Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Откровения офицера ГРУ: 10 советов, как выжить во время войны Закон о «лингвистическом геноциде» грозит Украине появлением новых «народных республик» Пентагон вползает на восточный плацдарм Новое лицо войны
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Нужно ли создавать идеологические войска для гибридной войны?

Крайне важная и актуальная статья. И некоторая недосказанность вряд ли должна удивить: слишком нова для нас сама проблема, включая и её постановку.

Тем не менее жаль, что автор не сумел избавить читателя от ассоциации с ситуацией, возникшей у „лебедя, рака и щуки”. Может быть это как раз от того, что телега поставлена впереди лошади, идеология перед мировоззрением?!!

И всё равно - что-то делать в этом  направлении надо: телега должна двигаться. Направление же можно будет при необходимости подкорректировать. А пока что телега практически неподвижна (за исключением канала RT) - и мы во многом из-за этого проигрываем в современной гибридной войне.

***

Дмитрий Рогозин совместно с Генштабом сделал первый шаг к созданию сил по ведению гибридных войн. Шаг насколько необходимый, настолько же вынужденный: противостояние России со всем светом - это всерьёз и надолго, причём формат уже понятен: гибридные многофронтальные столкновения, переходящие в «горячую» фазу в малой точке, где в жестком режиме будет тестироваться общее состояние нашей страны – наша реальность надолго.

Это и есть то обстоятельство, которое требует уточнения понятия «холодная война» именно понятием гибридной. Мне это понятие кажется более адекватным, поскольку тестовая малая «горячая» война входит в этот режим как неотъемлемая составная часть.

Очевидно, что в холодной и гибридной войнах приоритет остается один: идеологический. Все остальное – медийные, психологические, стратификационнные, экономические, финансовые, юридические, дипломатические и т.д. – это уже механизмы, технологии.

Это крайне важное обстоятельство, которое будет определять не только наши технологии ведения войн, но и лидеров, руководителей этого процесса. И первая проблема, которая в связи с этим возникает следующая.

Несомненно, Генштаб уважаемая структура, но её прямая обязанность – вести «горячие войны». Нужно ли их обязывать вести интеллектуально-идеологические войны – с тонкими и хитрыми ходами, которые понятны только интеллектуалу? Я только представлю вменение изучать, допустим, антропологию Шелера как оружие, капитанам-ракетчикам или полковникам-танкистам. Или какими образом в войне против СССР был использован еврокоммунизм Сартра? Не знаю, как к этому отнесутся люди, у которых совершенно другие задачи.

Если интеллектуалы, идеологи, допустим, будут подчинены Генштабу, то смогут ли генералы руководить интеллектуалами – возникает вопрос о профессиональных приоритетах. Ведь интеллектуал, идеологи не имеют даже своего статуса в виде рода войск. А сервильный статус никогда не будет эффективным.

Это фундаментальное противоречие – вызовы в гибридной войне есть, а организованных сил для ведения их нет – становится болезненным для России.

Если гибридная война становится для нас мировым трендом надолго, то встаёт на повестку вопрос о формировании Доктринальных (или Идеологических) Войск Стратегического Назначения (ДВСН, или ИВСН). В соответствии с этим определяется система руководства с командованием, а значит соразмерным статусом. То есть это не просто сервильный очкарик перед генералом, а такой же генерал, с которым будет вестись разговор на равных. Это как минимум. А если учесть, что приоритет гибридной войны - идеологический, то сами обстоятельства и вызовы будут диктовать формат взаимного подчинения.

Важно понять следующее. Идеологические войска будут организовывать не только интеллектуалов, а массы, которые рвутся в бой. Часто очень неумело, потому что нет единого руководства и ориентиров. Зачастую идеологические колонны представляют собой разрозненные соединения, которые больше друг другу мешают, нежели друг другу и общему дело способствуют.

Разные идеологические силы, имея общий спасительный настрой, тем не менее, не оснащены знаниями, не владеют, если хотите, искусной казуистикой и зачастую друг другу противостоят.

Можно сказать совершенно определенно, что Генштаб и даже наиболее продвинутые специалисты из закрытых центров не имеют разработок по переформатированию разных идеологических колонн внутри страны: либералы намертво сцепились с консерваторами и коммунистами, между тем, есть технологии снятия этих антагонизмов в Целостном Учении, чтобы превратить части в единый фронт в гибридных войнах. Как говорится, войны на всех хватит, поэтому сначала нужно закончить воевать друг с другом.

Есть закон войны: если ты не закончишь войну внутреннюю, ты не сможешь победить во внешней. Пока мы не победим внутренние идеологические противоречия, наша гибридная война вовне будет напоминать попытки лепить снежки в 30-градусную жару.

Более того, идеологическими противоречиями будут пользоваться (и пользуются уже) больше наши противники, чем мы – идейным потенциалом этих частей. Ведь доподлинно уже известно, что нет плохих и нерабочих идей. Плохи их крайности, связанные с выходом за свои пределы. Когда часть, забывая о своей частности, претендует на целое, она, переходя свои границы, становится криминально-разрушительной.

То есть именно нарушение предметной меры идеологии или научной претензии становится оружием. Это значит нужно все идеологии опредЕлить.

Кто будет спорить с либерализмом, не переходящим в произвол? Кто будет спорить с марксизмом, если он превратится в малую кулуарную школу и не будет претендовать на коммунизм, кто будет оспаривать Сартра, если тот получит свою стратификацию как троцкиста, кто будет спорить с троцкизмом, если заставить последователей разъяснить, как мировое общество, которое должно возникнуть в результате перманентной революции, обойдется без мирового государства, а оно в свою очередь сумеет обойтись без ненавистного бюрократического аппарата.

И дать возможность троцкистам в лаборатории перегрызть друг другу глотки. Итак вопрос не только о противоречиях, но и боевой версии троцкизма будет снят. То же самое касается неприятельских проектов, которые обеспечили нам поражение в предыдущей войне, когда мы были СССР. Того же Карла Поппера можно использовать против массы сегодняшних мелких штатовских сателлитов, применив принцип политической верификации, а лучше принцип его ученика Имре Лакатоса – фальсификационизма, а еще лучше негативную диалектику франкфуртской школы Адорно.

Надо тоньше. Хитрее надо. Ведь не отменяет «горячую» военную хитрость Генштаб. Но поймет ли он военные хитрости в идеологической битве? Да и нужно ли? Пусть полевой офицер изучает гениальный манёвр Александра Великого в битве при Гавгамелах (331 г.д.н.э.), когда тот, имея в пять раз меньше войск, одержал победу над Дарием. Но зачем этому офицеру изучать идеолого-боевые ухищрения Сталина, который на стопроцентно антигосударственном марксизме строил гигантское государство?

Это просто другие войска по профессии, а значит, если мы не организуем отраслевые отношения войск, что всегда являлось большой загвоздкой в военном деле (даже если вспомнить спор в 20-х года – что будет решать битву – конница или танки?), то выдержать схватку в войне даже на ближних подступах – с бывшими «нашими» не представляется возможным.

Это значит нужно провести «гибридные» процессы внутри, а потом уже вовне. Хотя сформировать идеологический спецотряд на основе авангардных разработок вполне возможно и вовне. Во всяком случае, это заставить задуматься наших партнеров, как заставили сменить тон показательное выступление «калибров».

И здесь в полный рост становится кадровая проблема ДВСН.

Самым жёстким обоснованием водительства Генштаба интеллектуалами будет заключаться в анархизме интеллектуалов, которые, всегда претендуя на кастовость, как раз касту и не представляли. То есть организационного начала в интеллигенции нет вовсе.

Что делать? Как организовать разноидейных интеллектуалов, которые лелея «собственное мнение», просто непригодны для поставленной задачи на уровне непонимания её? Государственные службы часто обращаются в государственные Вузы за неформатными услугами, не отдавая себе отчет, что академические кафедральные люди, погрязшие в интригах и завязанные на индексы цитирования западных изданий, для этого не просто непригодны, даже вредны: какая гибридная война в атмосфере обмена мнениями и научными знаниями? Они вообще не поймут, что знание и идею нужно превращать в интеллектуальный удар и оружие. Сама постановка вопроса просто свернёт голову всей официально-академической квазикасте.

Налицо серьёзная проблема. Поэтому, может быть, Рогозин и логично действует, опираясь не на интеллект, а на организационную предсказуемость, к которой нужно будет интеллект приложить?

Но тогда интеллектуалам и идеологам, которые отдают себе отчёт, что необходимо переформатировать знания в боевое оружие, перековывать идеологические орала на мечи, нужно начать формировать ДВСН в имеющихся отраслевых рамках, но формируя, порождая в них собственные войска. В конце концов, ракетные войска, рождаясь в 30-х годах на пустырях в виде чуть ли не консервных банок, у краснознамённых конников тоже вызывали иронию.

И ничего. Все встало на свои места по результатам.

Надо тоже пройти этот путь.

Александр Волохов

Просмотров: 653
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто такие д’Арийцы и откуда они? Китайский луноход раскрыл ложь американцев про цвет Луны Расстрела царской семьи не было - Владимир Сычев Святой вечер — древнеславянский праздник встречи нового Кола Творца Пётр "Великий" - неудобная правда Змей-Горыныч - Мифы или реальность?