Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел Что сделает Россия с остатками Украины. И почему Ядерный чемоданчик для Порошенко
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

О Донбассе без пены на губах

В середине сентября 2015 года ВЦИОМ представил данные опроса, посвященного отношению россиян к западным санкциям в контексте украинского кризиса.

Судя по результатам, общественное мнение на данном этапе готово мириться с тем, какую цену платит Россия за свою принципиальную позицию.

Несмотря на последствия применения «экономического оружия», более двух третей опрошенных (69%) считают верным поддержку Россией ополченцев Донбасса, тогда как противоположного мнения придерживаются всего 17% респондентов.

При этом 56% не считают возможным отказать в помощи ЛНР и ДНР ради снятия ограничений, в то время как обратное допускают 25% участников опроса. Более того, жить в условиях экономических потерь ради продолжения внешнеполитического курса готов каждый второй (51%).

Можно высокомерно осмеивать социологию. Можно во всем винить государственную пропаганду, которая ежедневно «промывает» мозги россиянам. И то и другое, на самом деле, вторично. И на возможные сценарии развития событий вряд ли может повлиять.



Тем временем, на Украине также активно обсуждается судьба юго-восточных регионов. В частности, в августе 2015 года в «Зеркале недели» появился комментарий директора Национального института стратегических исследований (НИСИ) при президенте Украины, советника президента Владимира Горбулина. Он выделил пять сценариев того, что может быть с Донбассом.

Первый сценарий предполагает продолжение сопротивления украинцев «против российской агрессии», что вернет Украину в рейтинг ведущих держав мира; второй сценарий предусматривает окончательный отказ Украины от территорий; третий сценарий подразумевает примирение с Россией, признание автономии Донбасса и отказ от возвращения Крыма; четвертый сценарий заключается в «замораживании» конфликта как в случае Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, а пятый сценарий («ни войны, ни мира») делает возможным достижение максимального результата с наименьшими потерями, хотя и требует при этом терпения и времени.

Определенную пищу для размышлений дал и недавний визит Владимира Путина и бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони в Крым. В ходе поездки по полуострову Путин указал на роль минских соглашений и на важность установления прямых контактов между киевскими властями и руководством ЛНР и ДНР с тем, чтобы реализовывать данные договоренности.

Он также подчеркнул следующее: «В минских соглашениях прямо написано: и изменения в конституцию, и закон о местных выборах должны быть приняты по согласованию с Донбассом. Такого согласования не проводится — и это ключевая проблема.

Далее должен быть принят закон об амнистии и введен в действие уже принятый закон об особом статусе этих территорий». В принципе Путин и раньше высказывался в подобном ключе о разрешении украинского конфликта политическим и мирным путем, но в этот раз обратила на себя внимание вторая часть его высказывания.

В ответ на предложение одного из отдыхающих «забрать Донбасс» президент заявил: «Мы душой и сердцем с Донбассом, но, к сожалению, такие вопросы на улице не решаются. Это серьезные вопросы, которые касаются судеб всей России и людей, которые проживают в Донбассе». С одной стороны, Путин исключил вариант присоединения ЛНР и ДНР к РФ, но с другой стороны, намекнул, что их судьба в случае необходимости может быть решена в двустороннем формате, то есть без привлечения властей Украины.

В любом случае создается стойкое впечатление, что отказ от поддержки ЛНР и ДНР на повестке дня никоим образом не стоит. Тем более, в самих самопровозглашенных республиках все чаще ведутся разговоры о том, что после осенних выборов может быть назначен референдум о присоединении территорий к РФ. По этому поводу «ястребы» и «имперцы» ликуют и победно бряцают всем, что пока еще звенит, а «либералы» бьются в корчах. Тогда как и тем и другим нужно было бы утереть пену на губах и рассмотреть все возможные последствия и издержки каждого сценария, максимально прагматично, без эмоций.

Надо честно признать, что поддержание хрупкого мира в регионе наряду с его социально-экономическим обеспечением являются достаточно тяжелым бременем для России. Не надо этого отрицать. В частности, агентство Bloomberg, утверждающее, что имеет свой источник в администрации ДНР, подсчитало, что каждый месяц на Донбасс уходит около 37 миллионов долларов (2,5 миллиарда рублей).

Компания Stratfor, связанная с изучением мировой экономики и международных отношений, пошла еще дальше, дав оценку финансовому вкладу РФ в поддержку непризнанных республик: ежегодно Абхазия получает 300 миллионов рублей, Приднестровье — 100 миллионов, Южная Осетия — 100 миллионов, а 2,5 миллиарда — Донбасс.

Однако, дело не только в финансовых затратах, которые несет Россия, отправляя в ЛНР и ДНР деньги и гуманитарную помощь (с середины августа прошлого года в Донецк и Луганск было доставлено более 45 тысяч тонн грузов), и не только о международных санкциях (по недавним прогнозам МВФ их пролонгация будет стоить 9% ВВП России).

Позиция российского руководства по Донбассу по факту может грозить расколом для общества и элит: в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации на фоне санкций и дешевеющей нефти, а также закрытия «окна в Европу», старательно прорубленного предками, напряженность может только возрасти. В этой связи возникает вопрос об оправданности поведения России и целесообразности инкорпорирования ЛНР и ДНР в ее политическую, экономическую и культурную жизнь. Что получит Россия в случае присоединения республик? И оправдана ли цена такой «победы»?

По данным 2014 года в Донецкой области (площадь в 26,5 тыс. кв.км) проживало 4,35 миллионов человек, а в Луганской области (площадь в 26,6 тыс. кв.км) население насчитывало примерно 2,236 миллионов человек. Ресурсная база, включающая в себя уголь, месторождение сланцевого газа в Славянске, каменноугольный кокс, также значительна.

Тем не менее, здесь есть и обратная сторона. Так, источник, близкий к руководству ополчения, рассказал РБК, что сейчас на территории, контролируемой руководством ЛНР и ДНР, проживают 2–2,5 миллиона человек, из которых около 1 миллион человек — пенсионеры. Похожие данные были представлены и Российским институтом стратегических исследований (РИСИ): в Донбассе (на июнь 2015 года) живут примерно 3 миллиона человек, большую часть которых составляют пенсионеры и незащищенные слои населения.

Данная статистика вполне вписывается в реальность, так как наиболее состоятельная часть населения могла найти возможность покинуть зону конфликта. С точки зрения расширения границ, территории Новороссия, хоть и больше, чем Крымский полуостров (27 тыс. кв.км), но руководство ЛНР и ДНР контролируют лишь небольшую ее часть. Помимо этого, сомнительными преимуществами обладает и ресурсный комплекс: например, уголь в современном мире уже не имеет такого спроса, а Россия сама по себе обладает огромной территорией и запасом природных богатств.

Следовательно, материальные ресурсы для России особого интереса не представляют. И в тоже время нужно понимать, что с наступлением в регионе мира домой вернется большинство вынужденных беженцев, которые покинули дома в связи с началом военных действий, развязанных Украиной.

Таким образом, в перспективе Россия может получить от 3 до 4 миллионов новых граждан — русскоязычных, интегрированных в российскую культурно-историческую среду, полностью лояльных тем процессам, которые происходят в России. Принимая во внимание имеющиеся «демографические ямы» и слабую динамику воспроизводства собственного населения, такой «прирост» населения РФ за счет жителей Донбасса мог бы стать для России весьма существенным.

Во-вторых, включив ЛНР и ДНР в состав России, Москва могла бы потенциально получить новые регионы-доноры. Так, на Донецкую область приходится около 12,5% валового регионального продукта Украины (это второй результат после Киева). Более того, на основании статистических данных за 2013–2014 гг. он считался крупнейшим экономическим и финансовым центром востока Украины, самым богатым городом и лучшим городом для ведения бизнеса (согласно рейтингам украинских журналов «Фокус» и Forbes).

По объемам производства Донецк занимал второе место после Мариуполя и вместе с Макеевкой образовывал крупнейший на Украине Донецко-Макеевский промузел, в котором сосредоточены угольная, металлургическая промышленность и тяжелое машиностроение. Всего в городе работает около 200 промышленных предприятий.

Что касается Луганской области, то она обеспечивает 4,5% совокупного ВРП всех регионов Украины, там расположено около 30 промышленных предприятий, треть из которых приходится на машиностроение (ПАО «Лугансктепловоз» (входит в состав российской компании «Трансмашхолдинг»), авиационно-ремонтный завод, машиностроительный завод и другие), еще треть — на металлургию.

Исходя из этих факторов, некоторые эксперты считают, что данная область может приносить России 10 миллиардов долларов ежегодно.

Однако и здесь нужно трезво смотреть вещи.

Инфраструктура большинства предприятий относится еще к советскому периоду, поэтому, скорее всего, ее придется модернизировать, что потребует значительных денежных вливаний.

В-третьих, вхождение ЛНР и ДНР можно расценивать как платформу для борьбы с формированием из лимитрофов (в данном контексте — из государств, образовавшихся после распада Советского Союза) санитарного кордона с тенденцией превращения во враждебную России «санитарную империю».

В рамках подхода известного российского философа Вадима Цымбурского «великий межцивилизационный пояс, который тянется от Прибалтики через Восточную Европу и, охватывая Кавказ, постсоветскую Центральную Азию и так называемую Тибето-Синьцзяно-Монгольскую Центральную Азию, заканчивается в Корее, и дистанцирует Россию от силовых центров, сложившихся на платформах других цивилизаций».

В случае перехода частей данного пояса в зону влияния других государств Россия сразу же становится уязвимой перед лицом внешних угроз. Поэтому в геополитическом разрезе включение двух молодых республик — это, в какой-то степени, возвращение и закрепления влияния России на данном пространстве.

Действительно, исторически Россия была защитником славянского мира, поэтому сегодня у нее есть своя зона ответственности и интересы в международных отношениях. Стоит отметить, что на основании своих собственных интересов действуют и Соединенные Штаты, которые в обход международных институтов могут организовывать военные операции в любой точке мира (Югославия в 1999 году, Ирак в 2003 году).

Война на Украине не является делом рук России хотя бы потому, что после краха Советского Союза ее поведение было скорее реактивным, нежели проактивным: она никогда не нападала первой, а конфликт возникал исключительно вокруг цены на газ и исторического наследия. Военные действия выгодны, прежде всего, Соединенным Штатам (это подтверждает и американский политолог Джон Миршаймер, утверждая, что США и их западные союзники спровоцировали кризис на Украине, чтобы выбить ее из российской зоны влияния), которые пытаются ослабить Россию и вместе с тем дестабилизировать ситуацию в Европе.

Поэтому, приняв вызов на Украине в этот раз, Россия не может с легкостью выйти из этого конфликта, так как понесет еще большие издержки, чем те, которые она несет, поддерживая Донбасс и отстаивая свои интересы в отношениях с Украиной. Уходя со сцены, Россия не только потеряет свое лицо, но и затем будет вынуждена пойти на уступки, начиная от расширения НАТО на восток и заканчивая отказом от своего права на лидирующую роль в мире, на право быть одним из столпов нарождающегося миропорядка.

В-четвертых, сценарий присоединения ЛНР и ДНР выгоден с военной точки зрения. Россия сможет обезопасить свои границы на Западе, разместив на территории Донбасса военные подразделения (кстати говоря, военное присутствие РФ есть во всех непризнанных республиках на постсоветском пространстве), что особенно важно в условиях нарастания потока мигрантов с Ближнего Востока и Северной Африки. Как сообщили в начале сентября западные СМИ, под видом беженцев на территорию Европы проникло, только по официальным данным, порядка 4 тысяч боевиков террористической группировки «Исламское государство».

Кроме того, Россия сможет противостоять ускоренному созданию Соединенными Штатами системы противоракетной обороны (ПРО) на европейской территории.

Вместе с тем присоединение Донбасса повлечет за собой и ряд негативных последствий. Речь идет, в первую очередь, об ужесточении санкций со стороны западных государств, которое затем приведет к усилению изоляции России на международной арене. Более того, России предстоит восстанавливать инфраструктуру Донецка и Луганска, разрушенную в ходе войны с Украиной, что также бременем ляжет на российских налогоплательщиков.

Существуют также опасения последующего ухудшения отношений России с ее партнерами по интеграционным объединениям, в частности ЕАЭС, ШОС, СНГ и ОДКБ. Разного рода алармисты всерьез считают, что присоединение ЛНР и ДНР будет расценено другими постсоветскими государствами как попытка России вмешиваться в дела других государств, то интеграционные объединения могут дать трещину. Но как раз в этой части опасения более чем надуманные.

С точки зрения экономики приток в ЕАЭС трех с лишним миллионов новых пользователей — это как раз благо для всех участников Союза. Евразийский союз полноценно сможет существовать только в том случае, если совокупно его население будет в состоянии сделать рентабельным внутренний рынок.

А что касается озабоченности вопросами «независимости» и «суверенитета», здесь у партнеров России нет никаких поводов для беспокойства. Казахстан — как один из главных партнеров — является как раз примером эффективной политики по интеграции русскоязычного населения в свою государственность и соблюдения подлинно партнерских принципов в отношении с Россией в части взаимных стратегических интересов.

В любом случае, на данный период времени Россия предпочитает не делать резких движений в отношении как Украины, так и ЛНР и ДНР. Это связано с тем, что в ближайшее время Владимиру Путину предстоит посетить весьма значимое международное мероприятие. Он будет возглавлять российскую делегацию на 70-й сессии Генеральной Ассамблее ООН и впервые за 10 лет выступит на заседании.

По сообщениям министра иностранных дел России Сергея Лаврова, Путин затронет весьма актуальные темы, а именно урегулирование ситуации в Сирии, украинского кризиса и проблемы санкций, а также призовет отказаться от двойных стандартов в борьбе с терроризмом.

Поэтому ничто не должно помешать президенту, находясь за трибуной ООН, донести до мирового сообщества свое видение ситуации. Кроме того, судьба ЛНР и ДНР будет все четче вырисовываться по мере приближения 18 октября, дня выборов в органы местного самоуправления.

Вадим Самодуров,управляющий партнер Агентства стратегических коммуникаций.

Просмотров: 1756
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Коловрат символ Солнца Куда прячут славянские древности? Сталинград — док/фильм о Сталинградской битве в ВОВ Этимология Руси Расстрела царской семьи не было - Владимир Сычев Советы по выживанию на случай войны