Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение: Новости политики за 25 января 2020 (7528) Лукашенко, не разгибаясь, грозит России войной С лета на Украине начнётся «мовна АТО» Политическое Обозрение: Новости политики за 26 января 2020 (7528)
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

О чем не договорились в Париже Путин и Зеленский

«Минск-2», скорее, мёртв, чем жив, транзит газа под вопросом

Переговоры лидеров «нормандской четверки» в Париже затянулись до глубокой ночи, совместную пресс-конференцию Путин, Меркель, Макрон и Зеленский провели на несколько часов позже, чем планировалось изначально. После беседы за круглым столом президенты России и Украины больше часа общались с глазу на глаз, причем в дискуссии поучаствовали представители «Нафтогаза», «Газпрома» и профильных министерств двух стран (нетрудно догадаться, что речь шла о заключении нового транзитного контракта). Затем «четверка» снова собралась за ужином и долго не выходила к прессе.

ВАЖНО: Итоги нормандской встречи. Аваков становится «гарантом стабильности» режима

Все это давало надежду на положительный исход переговоров. Но Макрон, который первым взял слово на пресс-конференции, сразу расставил все точки над «і»: по одному из ключевых вопросов мирного урегулирования в Донбассе договориться не удалось.

По словам Ангелы Меркель, конкретных договоренностей всего три.

Во-первых, стороны условились установить полное и всеобъемлющее прекращение огня на линии фронта до конца 2019 года. По сути, речь идет о новом перемирии. Чем оно отличается от всех предыдущих, которые срывались буквально за считанные часы, остается только гадать.

Во-вторых, планируется улучшить наблюдение за этим самым режимом прекращения огня: отныне миссия ОБСЕ будет мониторить ситуацию 24, а не 12 часов в сутки. Опять-таки, непонятно, каким образом это поможет остановить кровопролитие. В самой мониторинговой миссии не раз подчеркивали, что миротворчеством они не занимаются, их дело — фиксировать обстрелы. Что ж, теперь информации об обстрелах станет больше. Кому от этого легче?

В-третьих, через четыре месяца лидеры «нормандской четверки» проведут еще одну встречу, чтобы сверить часы и обсудить политическую часть Минских соглашений — здесь никаких точек соприкосновения нет вообще. В итоговой декларации говорится лишь о заинтересованности в согласовании всех политических положений.

Зеленский подписался под словами Меркель и добавил еще несколько деталей: появился некий обновленный план разминирования территории Донбасса и согласованы три дополнительные зоны разведения войск.

До 31 декабря этого года стороны также собираются завершить процесс обмена пленными по принципу «всех на всех». Вот, собственно, и все компромиссы. Дальше Зеленский настоял на возвращении Киеву контроля над российско-украинской границей и перечислил свои «красные линии»: невозможность федерализации Украины, недопустимость иностранного влияния на вектор развития страны, недопустимость уступок по территориальной целостности. Макрон, который поначалу мило улыбался, под конец речи Зеленского заметно погрустнел…

Путин подчеркнул, что в итоговом совместном документе по результатам встречи подчеркивается необходимость неукоснительно соблюдать Минские соглашения. Своего украинского коллегу он призвал начать прямой диалог с другой стороной конфликта (то есть с Донецком и Луганском) и не затягивать с реализацией политической части «Минска-2»: продлить закон об особом статусе ОРДЛО, внести изменения в Конституцию, провести амнистию. 

Еще один важный месседж Путина — увеличить количество пунктов пропуска на Донбассе, чтобы облегчить жизнь местных жителей. Если бы планы провести местные выборы в Донбассе уже осенью 2020 года, как этого хочет Зеленский, имели хоть какую-то перспективу, строить новые пункты въезда-выезда сейчас было бы неразумно. Так что президент РФ всерьез эти планы не рассматривает.

Все стороны, как и положено, назвали переговоры успешными и продуктивными. Но по факту нормандский саммит оказался не очень результативным. Путин и Зеленский, очевидно, не продвинулись дальше того минимума, о котором предварительно договорились по линии своих внешнеполитических ведомств. Целый ряд важнейших вопросов остался за кадром. Украина по-прежнему рвется к границе, игнорируя 9-й пункт Минских соглашений, а Москва ожидаемо не идет на уступки.

Неясно, готов ли Киев закреплять особый статус Донбасса в Конституции. Не было сказано ни одного слова о возможном снятии или ослаблении блокады Донбасса.

Прямые переговоры Киева с Донецком и Луганском, судя по всему, тоже остаются для Зеленского табуированной темой, хотя министр иностранных дел России Сергей Лавров отмечал, что Москва будет призывать Украину разговаривать с мятежными регионами без посредников. По информации некоторых СМИ, Путин предлагал развести войска по всей линии фронта, но Зеленский эту идею не поддержал.

Все то, о чем договорились лидеру «нормандской четверки» — это вопросы чисто технического характера. Чтобы разобраться с ними, встречаться в Париже было совершенно не обязательно. Стороны и раньше объявляли перемирия, обменивались пленными и разводили войска на линии разграничения. Понимая это, президент России сидел перед журналистами со скучающим видом. Теперь не факт, что новый саммит через четыре месяца вообще состоится. Организовывать еще одну встречу ради встречи Путин явно не намерен.

Никакой реальной дорожной карты имплементации Минских соглашений у Зеленского нет. На родину он везет красивые рассказы о том, что не перешел ни одну «красную линию» и не сдал интересы Украины. Точно так же переговоры с Путиным, Меркель и Олландом заканчивал Порошенко. До тех пор, пока Кремль не отказался иметь с ним дело.

Для Зеленского первая встреча лидеров «нормандской четверки» проходила на пике его популярности. Деятельность президента Украины, несмотря на негативные тенденции последних месяцев, по-прежнему одобряют большинство его соотечественников. Через четыре месяца у него уже не будет такой электоральной поддержки. И едва ли он сможет выполнить политическую часть «Минска-2», даже если возьмет на себя такие обязательства — слишком серьезным обещает быть сопротивление внутри страны.

Примечательно, что в ходе пресс-конференции лидеров «четверки» ни Путин, ни Зеленский не говорили об энергетике. Даже слово «газ» из их уст ни разу не прозвучало, пока эту тему не подняли журналисты. Тогда украинский президент выразил надежду на заключение нового транзитного договора, а Путин акцентировал внимание на прямых поставках голубого топлива Украине. До этого исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко красноречиво подвел итоги консультаций: «Договорились договариваться». Словом, прорыва не получилось, а до нового года времени остается совсем немного времени…

«Минск» так и остался полуживой клячей, которую лидеры «нормандской четверки» запрягают в повозку, пытаясь убедить окружающих, что она вот-вот тронется с места. Могло ли быть иначе? Дело здесь даже не в позиции Зеленского, который отправился в Париж пересматривать Минские соглашения (хотя прекрасно понимал, что Путин с этим не согласится). Проблема куда глубже.

Незадолго до нормандской встречи фонд «Демократические инициативы» совместно с Киевским международным институтом социологии (КМИС) провели социологическое исследование, которое растиражировали многие украинские и российские СМИ. Как выяснилось, почти три четверти респондентов (72,5%) готовы идти на компромиссы с Россией ради достижения мира на Донбассе. При этом подобающее большинство из них — 58,5% - считает допустимыми не все уступки. Какие именно? При попытке ответить на этот вопрос начинается самое интересное.

Социологи предложили участникам опроса большой и вполне реалистичный список возможных компромиссов (большинство из которых, впрочем, никакими компромиссами не являются — это требования одобренных Киевом и Совбезом ООН Минских соглашений). И выясняется, что ни один из вариантов украинцев не устраивает. Ни один!

Наименьшей поддержкой пользуется «проведение местных выборов на условиях, которые требуют боевики», то есть на условиях того же «Минска-2» — ничего сверх этого «боевики» не требуют.

Абсолютное большинство опрошенных также отвергло изменения в Конституции, предоставление русскому языку статуса государственного, полную амнистию участников боевых действий, формирование силового блока отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) исключительно из местных кадров. Относительное большинство посчитало неприемлемым внеблоковый статус Украины, согласие на особые отношения Донбасса с Россией, проведение прямых переговоров с руководством ЛДНР и прекращение блокады.

На этот парадокс мало кто обратил внимание: украинцы готовы идти на компромиссы, но ни один из возможных компромиссов не считают приемлемым. Впрочем, результаты опроса не покажутся такими странными, если учесть, что вопрос прекращения войны на Украине просто не актуализирован.

По большому счету, все эти годы доля лукавства была в каждом социологическом исследовании, которое показывало, что мир является для жителей этой страны главным приоритетом. Из предложенного перечня насущных проблем люди выбирали конфликт на Донбассе, руководствуясь некими соображениями этического и морального характера. Сделать это — значит, расписаться в своей «нормальности». Потому что не могут для нормального человека цифры в платежках за коммунальные услуги и коррупция в больницах быть важнее войны. Но если копнуть глубже, то выясняется, что конфликт в Донбассе для большинства респондентов является чем-то непонятным.

За это стоит поблагодарить Петра Порошенко. В годы его президентства власть старательно «подсвечивала» тему войну и не менее старательно игнорировала вопрос установления мира. Серьезных дискуссий о том, как остановить кровопролитие, не велось ни в средствах массовой информации, ни в экспертном сообществе, ни в стенах парламента.

Как утверждает украинский политолог Михаил Погребинский, большинство народных депутатов предыдущего созыва даже не читали текст Минских соглашений и закона об особом статусе Донбасса, который они же принимали. Что уж говорить о рядовых гражданах?

В результате загадочный «Минск-2» становится благоприятной почвой для отвратительных манипуляций. Тот же Порошенко вместе с лидерами двух других парламентских фракций подписывает заявление «о недопущении нарушения национальных интересов Украины», в котором говорится, что выборы до установления контроля над границей проводить нельзя. Хотя сам давал добро на подписание Минских соглашений, где граница идет после выборов! Это ли не чистосердечное признание в государственной измене? Но Петр Алексеевич невозмутим. Он-то знает, что подобающее большинство его соотечественников Минские соглашения не читали. Можно вешать им на уши любую лапшу.

У Украины было пять лет, чтобы прийти к некому общенародному консенсусу по вопросу реинтеграции Донбасса (или «развода» с Донбассом — у этого варианта тоже немало сторонников). Она этого не сделала. Попытки актуализировать тему войны и мира при Зеленском тоже не предпринимаются. Поэтому трудно понять, что имел в виду президент Украины, когда говорил о своей «сильной позиции» перед встречей лидеров «нормандской четверки». В Париж он отправился как лидер страны, которая не знает, чего она хочет.

Жителям Донбасса остается только надеяться, что разведение сил все-таки произойдет по всей линии фронта. Если Зеленский не в состоянии добиться мира, то пусть хотя бы остановит кровопролитие. Ни на что большее он, видимо, не способен.

Донецк

Алексей Ильяшевич

Просмотров: 1003
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Древние Славянские имена Неизвестная история России Амарант - хлеб славян Один против тысяч или боевая магия витязей Коляда, Корочун - праздник новолетия у славян Являлся ли хан Батый князем Ярославом?