываться, чтобы спасти остатки бронетехники. К 27 января они всё же доползли до Будапешта на расстояние 26-29 километров, но тут выяснилось, что достаточного количества танков для последнего броска у них уже нет. А тут, наконец, подошли наши танки с другого фронта. Немцы повернули назад, и мы 13 февраля взяли Будапешт.

Теперь посмотрим с этой точки зрения на сегодняшнее положение войск Новороссии. После успешного разгрома Южного и Шахтерского котлов командование ополчения утратило ту крайнюю чувствительность к вопросам обходов и окружений, что была свойственна Стрелкову и стрелковцам под Славянском и Краматорском. Стало ясно: любая попытка окружения повстанцев противником в условиях отсутствия сплошного фронта несет в себе угрозу его собственного окружения. Когда каратели в целях глобального охвата Донецка иди Луганска занимают города и села, не обеспечивая своих флангов, они дарят немало выгодных возможностей обороняющимся.

«Вы к нам? Милости просим! Только не обессудьте: выйти будет труднее». Проселочными дорогами в тыл врага быстро подтаскиваются «отжатые» «Грады» и артиллерия (ополчение вообще действует маневренней, чем укровойска), которые безжалостно бьют по скоплению бронетехники. После этого «Грады» и орудия, как правило, быстро увозятся, а ответный удар «укров» приходится на пустое место. И так продолжается изо дня в день, насыщая «Ютьюб» кадрами ужасающего разгрома украинской техники, сравнимыми с кадрами из «Нового Апокалипсиса» Копполы, а может быть, и превосходящими их. Это, увы, касается не только боевой техники, но и домов мирных жителей, накрытых беспорядочной украинской «ответкой»… Причем, по общему признанию «укросолдат», никакого противника они даже издали не видят, только получают от него с неба разрывающиеся «подарки». Пехота ополченцев появляется, когда бронетехника врага уже сожжена или утратила боекомплект, и тогда происходят эпические сцены вроде той, о которой не раз уже писали в Интернете: за БМП без боеприпасов гоняются с бензопилами в руках бородатые ополченцы и валят деревья на его пути.

Однако, как и в середине января 1945 года под Будапештом, новая тактика ополчения еще не приводит к существенному изменению оперативной обстановки на фронтах. Украинские солдаты горят заживо в маневренных котлах ополчения, но Киев бросает все новые силы на обход Донецка и Луганска, не считаясь с тяжелейшими потерями. Бронетехники на украинских складах со времен Советского Союза осталось много: только починяй и бросай в бой. Артиллерии – еще больше. Заминка только с призывниками. Для окончательного перехвата инициативы в войне со стороны ополчения требуется неординарный стратегический ход, прямо вытекающий из тактики разгрома котлов.

Является ли этим ходом начавшееся 23-24 августа контрнаступление сил Юго-Востока? Если да, то ходом ситуативным. То, что сейчас происходит, фактически есть зачистка и безопасное обеспечение ополченцами своих тылов с ложным замахом, как говорят футболисты, на Мариуполь. Не решена даже еще проблема вытеснения карателей от Донецка и Луганска на расстояние действия артиллерии и РСЗО (т. е. не менее 40 км). Августовское наступление – это, по сути, естественное продолжение процесса формирования регулярных воинских соединений из отрядов ополчения путем их проверки маневренным боем. Не случайно премьер ДНР Захарченко назвал на одной из пресс-конференций это наступление «тренировочным». Я вообще в принципе сомневаюсь в возможности полного уничтожения армией Юго-Востока масштабных Амвросиевского и Еленовского котлов, ибо для этого следует иметь как минимум полуторное превосходство в живой силе и технике, которого у ополчения там нет. Ведь даже мощная Красная Армия не смогла полностью ликвидировать в 1943 г. здесь, у Северского Донца, фашистский котел! А что уж говорить об армии Новороссии, которая четвертый месяц не может уничтожить котлы вокруг Донецкого и Луганского аэропортов.

Будем откровенны: ужасная судьба Южного котла во многом на совести Киева, своевременно не выведшего оттуда войска, когда такие возможности еще были. Рассчитывать на повторение этой ошибки под Амвросиевкой и Еленовкой не стоит, потому что Южный котел тупо сохранялся Киевом ради реализации политической задачи «закрытия границы», а перед частями в новых котлах подобные задачи не стоят. Вывод войск из окружения хунта спокойно может назвать «перегруппировкой для последующего наступления». Да так, кстати говоря, и будет, если им удастся сохранить численность и боеспособность выводимых войск. В общем, я не жду больших изменений на фронтах в связи с последним контрнаступлением и, соответственно, не считаю его переломным.

И даже более того: никакое другое наступление армии Юго-Востока с ее недостаточной численностью и скромными запасами тяжелой техники не станет переломным, если ему не будет предшествовать неожиданная и дерзкая отвлекающая операция - типа той, что проводится сейчас на мариупольском направлении. На мой взгляд, такой операцией может стать скрытое выдвижение глубоко в тыл карателей десантной группы и захват какой-нибудь областной столицы (точнее, ее центра с административными зданиями, как это было в Луганске и Донецке). Причем не стоит это делать там, где подобных действий, судя по имеющейся информации, ждут – то есть в Харькове, Запорожье, Днепропетровске, Херсоне, Одессе. Нужно выбирать лояльные властям, полусонные областные центры поближе к Киеву – Полтаву, Сумы, Чернигов. Там, конечно, не будет такой поддержки населения, как на Юго-Востоке, но она в данном случае не очень-то важна. Важен громовой политический эффект от этого события, когда в заминированном центре какого-то областного города в центре Украины будет развеваться флаг Новороссии, а в захваченных административных зданиях разместятся органы управления новой «народной республики». Вопросы политического престижа – ахиллесова пята Украинского правительства. Разве стоило ему, скажем, истерически начинать свою «АТО» в апреле, на ходу свинчивая развинченную армию, которую били и бьют по частям? Нет, ей следовало месяца два как минимум эту армию готовить при помощи натовских инструкторов, не ведя никаких боевых действий и тем самым усыпляя руководство мятежных ДНР и ЛНР, а потом в июне (может быть, 22 июня, как гитлеровцы) ударить отмобилизованной бронетехникой и пехотой при поддержке авиации. При всем уважении к Сопротивлению Донбасса, не думаю, что тогда у него было бы много шансов.

Не вижу оснований, что Киев поведет себя иначе в смоделированной мною ситуации. Может быть, разумное правительство и не стало бы сразу предпринимать резких действий в ответ на рейд десанта в своем тылу, ограничившись поначалу плотным оцеплением центра города полицейским спецназом, а вот хунта панически двинет на него массу войск, к гадалке не ходи. А войск, кроме как с территории «АТО», ей взять негде, причем для оперативного окружения областного центра потребуется не менее их трети от их общего числа. Но в то же время применять тяжелую технику в центре Полтавы, Сум или Чернигова, как она применяет ее в Донецке и Луганске, армия едва ли решится, что гарантирует относительную неуязвимость группам захвата. Если же Киев будет всё же медлить с войсковым кольцом, то десанту следует попытаться расширить контролируемую городскую территорию. И тогда каратели точно дрогнут, судорожно залязгают гусеницами.

И это – момент для настоящего переломного наступления. Посылая войска блокировать захваченный областной центр, придется оголить, скорее всего, Изюмское направление (в том числе Славянск и Краматорск), где у ВС Украины имеются оперативные резервы. Туда-то и могли бы ударить собранные в кулак наиболее боеспособные части армии Юго-Востока: на Изюм (там штаб АТО) – Чугуев (крупный военный аэродром) – и, в случае успеха, на Харьков (центр оборонной промышленности). В общем, примерно так, как Красная Армия пошла в контрнаступление у Балатона в 1945 г., когда немцы обескровили себя выполнением неверной задачи – деблокирования Будапешта.

И вот только тогда, после потери Харькова с его крупнейшим танковым заводом, Порошенко, опасаясь аналогичного броска армии Юго-Востока на Киев, сама панически запросит мира через госдеп США и подпишет документы вроде тех, что подписала Молдавия в 1992 г. (о прекращении огня и отводе войск с территории Приднестровья). Разумеется, в соглашении должны быть оговорены и гарантии безопасного возвращения десантной группы, захватившей облцентр в центре Украины.

Найдется немало скептиков, которые скажут, что подобное соглашение закроет путь к созданию Большой Новороссии, так сказать, от Азовского моря до Черного, но на самом деле – именно оно его откроет, причем без войны. Специфика «Украинской державы» такова, что вряд ли она после потери Донецкой, Луганской и Харьковской областей (а еще раньше – Крыма) проживет больше полугода – неизбежно посыплется дальше.

Меня могут спросить: если ты считаешь такой план реалистичным, то зачем же размещать его в открытой печати, а не послать конфиденциально, скажем, в Главный штаб вооруженных сил ДНР? На мой взгляд, это всё равно, куда послать. Мы имеем дело со «свидомыми украми», а они похожи на героев древнегреческой трагедии, которые, получив плохое предсказание, делают вроде бы всё, чтобы избежать рока, а на самом деле с каждым шагом неумолимо его приближают. Для того чтобы успешно осуществить в отношении «бандерлогов» тайные намерения, лучше им их сразу сообщить. Разве эксперты не писали о вероятности возникновения Южного и Амвросиевского котлов задолго до того, как они появились? Писали, но в генштабе «збройных сил Украины», по-видимому, сочли, что это «вброс дезинформации». А потом, кто сказал, что политически значимой отвлекающей операцией в тылу «бандерлогов» может быть именно захват некого областного центра? Тут, как говорится, возможны варианты.

Андрей Воронцов

Просмотров: 3810
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Почему христианство на Руси запретило Гусли? Кто такие Боги? Переезд в деревню Крещение Руси — грандиозный политический обман! На каком языке говорила Западная Европа в XI-XV веках? Правда об Иисусе Христе, Магдалине, Иоане Крестителе и Тамплиерах